Ссылки для упрощенного доступа

22 Март 2019, Бишкекское время 22:17

«На марше были смелые женщины. Вы думаете нас всего 400 человек?»


Участники марша 8 марта.

Вернемся к традициям, о которых вы все это время талдычите. Вернемся к традициям, которые, как вы считаете, мы теряем. Вернемся к истории и к эпическому сказанию «Манас».

«Манас» если и учит чему-то, то не повторению ошибок. И если вы не знаете, что такое «Манас», то я вам скажу, что «Манас» - это национальная трагедия.

Сколько отрицательных мужских героев в эпосе? Великое множество! Сколько раз Манас призывал к миру, человеколюбию, дружбе, справедливости? Великое множество! Сколько раз его провоцировали на развязывание войн? Тысячу раз. Сколько раз не оповестят, не вышлют письма, сталкивают лбами, наговаривают, подставляют, заграждают путь, не дают ходу? Множество раз. Сколько раз Манаса спасали его сподвижники от заранее заготовленной смерти? Множество раз.

Сколько раз Манас призывал к «айкөлдүк» - благородству и великодушию? Вот столько раз его и предавали. Вы гордитесь национальным эпосом и героями. Но кто вы сами - Конурбай, Жолой, Нескара?

Нет уж, никто из нас не Манас, но вы уж точно те самые - отрицательные герои в сказаниях. Мыкаачы, ач коз, коро албас – вот такие есть слова, подходящие к тем самым героям, мужчинам, интриганам.

Вернемся теперь к женщинам, рвущим на себе волосы из-за якобы утраты традиций. Вы пишете, мол, как мы могли использовать образ Курманжан Датки? Как мы могли так обесчестить историческую личность и память о ней? А кто-нибудь среди вас знает путь Курманжан Датки? Или вы видите перед собой только пожилую женщину в элечеке?

Разве вы не видите молодую Курманжан: смелую, решительную, не боящуюся ничего? Нет? Разве вы не знаете, что мужчины и женщины все равно не хотели прислушиваться даже к замужней Курманжан Датке? Ее игнорировали из-за пола, мужчины-сподвижники Алымбека Датки тихо ухмылялись, подставляли ее, «кидали» в самый ответственный момент, не знали? Но всегда Курманжан Датка решительно шла вперед, идя через людское сопротивление. Разве вы не знали об этом? Что же вы тогда так радеете за традиции и историю, о которых вы ничего в итоге не знаете?

Вернемся теперь и к мужчинам, и к женщинам, и к молодым, и к старым. К мэру, который долго отказывал. К «Кырк чоро», которые оказали недюжинное сопротивление маршу. К милиции, которая тихо ехидничала, как гиены. К депутатам, которые не вышли, не присоединились, а лишь по телефонному звонку сообщили, что, увы, не могут, из-за себя или ради себя, а кто их знает? Вернемся к депутатам-жещинам, которые обливают грязью собственное же движение в социальной сети, будто ненавидеть больше некого. Вернемся к премьер-министру, который во времена накипевших женских проблем ставит на руководящие должности только мужчин. Будто делает это назло или от небольшого ума - а кто их знает?

Вернемся к журналистам и госслужащим, к философам, которые подливали и подливали масла в огонь инквизиции. Вернемся к молодым счастливым девушкам, которые злорадствовали над «обиженными женщинами». Мне хочется им сказать: «Вы говорите, что счастливы в браке, и муж, и кайнене, у вас хорошие, а остальным не повезло. Вы говорите, что не от хорошей жизни мы себя так ведем. Вы правы, не от хорошей жизни! Правда, думали ли вы об одной вещи? Вы говорите, что счастье женщины зависит от нее самой. А вы знаете, что на марше были женщины-инвалиды, которых еще и насилуют, пользуясь их инвалидностью?».­­­

Нет, не знали вы, уважаемые и благородные девушки, хочется сказать. Но на самом деле всё вы знаете! Вы просто бесчувственные и на других вам глубоко безразлично. Но если с вами что-то случится, поверьте, кроме феминистов на вашу сторону никто не встанет. На вас будут нападать, впрочем, прочтите текст выше еще раз. Вот и вся правда.

Вернемся к памятнику Уркуе Салиевой. К гей-параду, мужским жестоким грубым словам, и к отзыву религиозной девушки. Она пишет: В моей столице, подчеркивает - в моей столице такое творится! Им надо преградить путь! Это западная идеология всех загубит!

Молодая девушка, еще и кричит про Уркую Салиеву. И что она знает об Уркуе Салиевой? Знает ли, что Уркуя носила калпак, что могла ходить в мужской одежде? Знает ли она, что Уркуя была пропагандистом и носителем идеологии советской власти? Знает ли, что Уркуя призывала женщин к свободе, призывала к переменам и новым временам и эпохе? Нет, девушка, увы, не знает.

А знают ли наши кровожадные мужчины, что Уркуе перерезали горло такие же мужчины, как и они? А потом голову пришивали, чтобы похоронить. Знают ли это мужчины? Знают ли люди, что перерезали голову и мужу Уркуи на глазах их дочери, которая долго не прожила? Знают ли об их новорожденном ребенке, который умер от холода?

А Уркуя где-то там на небесах знает ли, что спустя столько времени мужчины также хотят перерезать горла женщинам? Угрожают убить, придушить, выгнать, и пишут об этом открыто, знает ли? Не знает, к сожалению, Уркуя.

На марше были смелые, активные, объединенные одной идеей гуманизма, прошедшие через свой опыт. Вы думаете нас таких всего 400 человек? А сколько униженных, оскорбленных, загубленных женщин в кризисных центрах, в регионах, в миграции? Нет, не знаете, да?

Перед вами всегда есть выбор – за историю и традиции, или за живые души и за живых людей. Но на самом деле и выбора у вас нет. Потому как ни истории, ни традиций быть айкөл, как Манас, или быть гуманистом, как Айтматов, у вас нет, и души нет. Может, потому вы не за живых людей, что истории и ценностей у вас нет? Нет.

Столько ненависти было проявлено в отношении участников марша! Столько ненависти в мужчинах, женщинах, девушках, парнях... Столько, сколько нет в них любви. Когда в человеческой душе царит полный ужас из ненависти, то там уже точно любви место не найдется. И если бы не марш и не феминисты-активисты и не просто граждане, то вы обязательно нашли бы тех, кого ненавидеть. Обязательно нашли бы!

***

А на марше были мы. Ощупываем наши фиолетовые фартучки, спрашиваем, что это, интересно, за ткань? Рядом - пожилые улыбающиеся женщины, руководитель кризисного центра пришла с радостью, что наконец-то этот марш проходит, наконец-то. Молодые девушки несут плакаты, а я их прошу: ну-ка покажите плакат. Девушки разворачиваются с улыбкой, будто несут домой новый телевизор.

Рядом – целая семья, ребенок в коляске. Вокруг рослые мужчины, рядом с которыми было ощущение безопасности. Рядом со мной была моя подруга - фотограф Анна. А потом и Алина, бегущая из дома на марш, с марша на работу, а с работы домой – к мужу и сыну. Бегущая и счастливая, как и все, кто был на мирном марше 8 марта. В День женской солидарности и замечательной весны...

***

Впрочем, и у вас всегда был и есть выбор. Мы свой уже сделали.

Гулжан Абаскан.

Тексты в рубрике «Особое мнение» не обязательно отражают точку зрения радио «Азаттык».

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG