Ссылки для упрощенного доступа

26 Апрель 2017, Бишкекское время 10:13

Для нашей страны, которая считает каждый заемный доллар, но мало что делает для рационального использования этого доллара, огромным событием является использование 1 млрд долларов Кыргызско-российского фонда развития. Из этой суммы 500 млн - это уставной капитал фонда, другие 500 млн долларов - заемные средства.

Уверен, читатели осведомлены о предыстории - фонд создан в 2014 году по соглашению между правительствами Кыргызстана и России, подписанного в рамках нашего вступления в ЕАЭС. Фонд должен был содействовать адаптации нашей экономики к условиям ЕАЭС.

В целом, это адекватная мера, хотя сумма компенсации в 1 млрд для меня кажется мизерной по сравнению с тем, какие средства лидеры Евросоюза (ЕС) - Германия и Франция - вливали в новых членов ЕС с периферии - Грецию, Италию, Испанию и так далее. Да-да, за амбиции стать снова международной державой нужно платить, и платить много.

Кроме того, думаю, вы все помните, что между созданием фонда и началом финансирования проектов прошел год с лишним, что заставило нашего президента даже поменять менеджмент фонда. Не говоря о том, что средства фонда хранятся в российских банках и фондах, поскольку наши российские друзья не доверяют хранение средств в Кыргызской Республике. Ну, да ладно. Я хотел поразмыслить о другом в этой колонке.

Создатели фонда утверждают, что РКФР такой же международный финансовый институт (МФИ), как Всемирный банк, Международный валютный фонд, Азиатский банк развития и так далее. Следовательно, представители фонда имеют дипломатический иммунитет, освобождены от уплаты налогов, имеют право получать зарплату как «белые люди» без ее декларирования.

Хорошо. Уже подписали соглашение, придали статус, но что мы можем поделать, кроме как поразмышлять? Подразумевает ли это, что РКФР, как заявляют его представители, является МФИ, то оно кроме прочих бизнес-проектов, как и другие МФИ будет осуществлять реализацию проектов по продвижению прав человека? Какие вектора они намерены развивать? Какие новые стандарты в финансовой, бизнес-этике, менеджменте они намерены внедрить у нас?

Если да, то было бы интересно о них узнать. Ведь эмпирические данные Всемирного банка и Международного валютного фонда показывают, что экономическое развитие должно идти параллельно с продвижением прав человека и улучшением стандартов жизни, снижением бедности.

Конечно, фонд создан недавно, поэтому было бы преждевременным требовать результаты и тем более обвинять их в преследовании нео-империалистических целей. Последнее было бы недопустимо для руководства нашей страны, если они пренебрегли будущим нашей страны и не углядели цели фонда противоречащие нашим национальным интересам.

Но первичный анализ финансируемых проектов фондом, показывает, что превалирующая часть кредитов идет в животноводство и растениеводство. См.карту 1.

Это, конечно, неплохо, учитывая, что сельское хозяйство является сферой трудоустройства в Кыргызстане. Но согласитесь, что в эру генетически модифицированных организмов (ГМО) и супер-конкурентного агросектора Китая, Южной Корей, Новой Зеландии и других стран, у нашей мало шансов стать мировыми лидерами.

Президент намерен достичь заложенных в Национальную стратегию устойчивого развития (НСУР) целей, а именно, «до 2017 года создать более 350 тысяч дополнительных рабочих мест, а это значит, что в каждой семье должен быть как минимум один работающий. При этом средняя заработная плата в экономике возрастет с 11,5 тыс. сомов до 26 тыс. сомов». Однако нынешняя картина немного не сходится с тем, что он обещал в НСУР и тем, что он делает на практике.

Я думаю, наше политическое руководство догадывается, что политика президента ведет нас к превращению в сырьевой придаток старого-нового колониального центра.

Следовательно, это путь в никуда. Так же, как и идея по переносу, якобы, простаивающих китайских предприятий в КР. Я писал об этом ранее.

Нужно срочно понять, что век развития через аграрную сферу и тяжелую индустриализацию прошел. Это век новых технологий, услуг и знаний. Нежели, чем становиться сырьевым придатком на уровне subsistence economy, нашему обществу нужно инвестировать и развивать сферы услуг: финансовых, образовательных, туристических, информационных, человеческих.

Даниэль Кадырбеков, политолог, выпускник Университета Кобе (Япония).

Нашего автора можно найти в Твиттере @DanielK1J.

Тексты в рубрике «Особое мнение» не отражают точку зрения радио «Азаттык».

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG