Ссылки для упрощенного доступа

27 Март 2017, Бишкекское время 06:40

В закрытых учреждениях Кыргызстана продолжают выявлять факты пыток. Как привлечь к ответственности виновных, каким образом и кто должен помочь пострадавшим? Об этом "Азаттык" побеседовал с судебным экспертом, психиатром Тынчтыкбеком Асановым.

"Азаттык": Вы реализуете обучающие проекты для психиатров в Бишкеке и Оше при поддержке фонда "Сорос-Кыргызстан". Специалисты часто заявляют, что факты пыток сложно доказать, так как их скрывают. Телесные травмы еще как-то... А как доказать нанесение психологической травмы? Это вообще возможно?

Асанов: Возможно, поэтому и обучаем психиатров. Телесные травмы можно быстро вылечить, а психологическая может остаться на всю жизнь.

Для этого пострадавший должен обо всем рассказать сам. А мы обучаем психологов и психиатров, как вести с ним разговор, как грамотно запротоколировать это на бумаге. В проекте также принимают участие юристы и социальные работники.

"Азаттык": Чаще всего говорят о пытках в закрытых учреждениях милиции, куда для проверок не каждый имеет доступ . Как действовать в таком случае, чтобы выявить такие факты?

Асанов: У нас есть Национальный центр по предупреждению пыток, сотрудники которого имеют доступ к закрытым учреждениям. Во-вторых, по завершении следствия дело передается в суд. Если адвокат сможет детально и убедительно описать случай, суд может назначить экспертизу.

Конечно, сложно засвидетельствовать непосредственно момент пыток, но и позже специалисты могут "разглядеть" пострадавшего от них человека.

"Азаттык": Как и где проводится документирование фактов пыток?

Асанов: При назначении судебной экспертизы документирование проводится специалистами соответствующей службы. При несогласии с их данными адвокаты могут обратиться к альтернативным службам или независимым экспертам.

"Азаттык": А есть в стране так называемые независимые специалисты?

Асанов: Наш проект при поддержке фонда "Сорос-Кыргызстан" как раз и направлен на увеличение числа независимых специалистов.

"Азаттык": Их услуги оплачиваются?

Асанов: Бесплатных услуг не бывает. За все нужно платить. Чаще всего такого рода услуги оплачивают неправительственные организации.

"Азаттык": Как часто пострадавшие требуют привлечь к ответственности своих обидчиков, применявших пытки и нем самым нанесших травмы их психике?

Асанов: До 2014 года подобных экспертиз не проводилось. Только с 2014 года я принимал участие в 15-16 комиссиях в качестве независимого специалиста. В частном порядке обратились больше 40 человек. И таких становится все больше.

Небольшой прогресс есть. Но как сложится ситуация в будущем, предсказать сложно.

"Азаттык": Какие меры наказания предусмотрены виновным в случае подтверждения фактов пыток?

Асанов: Есть отдельная статья по пыткам. В 2009 году пытки были включены в перечень тяжких преступлений.

Судебные решения предполагают привлечение к ответственности и выплату компенсации. Но случаев выплаты компенсации за нанесение психологической травмы пока не было.

В настоящее время все больше заявлений касаются компенсаций за причинение морального вреда.

"Азаттык": Кыргызстан брал на себя международные обязательства по предупреждению пыток. Какую оценку ситуации вы дали бы в качестве специалиста? На что должны обратить внимание власти?

Асанов: Подвижки есть. На сегодняшний день все органы, кроме милиции, признают наличие фактов пыток в своих учреждениях. Только милиция заявляет, что у них "нет никаких пыток, об этом заявляют только правозащитники".

Но властям лучше признать, что пытки в стране имеют место. Может быть, после реформы милиции, они прекратятся.

YrU

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG