Ссылки для упрощенного доступа

18 января 2017, Бишкекское время 19:58

«Увидимся на том свете». Присоединившиеся к ИГ таджикистанцы перестали звонить родным


Таджикские «джихадисты», воюющие в Сирии и Ираке, перестали звонить своим родным.

Майрамби Олимова, жительница города Куляба, последний раз разговаривала с находящейся в Ираке дочерью этим летом. Ее дочь Гулру уехала в Сирию вместе с мужем и тремя детьми в январе 2015 года. Они прибыли в Турцию из России, посредники переправили их в Сирую. Муж Гулру был убит спустя полгода, четвертый ребенок в семье родился уже после смерти отца.

Майрамби Олимова говорит, что год назад ее дочь и внуки были переправлены из охваченного войной Манбиджа в иракский город Мосул. «Она сказала, что возможно это ее последний звонок, ситуация сложная, бомбят город почти каждый день», - сказала Майрамби Олимова. По словам матери, во время последнего разговора Гулру на всякий случай попрощалась с ней, сказав «если не позвоню, значит, увидимся на том свете».

Майрамби не верит, что семья дочери находится в безопасности – в Мосуле идут ожесточенные бои между правительственными войсками и террористами группировки «Исламское государство».

Youtube, Facebook и Одноклассники в 2015 году боевиками - уроженцами Таджикистана, превратились в площадки для пропаганды идей «Исламского государства» и вербовки молодежи в ряды этой запрещенной в ряде стран группировки. В видеосюжетах, размещенных в социальных сетях, звучали также угрозы и оскорбления в адрес властей.

В начале этого года руководство «Одноклассников» вынуждено было закрыть странички боевиков и удалить все их видеосюжеты.

Парвиз, он же "Абу Довуд"

Во всемирной паутине более всего усердствовал Парвиз Саидрахмонов, который из Москвы уехал в Ирак. Вступив в ряды «Исламского государства», он поменял свое имя на «Абу Довуд».

Парвиз распространял в социальных сетях пропагандистские ролики группировки, в том числе, заявления беглого экс-командира ОМОН МВД Таджикистана полковника Гулмурода Халимова. Но в конце прошлого года «Абу Довуд» вдруг исчез. Появился в сети он только один раз - в июне нынешнего года, после опубликованной истории о том, что его четырехлетняя дочь Сумая приняла таджикского певца Шахриёра Давлата за своего отца. Сумая потребовала от бабушки привести к ней ее отца. «Шахриёр - мой папа. Люблю его. Он будет петь для меня песни. Хочу, чтобы он жил с нами и никуда не уезжал», - говорила девочка. Известный певец, который, кстати очень похож на Парвиза, пришел проведать Сумаю.

Видеосюжет Радио Озоди о встречи Шахриёра Давлата с Сумаей, взбесил «Абу Довуда». В своем видео-послании он назвал видеоролик «провокацией». «Если Вы, распространяя слухи о моем исчезновении и видеосъемками моей мамы и ребенка, надеетесь сбить меня с пути джихада, то глубоко ошибаетесь – мы пойдем до конца», - угрожал Парвиз - «Абу Довуд».

По словам его матери Мухаббат Махмудовой, сын уже год как не звонит им - это случилось после того как родители отказались поехать к нему в Ирак.

Салом Юнусов

Больше полгода не имеет сведений о судьбе 11 близких людей и житель района Хамадони Салом Юнусов – два года назад его сын и зять вместе со своими женами и детьми уехали в Сирию, примкнув к группировке «Исламское государство». Он говорит, что слышал о смерти сына и тяжелом ранении зятя, но последние полгода ни дочь, ни невестка не дают о себе знать. Сайфиддин Косимов, 71-летний житель Фархорского района, двое сыновей которого Файзиддин и Сангак погибли в Сирии, больше года ждет весточки от невестки и четверых внуков.

Трудная дорога домой. Когда побег из ИГ смертельно опасен

Ноа Таккер, аналитик Радио Свободная Европа/Радио Свобода по вопросам Центральной Азии говорит, что согласно исследованиям международных организаций, боевики из Центральной Азии занимают занимают низшую ступень в иерархии группировки ИГ, поэтому их отправляют на линую фронта. По свидетельству курдских боевиков, на передовой они чаще всего обнаруживают тела террористов-выходцев из Центральной Азии.

Власти Таджикистана заявляют, что в 2016 году случаев присоединения граждан страны к экстремистским и террористическим группам было намного меньше, а все дела, которые рассматривались в судах на протяжении года, относились к 2015 году.

Бободжон Каюмов, который после 5 месяцев пребывания на сирийской территории вернулся на родину, говорит, что дороги, ведущие из Турции в Сирию, заблокированы. «Группировка «Исламское государство» потеряла контроль над почти всеми участками сирийской-турецкой границы. С другой стороны, все попытки побега строго пресекаются командирами группировки. Но и тот, кто сумел покинуть подконтрольную ИГ территорию, вряд ли доберется до турецкой границы – местность контролируется либо сирийскими правительственными силами либо бойцами «Джабхат-ан-Нусра», - говорит он.

В этом году было только одно «громкое» присоединение к ИГ – в феврале Хумайро Мирова, пресс-секретарь Таможенной службы Таджикистана, вторая жена беглого полковника Гулмурода Халимова, вместе с четырьмя детьми уехала в Сирию.

Мухаммадризо Халифазода, официальный представитель Генпрокуратуры Таджикистана, в беседе с нами подтвердил, что в этом году лишь небольшое количество таджикистанцев примкнуло к террористическим группам в Сирии и Ираке.

Таджикский эксперт Фаридун Ходизода, считает, что «джихадисты», скорее всего, стали более осторожными и ищут новые пути связи с родными. Некоторые из них дают о себе знать через живущих в России земляков-мигрантов. Они таким образом стараются обезопасить живущих в Таджикистане родных и близких, говорит эксперт.

Фаридун Ходизода

По официальным данным, около 1100 жителей Таджикистана отправились на боевые действия в Сирию и Ирак. Но наш источник в МВД Таджикистана поведал, что число таджикских «джихадистов» превышает 2 тысяч человек, против 1090 из них возбуждены уголовные дела. Многих "джихадистов" уже нет в живых, но уголовные дела против них не прекращены из-за того, что нет достоверной информации об их смерти. По официальным данным, на чужой войне погибли более 150 уроженцев Таджикистана.

Материал Таджикской службы РСЕ/РС.

XS
SM
MD
LG