Ссылки для упрощенного доступа

27 Март 2017, Бишкекское время 06:42

Так называемый законопроект о блогерах, который как-то странно инициировали и отозвали Дастан Бекешев и Алтынай Омурбекова, является показателем настроения представителей властей, депутатов. Все тяжелее становится им терпеть критику в социальных сетях. И руки чешутся ввести цензуру.

Дастан Бекешев уже создал опасный прецедент, по его иску впервые кто-то был осужден за пост в Facebook. Видимо, он решил пойти дальше.

Государственное регулирование контента в социальных сетях должно быть минимальным, касаться вопросов национальной безопасности, максимально обоснованным и продуманным. Что это значит?

Социальные сети – это площадка, где люди имеют возможность выражать свое мнение, комментировать происходящее, дискутировать и поддерживать связь с друзьями, единомышленниками. В международной практике "мнение" как таковое освобождается от ответственности, если не является оскорбительным и не содержит клеветы. То есть, люди вправе выражать свою точку зрения о работе госорганов, депутатов, бизнеса и т. д. Действующее законодательство и без того позволяет всем гражданам защищать свою честь и достоинство в суде, в том числе, и из-за постов в социальных сетях. Прецедент с Бекешевым – яркое тому доказательство. Дополнительного регулирования социальные сети не требуют. Это мера излишняя, я ее трактую как введение официальной цензуры.

Касается ли законопроект вопросов национальной безопасности? Нет! И даже если бы касался, это не означало бы автоматически, что он обоснован.

Продуман ли закон? Это самая главная беда наших депутатов - инициируемые ими законы не имеют механизмов исполнения, не подкреплены ресурсами. Есть ли сегодня у государства средства и человеческие ресурсы, чтобы отслеживать все посты в социальных сетях, вести реестры блогеров, подсчитывать число их подписчиков. Как они заставят блогеров эти данные предоставлять? Как избежать фальсификации данных? Если даже все ресурсы буду направлены на обслуживание репрессивной машины, насколько пострадают другие сферы, где реально нужно государственное вмешательство, например, борьба с терроризмом, коррупция и т. д. Вопросов больше, чем ответов.

Для чего тогда нужно создавать дополнительный репрессивный закон?

На протяжении года депутаты сами или по указке придумывают варианты «борьбы» с так называемыми блогерами, людьми, к чьему мнению прислушиваются, лидерами гражданского общества. Традиционные СМИ, те, что находятся под влиянием аппарата президента, не представляют угрозы. Независимые СМИ, в основном, соблюдают законы и журналистскую этику, материалы подают сбалансированно, хотя тоже подвергаются нападкам со стороны властей, некоторые завалены судебными исками и т. д. Остаются блогеры, которые свободно выражают свое мнение. Могут распространять информацию, которую другие СМИ не могут публиковать по разным причинам.

Свобода слова находится под угрозой. Представители власти, которые говорят о том, что интернет-контент регулируется законами во всем мире, забывают сказать о том, как там защищено одно из основных прав человека – на свободу слова. Мы боремся за единственную возможность выразить свое мнение, боремся за плюрализм мнений, за доступ к альтернативной информации.

Нам нельзя расслабляться. Законопроект, может, и отозван, но он может быть переформатирован и спущен к нам в новом виде. Возможно, душители свободы слова тестируют общественное мнение. Тенденция поиска возможностей давления на контент в социальных сетях продолжается. Отступлений еще не было.

Медиаэксперт Гульнура Торалиева

Тексты в рубрике «Особое мнение» не отражают точку зрения радио «Азаттык».

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG