Ссылки для упрощенного доступа

22 Июль 2019, Бишкекское время 05:52

Омурбек Текебаев: Из Кыргызстана вывезли тонны золота


Омурбек Текебаев: Из Кыргызстана вывезли тонны золота
please wait

No media source currently available

0:00 0:35:22 0:00

Омурбек Текебаев. Интервью на кыргызском языке.

С лидером партии «Ата Мекен» мы встретились в Национальном центре кардиологии, куда он временно был переведен для лечения. В интервью он рассказал «Азаттыку» о своем здоровье, настроении, об отношении к экс-президенту Алмазбеку Атамбаеву, а также о миллионах и золоте, выведенных из Кыргызстана, трагедии в Дачи-СУ. Омурбек Текебаев в 2017 году был обвинен в коррупции на основании показаний российского бизнесмена Леонида Маевского и осужден на восемь лет.​

«Азаттык»:​ Хотели поинтересоваться вашим здоровьем. Как вы себя чувствуете? Как ваше настроение? В достаточной ли степени оказывается вам медицинская помощь?

Текебаев: ​ Я благодарен врачам. Лечат меня хорошо. Сейчас со здоровьем у меня все в порядке.

«Азаттык»:​ ​ Как настроение?

Текебаев: ​Настроение боевое. Потому что я нахожусь не в обычном состоянии заключенного, а в состоянии борьбы – борьбы за свои права, за свои принципы. И в целом, я не равнодушен к проблемам, что стоят сейчас перед Кыргызстаном. Все, что могу, я осуществляю через нашу партию, через наших депутатов.

«Азаттык»:​ ​ Если вы в таком активном режиме, тогда, наверняка, в курсе последних событий. Одно из них - в парламенте депутаты начали процедуру лишения неприкосновенности с экс-президента Алмазбека Атамбаева с тем, чтобы привлечь его к ответственности. Для этого была создана специальная депутатская комиссия, которая в течение недели рассмотрит вопрос о привлечении его к ответственности. В истории независимого Кыргызстана еще не было такого – привлекать к ответственности бывшего главу государства, который находится в стране. Можно ли за неделю решить такой серьезный вопрос?

Текебаев: ​Когда начался судебный процесс против меня, я заявил следующее: «Атамбаев проиграл мне в историческом споре. Он, конечно, может меня засудить. Но история меня оправдает, народ меня оправдает. И решение суда станет бесполезной пожелтевшей бумажкой». Так я тогда сказал. У кыргызов не зря говорят, что спешка – это проделки шайтана. Я один из тех, кто хотел бы, чтобы роль Атамбаева в истории Кыргызстана, допущенные им промахи и ошибки были выявлены и доказаны, и он ответил бы за все и перед народом, и перед судом. Я считаю, что у меня есть моральное право на это. Это не месть за то, что я был заключен под стражу, потому что еще до моего ареста в 2016 году я перечислил те преступления, что совершил Атамбаев, и мы подняли вопрос о его импичменте. И это тогда также стало одной из основных причин моего заключения.

Поэтому я считаю, что довести до конца дело, начатое партией «Ата Мекен» в 2016 году, важно не только для нас, но и для всего Кыргызстана. Но! Как я уже сказал, спешка – это проделки шайтана… Я уже говорил, что я выйду из тюрьмы под аплодисменты. Но я не хотел бы, чтобы мы посадили Атамбаева в спешке, а потом он тоже вышел под аплодисменты - этого я не хочу. Если мы сегодня спешно заключим Атамбаева под стражу, он тоже потом будет обращаться, куда только можно, вплоть до международных структур, ООН. В те международные организации, которые он сам ругал и не приветствовал. Я не хотел бы, чтобы он при их поддержке был оправдан и вышел на свободу героем. Поэтому считаю: прежде чем предъявить обвинение, нужно очень тщательно все изучить, найти доказательства, убедить народ, подкрепить это все историческими документами. И потом призвать его к ответственности.

Возможно ли это сегодня? К сожалению… Во-первых, вот я держу в руках Конституцию. В 2010 году, учитывая волю народа, мы лишили депутатов абсолютной неприкосновенности. То есть, внесли такую норму: если депутат подозревается в тяжком преступлении, то его можно заключить под стражу без согласия Жогорку Кенеша. Поэтому они выдвинули против меня обвинение в коррупции и забрали прямо из аэропорта. Но наряду с этим мы также убрали и норму об абсолютной неприкосновенности и президента страны, потому что раньше она была. То есть сделали так, что и в отношении президента за любое преступление, несмотря на то, что он глава государства, парламент мог выдвинуть обвинение. То есть, мы ввели такое условие в новый проект. Вот президент Израиля 15 лет назад приставал к какой-то девушке, его осудили. 15 лет назад это было. У нас была введена такая же норма.

И в прошлом году я несколько раз давал интервью и предупреждал, что у экс-президента нет статуса абсолютной неприкосновенности. И что вы можете взять Атамбаева и поместить его под стражу, отвести, как ягненка, на заклание. Его преступления «Ата Мекен» уже доказал. Но, несмотря на эти мои заявления, сначала депутаты, а потом и Конституционный суд приняли решение, что экс-президент как и действующий обладает такой же неприкосновенностью, а то и больше. В итоге парламент обязали принять такой закон. В итоге они сделали статус неприкосновенности экс-президента даже выше, чем у нынешнего главы государства Сооронбая Жээнбекова. На сегодняшний день действующего президента, как говорится, можно привлечь за любое преступление. А экс-президента - только за ОСОБО ТЯЖКОЕ.

Что значит «особо тяжкое преступление»? Это правонарушение, за которое грозит более 10 лет лишения свободы. Я помимо Конституции постоянно держу под рукой и Уголовный кодекс, и Уголовно-процессуальный. Вчера как раз тщательно изучил раздел «Государственные преступления», в которой и «Должностные преступления», и «Преступления в сфере правосудия». И выяснилось, что по 11 обвинениям, которые партия «Ата Мекен» собирала целый год, закон прощает Атамбаева. Получилось так, что гуманизация сработала не на тысячи людей, которые сейчас содержатся в тюрьмах, а в пользу одного Атамбаева. Мы ведь собрали доказательства по 11 обвинениям в отношении Атамбаева, вплоть до того, что указали номера указов, распоряжений – целая папка вышла! Но на сегодня они уже не считаются особо тяжкими преступлениями, по ним предусмотрено лишение свободы на 7, 5 лет, 2,5 года...

Но по таким преступлениям привлечь Атамбаева к ответственности невозможно. Таким образом, депутаты практически амнистировали его. Вовсю кричат, что хотят привлечь, в итоге делают все наоборот. Я в прошлом году говорил: «Давайте, просто заключим его под стражу, не давая ему никакого иммунитета, у «Ата Мекена» доказательства готовы». Но они этого не сделали. К сожалению, на сегодняшний день Атамбаева можно привлечь к ответственности только по одной статье - «Коррупция».

«Азаттык»:​ А среди документов, что «Ата Мекен» собрал три года назад, есть доказывающие нарушение им этой статьи? А если есть, то по каким делам?

Текебаев: ​Наша партия выступала против закона о переносе ледников. С 2013 года мы выступали против этого. Атамбаев все пытался протащить этот закон, в итоге у него это получилось, он подписал его и ушел. Он сэкономил 3 миллиарда долларов «Центерре». Если раньше ей разрешали ежегодно разрушать по 15, 20, 25 миллионов кубометров льда, то Атамбаев перед уходом дал «Центерре» разрешение оптом разрушить все, согласившись на добычу золота открытым способом. По заявлению самой «Центерры», он им сэкономил 3 миллиарда долларов на предстоящие 10 лет.

Если я экономлю тебе 3 миллиарда долларов, что, ты не отблагодаришь меня? Логика… За просто так, что ли, будет стараться выглядеть плохим перед кыргызским народом, вступать в конфликт с «Ата Мекеном», который когда-то был близким соратником, заключать нас под стражу, преследовать, убирать с политического поля?.. Пошел на такие дела, потом принял закон о переносе ледников - в интересах иностранной компании… А это входит в статью о коррупции? Именно вот эти действия подпадают под действие статьи «Коррупция» - сэкономил 3,5 миллиарда долларов. Ущерб, нанесенный государству, очевиден. Или ты думаешь, он за просто так это сделал? Следствие должно это изучить.

Старт строительства альтернативной трассы Север-Юг. А также строительство ипподрома в Чолпон-Ате. Мы там все доказали. Мы это расценили как узурпацию, потому что функции правительства на себя взял президент, заведующий отделом его аппарата отдавал приказы, что противоречило Конституции. И все это можно подвести под статью «Коррупция», но для этого надо проводить следственные мероприятия.

«Азаттык»:​ ​ Если там нет подписи Атамбаева, участвуют совсем другие должностные лица, тогда как его можно привлечь к ответственности?

Текебаев: Вы правы, не должно оставаться никаких сомнений. Что касается моего дела, не могу не сказать этого, пользуясь сегодняшним моментом, потому что потом не прощу себе… Они говорят, что Омурбек Текебаев взял миллион долларов у Маевского за оказание содействия в покупке акций «Мегакома». На тот момент «Мегаком» еще не был полностью национализирован, он не был государственным. Процесс национализации был только запущен. Это первое. Второе – мои полномочия были прописаны как «подготовка проекта новой Конституции». Других полномочий, в том числе экономических, у меня не было. Управление государственным имуществом и приватизация находились в ведении Алмазбека Атамбаева. Несмотря на это они признали меня виновным в коррупции. Цель – заключение под стражу сразу, прямиком из аэропорта. Если была бы другая статья, то как депутат я оказал бы сопротивление.

Теперь что касается миллиона долларов. Многие люди не знают. Маевский заявляет, что в конце июня, ой, в конце июля он снял со своего банковского счета в Москве 300 тысяч долларов наличными и передал начальнику своей службы безопасности Кутукову. А тот, оказывается, прилетел в Бишкек и передал эти деньги Модину. Об этом Маевский заявил в суде.

У нас есть выписка от «ВТБ24» по счету Маевского в этом банке. Там сказано, что ни в июне, ни в июле, ни в августе и даже в мае он не снимал 300 тысяч долларов – ни единой суммой, ни частями. Документ банка об этом свидетельствует. Это первое.

А Кутуков дал показания, что в Кыргызстан в июле он не прилетал и что ни от кого деньги не брал и никому не передавал. В аэропорту, оказывается, заполняется ведомость на всех прибывающих. И аэропорт предоставил документ, где видно, что в июле Кутуков в Бишкек не прилетал. Модин, который якобы встречался с Кутуковым, не говорил, что передал деньги Текебаеву. Он говорит, что передал своему другу Маматкеримову, который умер четыре года назад. У Модина спросили: «А Маматкеримов передал эти деньги Текебаеву?». Тот ответил: «Не знаю, он мне об этом не говорил, возможно, и давал». Если деньги с банковского счета не снимались, в Кыргызстан никто не прилетал, человек, который якобы их передал, уже умер и его нет с нами, и даже перед смертью он не сказал, что передал деньги Текебаеву - почему тогда они меня осудили и заключили под стражу?

Для того, чтобы помочь с приватизацией, я должен был, как вы спрашиваете про подпись Атамбаева, также подписать хотя бы один документ. Или я должен был дать какие-то поручения своему помощнику, мол, скажи тому-то то-то и так-то, отведи к тому-то и заведи без очереди или попроси от моего имени. Но если такого не было?

Я рассказал про 300 тысяч долларов. Теперь что касается 700 тысяч. Там еще более интересная история. Маевский говорит, что в сентябре того года он снял эти деньги с банковского счета и через какого-то незнакомца передал Текебаеву. Спрашивают: «Кому передал?». Говорит, что не знает. Имени, оказывается, он не спросил, фамилии - тоже, паспорта не видел, и в какую страну, в какой аэропорт вылетел тоже не знает. И наши следственные органы, наша прокуратура, наши суды посчитали вот эти его заявления достаточными доказательствами, чтобы осудить меня по статье «Коррупция».

Можно ли Атамбаева также осудить? Нет, я против этого. Здесь нужен тщательный подход. Надо найти поставленные им подписи, людей, которым он давал поручения, и потом только предъявлять обвинение, иначе завтра он сможет оправдаться и выйти на свободу. И те судьи, которые судили его, и сегодняшние власти, будут на месте Атамбаева. И за это мы должны поблагодарить сегодняшних депутатов и Конституционный суд, которые сделали такой вот подарок Атамбаеву.

Я, конечно, прошу прощения у своих друзей-депутатов, но не сказать тоже не могу. С чего, вообще, сейчас подняли вопрос об импичменте? Вышел один депутат и заявил: «Журналисты, оказывается, не простой народ, очень дружные - стоило губернатору Туйгунаалы сказать, что, ему не нравится чье-то лицо, так они его размазали, съели буквально, и через несколько дней он был уволен. А нас Атамбаев в который раз уже называет соплями, так давайте мы тоже дружно ответим ему». И вот тогда все подхватили - импичмент, импичмент...

Они опустили импичмент фактически до уровня склок на Ошском базаре, когда из-за личных обид начинают мстить друг другу. А должны были ставить вопрос об импичменте в интересах государства, из-за того, что нарушены основы Конституции, и потому, что это должно стать уроком на будущее, чтобы будущие президенты не нарушали эти нормы. Но никак не из-за личных обид. Это должно делаться, чтобы показать пример, чтобы создать прецедент. А просто сажать всех, чтобы отомстить и успокоить свою душу - хорошего прецедента из этого не выйдет. Наоборот, может создаться негативная ситуация.

«Азаттык»:​ Давайте перейдем к другим конкретным примерам. Возможно, вы видели: «Азаттык» недавно опубликовал расследование под названием «По следам выведенных из Кыргызстана миллионов». Там говорится, что в период с 2011 по 2017 годы из страны сомнительными путями было выведено 700 миллионов долларов. Могли ли такие вещи осуществляться без ведома главного человека во власти, могло ли случиться так, что он не был в курсе происходящего?

Текебаев: Кыргызстан, начиная с 90-х, особенно в 2000-х, выбрал особый режим, в том числе и в валютной сфере, как в Израиле. Там если ввозишь мешок денег, даже если ворованных, не спрашивают, откуда у тебя такие средства. Главное, чтобы попал в страну с этими деньгами, и все. Мы перешли на такую систему. Давно еще. Поэтому в Кыргызстан стали мешками, в прямом смысле - мешками, завозить деньги из Таджикистана, Узбекистана, у них ведь валютный режим был очень строгий. Сюда в Кыргызстан завозили и уже отсюда отправляли по всему миру.

Нынешняя банковская система теряет к себе доверие. Не понравишься Америке - повторишь судьбу Каддафи, Саддама Хусейна, Мадуро или диктаторов из африканских стран, а также российских компаний, когда твои средства замораживаются и не возвращаются. Более того, они даже угрожают, мол, надо будет, мы отрежем россиян от мировой банковской системы. И в отношении многих стран принимаются такие санкции – в отношении того же Ирана и других государств. И в таких условиях возникла альтернативная банковская валютная система. Это древняя система, родом из средних веков. Золото и наличные. В обороте находятся миллиарды долларов, и тонны золота перевозятся туда-сюда.

И в последние годы – это было и при Бакиеве, но при Атамбаеве Кыргызстан стал таким вот ключевым пунктом, как были караван-сараи на Великом Шелковом пути. Мне как-то сказали, мол, вы все кричите - «Кумтор», «Кумтор», а в одной только Джалал-Абадской области производят столько же золота, сколько производит Кумтор, и при этом все это золото вывозится за рубеж, и Кыргызстану ничего не остается. Но с другой стороны, вывезти золото и ввезти его в другую страну на самом деле сложно. Есть, конечно, свои пути…

Кстати, я хотел бы сказать, что у меня были подозрения насчет самолета, потерпевшего крушение в Дачи-СУ. На мой взгляд, он предназначался для того, чтобы вывезти из Кыргызстана в Стамбул золото – здешнее, а также собранное из Таджикистана и Узбекистана. Потому что Стамбул стал центром альтернативной банковской валютной системы. Именно на Ближнем Востоке, где, как я уже сказал, крутятся миллионы долларов и золото, а в этом центре идет торговля ими. И у меня были подозрения, что тот грузовой «Боинг» вывозил из Кыргызстана золото, а в Гонконг возил уже наличные.

«Азаттык»:​ Вы в свое время создавали депутатскую комиссию по авиакатастрофе в Дачи-СУ, и вошли в ее состав...

Текебаев: Да.

«Азаттык»:​ И тогда через своего адвоката вы передали, что по этому поводу обнаружены некоторые документы, которые находятся в надежных руках. Это подозрения? Или у вас были какие-то веские и неопровержимые доказательства?

Текебаев: Мои подозрения основываются не только на логике, но и связаны с конкретными событиями. В 2013-м или в 2014 году ко мне обратились авторитетные люди…

«Азаттык»:​ Иностранцы?

Текебаев: Наши и иностранцы. Случайно встретились. Не буду озвучивать названия стран, чтобы не испортить отношения. В общем, выяснилось, что в аэропорту одного государства стоит «Боинг», на борту которого находится 4,5 миллиарда долларов. Есть фото самолета, в газете уже опубликовано. Все журналисты и СМИ следят за ним, потому что узнали о прибытии денег. Куда везти их, владельцы не знают. И эти люди сказали: «Хорошо бы привезти эти деньги в Кыргызстан, 10% от суммы получит ваша страна». И сказали, что всего будет 10 таких самолетов, то есть - 40-45 миллиардов долларов. При этом 10% от всей этой суммы, они сказали, «останется вашей стране».

«Азаттык»:​ Но это, получается, деньги, добытые преступным путем? Если они нигде не зарегистрированы, оформлены, как можно взять 10% от них?

Текебаев: Это результат вот тех неформальных валютных расчетов, о которых я говорил. Не через банки все проходит, а вот так. Ну, сами знаете, в Иран и Сирию завозили оружие, продукты, медикаменты, а произведенное в этих странах, наоборот, вывозится и продается. И вот эти операции из-за страха и опасений перед Америкой производятся только за наличные и золото.

«Азаттык»:​ Но все равно, если с юридической точки зрения…

Текебаев: Да, незаконные деньги. По международному праву, это средства, добытые криминальным путем… Но я честно скажу, подумал так: 4,5 миллиарда долларов, выплатим внешний долг, достроим дорогу Север-Юг, построим железную дорогу из Китая – да в таком случае не страшно, если даже в американскую тюрьму попадем. Зато народ Кыргызстана скажет: «Молодцы, ребята!».

«Азаттык»:​ Но ведь страна, уважающая международное право, чьи бы это ни были деньги…

Текебаев: Ну, в общем, слушай… Я передал этот разговор Атамбаеву через одного человека. Сам-то я не мог такие вещи осуществить. Через два дня мне сказали, что Атамбаев согласен, но сейчас думает над тем, как завезти эти деньги, где их хранить и как легализовать. Я слышал, что он был согласен, своими ушами слышал. Если надо, я могу и проверку на полиграфе пройти, на детекторе лжи. Потом вдруг они пропали. Через неделю я увидел того человека на мероприятии и спросил: «Ну, как там?». Сказали: «Не получилось». Ты же говоришь - незаконное дело… Ну, не получилось, значит, не получилось.

Но именно после этого наподобие «Летучего голландца» из Стамбула в Бишкек и отсюда уже в Гонконг начал совершать полеты «Боинг», рассчитанный на 40 тонн груза. И будучи членом той депутатской комиссии я начал изучать.

«Азаттык»:​ Той комиссии, которая была создана после крушения самолета?

Текебаев: Да, после авиакатастрофы. Начали интересоваться, что за груз возили по этому маршруту. Оказалось, что бытовые приборы, всякие там чайники, кастрюли... Вот пустой чайник, внутри пусто. Если таких много, они занимают много места. Если их транспортировать, то к цене добавляется еще один-два доллара. Это не товар первой необходимости. Если из Гонконга отправить его морем, то за две недели он доедет до Стамбула и надбавка к его цене будет две копейки. Ну, пять копеек, точно не знаю, но, в общем, копейки. Сотни тонн можно отправить в Стамбул, и через две недели они прибудут.

Но почему они так спешили и погрузили эти чайники на тот самый «Боинг», чтобы их доставили за восемь часов? Закрадываются сомнения? Закрадываются! Чайники и тапочки там были. Вот такие кроссовки, даже больше по объему. А положи их в коробку, и там несколько коробок уже будут объемом в один кубометр.

Самое главное, между Гонконгом и Стамбулом есть морской путь, курсируют корабли раз в две недели. Из-за этого у меня возникли подозрения. Они для прикрытия и отвода глаз грузили на борт самолета товары народного потребления, при этом из Кыргызстана добавляли 3-4 ящика золота… Золото сейчас стекается в Турцию, которая стала столицей неформальных банковских расчетов в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Чем больше Америка будет угрожать и запугивать, тем быстрее деньги будут уходить из банков и вот так работать. И для этого нужно золото. И золото из Кыргызстана вывозят вот на таких самолетах. А обратно, возможно, транспортировали наличность - в тот же Гонконг.

«Азаттык»:​ Как вы узнали, что это именно золото? Как вы можете это доказать, это же серьезное заявление?

Текебаев: Я говорю, что, возможно, транспортировали. Почему? Вот, слушайте, граждане. От Гонконга до Бишкека - 4 тысячи километров. От Бишкека до Стамбула - 4 тысячи километров. В Кыргызстан, оказывается, доставлялись зажигалки – причем сначала летели сюда, потом в Стамбул – это уже 8 тысяч километров. А потом, спустя 2-3 дня, их грузили на другой самолет и оттуда обратно везли в Бишкек – еще четыре тысячи километров. Так утверждает наше правительство, пытается нас обманывать. То есть, надо было пролететь 12 тысяч километров и потратить неделю, чтобы привезти в Кыргызстан эти зажигалки. И правительство скрывает от народа, обратите внимание, уважаемые зрители: помимо того рухнувшего «Боинга», каждый день летал еще один «Боинг» - по маршруту «Стамбул-Бишкек-Гонконг», который перевозил грузы. У него была лицензия на то, чтобы останавливаться в Бишкеке и выгружать грузы.

«Азаттык»:​ А у упавшего самолета?

Текебаев: У него не было лицензии на то, чтобы останавливаться в Бишкеке и выгружать грузы. Но я думаю, что специально не было, так как не хотели, чтобы имели место хоть какие-то намеки на то, что он останавливается в Бишкеке и здесь в него что-то загружается.

«Азаттык»:​ То есть - просто сделали, что здесь идет дозаправка?

Текебаев: Ну да, и сделали это, я думаю, чтобы скрыть все. Задайтесь вопросом: почему зажигалки не погрузили на самолет, который должен был лететь на следующий день? Чем везти этот груз 12 километров и всю неделю, не лучше ли было отправить рейсом, который за 4 часа пролетит 4 километра, хоть и на следующий день? Если логически рассуждать, опять же, есть ведь правила бизнеса – отправка кратчайшим путем и с наименьшими затратами. Ты ведь тоже, если будешь лететь из Гонконга, не полетишь сначала в Стамбул, чтобы потом оттуда лететь в Бишкек, даже если на следующий день, но прилетишь прямым рейсом «Гонконг-Бишкек»?

И вот они погрузили эти товары не в тот самолет, который летел днем позже, а именно на этот самолет погрузили. Потому что для отвода глаз им нужен был самолет, который якобы возит грузы туда-сюда, а на самом деле… Как я уже сказал, вот эти санкции Америки, ее тотальный финансовый контроль заставляет многих диктаторов, мафиозные структуры и государства, которые попали под санкции, уйти в подполье. И они ведут свои дела, производя таким образом оборот наличности.

Из Кыргызстана очень много золота – не только кыргызстанского, но и из Таджикистана, Узбекистана - вывозится за рубеж. Я считаю, что государство должно остановить это и сделать так, чтобы Кыргызстан получал пользу от этого. Вот на днях наша страна заключила с Китаем договор о строительстве аффинажного завода в Кыргызстане, который сам будет реализовать здесь золото. Возможно, это один из путей, как остановить вот эти теневые процессы. Но в любом случае, я думаю, что надо найти хоть какой-то способ и сделать так, чтобы это золото приносило Кыргызстану пользу.

«Азаттык»:​ Теперь поговорим о вас лично. Вы прошли долгий политический путь, были одним из тех депутатов, кто дольше всех заседал в парламенте. Что вы хотели бы пожелать будущим политикам, тем, кто смотрит на вас? Какие уроки вы извлекли для себя за это время?

Текебаев: Если веришь, что работаешь в интересах своей страны и народа, за правду, то ничего не бойся! Могут и за решетку посадить, и убить. Я дал бы такой совет. А если боишься… Многие боятся, не все радикально настроены. Я как бы призываю быть радикальным. Если веришь в свою правду, даже если арестуют, даже если решат сжечь тебя, убить, борись за то, во что веришь. Я говорю о радикальном пути. Но многие люди не есть радикалы. Многие реалисты-практики. В какой-то день отступают назад, в другой день встают рядом с тобой, бок о бок, и так вот достигают своей цели, такими путями. Я не исключаю и этих путей, не говорю, что это не правильно. Но я хотел бы сказать, что не надо бояться тюрьмы, смерти и клеветы.

Как оказалось, самое страшное – это клевета и наговоры. Если народ знает, что ты не совершал преступления, то даже в заключении ты этого не воспринимаешь - клеветы этой. Даже если ты умираешь, то не будешь сожалеть, так как знаешь, что погибаешь за правое дело. Но если тебя оклеветали, а народ этому поверил, и ты знаешь, как они тебя осуждают - после такого даже на том свете не будет тебе покоя. Но бояться все равно не надо. Рано или поздно правда победит!

«Азаттык»:​ Вы много говорит об Атамбаеве, высказываете критику. Говорите, что он вас отправил за решетку. Много времени прошло с тех пор, жизнь так повернулась, но вы не будете находиться здесь вечно, вы можете встретиться с ним где-то на торжестве, на улице, какой будет ваша первая реакция? Вы думали об этом?

Текебаев: На том месте, где сейчас сидишь ты, до тебя сидел Алтынбек Сулайманов и справлялся о моем здоровье. Потом он спросил то же самое, что и ты: «Омурбек аке, если вы выйдете на свободу, как вы накажете своего друга?». Причем ответ он уже знал. Потом подумал и добавил: «Но худшего наказания, чем сейчас, вы, наверное, и придумать для него не могли». Атамбаев получил ведь по заслугам! Вот смотрите, что творится. Люди, которые его боготворили, отвернулись. Все, что он говорил, как выяснилось, было враньем. Народ понял, что он поступал не правильно. И разве может быть наказание хуже, чем это?

Алтынбек очень правильно сказал, что «худшего наказания, чем то, что сейчас послал ему Всевышний, вы найти не сможете». И он добавил: «Не мучьте себя, думая, как отомстить, и так далее. Одним словом, он получил по заслугам». Поэтому мне не стоит опускаться и выяснять с ним отношения, препираться. Он уже наказан.

Если, как сказал Каныбек Иманалиев, парламент даст его действиям политическую оценку, а правоохранительные органы после импичмента - юридическую, тогда это будет уже полное наказание для него. На сегодня он получил пока только политическое и моральное наказание. Теперь депутаты настроены дать ему юридическую оценку.

«Азаттык»:​ Вы сейчас временно поправляете здесь свое здоровье, после чего должны будете отправиться опять в колонию. Как вы там проводите время, что читаете, чем заняты?

Текебаев: Я сижу в одиночной камере. Читаю те книги, что мне приносят. Газеты. Смотрю телевизор. Слушаю радио. Занимаюсь физкультурой. В мире, где я сейчас живу, не принято жаловаться. Это не считается хорошим качеством человека. Хорошо ли, плохо ли, но как говорится, человек ко всему привыкает. Вот и ты должен привыкать и воспринимать это нормально. Но жаловаться нельзя.

«Азаттык»:​ Но у кого-то в такой период проявляются новые способности – кто начинает книги писать, кто - стихи, а кто - рисовать. Вам удалось заметить в себе что-то, что не проявлялось раньше.

Текебаев: Нет, я творчеством не увлекся. Я даю интервью журналистам, которые передают свои вопросы через моих адвокатов. И этих интервью много, некоторые журналисты даже выпускают их в виде книг.

«Азаттык»:​ Ничем другим вы больше не заняты?

Текебаев: Нет, ничем другим я не занимаюсь.

Ваше мнение

Показать комментарии

Мультимедиа

Год без Улана Эгизбаева
please wait

No media source currently available

0:00 0:07:44 0:00
XS
SM
MD
LG