Ссылки для упрощенного доступа

16 Декабрь 2018, Бишкекское время 07:11

Уроки советского. Нас научили «любить», подлизываться к власть имущим, но ненавидеть себя


В прошлом году у нас появились еще одни официальные выходные на 7-8 ноября. Точнее 7 ноября уже был выходным, и его нужно было как-то оторвать от «красного дня календаря», связанного с «Великой Октябрьской революцией». Теперь эти даты становятся днями памяти.

Память – это прежде всего осознание прошлого. 7-8 ноября все еще остаются связанными с советским периодом, так как революция, произошедшая в первый из этих дней, породила репрессии, жертв которых мы поминаем во второй. Сейчас наше общество по-разному оценивает советский период: кто-то скучает по нему, кто-то - нет. Жизнь людей в советскую эпоху была такой же, как и везде – это была обыкновенная человеческая жизнь со всеми ее радостями и горестями. Различные оценки советского времени связаны с разными взглядами на прошлое. Кто-то оценивает свою жизнь, или точнее, молодость, которая всегда прекрасна, а кто-то оценивает политическую систему.

«Для кого-то СССР - репрессии, для других - самое вкусное мороженое»
«Для кого-то СССР - репрессии, для других - самое вкусное мороженое»

Советская система подразумевала конструирование нового типа человека через систему образования и культуры. Недаром вождь и отец народов товарищ Сталин использовал для писателей и деятелей культуры в целом выражение «инженеры человеческих душ», высказанное на встрече с ними в доме у Максима Горького 26 октября 1932 года.

В предисловии ко второму изданию (1990 года) романа «И дольше века длится день» другой советский писатель, Чингиз Айтматов, писал о том, что первоначальное название романа было «Обруч»: «Первозданное, родное, если можно так выразиться, название книги было «Обруч». Имелся в виду «обруч» манкуртовский, трансформированный в обруч космический, «накладывавшийся на голову человечества» сверхдержавами в процессе соперничества на мировое господство»...

К чему привела «инженерия человеческих душ» - к созданию свободного человека, о котором много говорила советская пропаганда, или к созданию манкурта?

Айтматовский обруч можно интерпретировать и как рамки мышления, в которые можно вогнать любое общество, будь оно социалистическое или капиталистическое. Судя по всему, сделать это не так уж и трудно, отличие только в методах. Последнее время кажется, что независимость была декларативной, так как не было системных изменений социально-политических структур; поменялась только экономическая сторона нашей жизни. Советская тоталитарная система несомненно наложила свой отпечаток на своих людей и на их потомков, а репрессии травмировали несколько поколений. Как бы там ни было, можно вынести уроки из прошлого, а травмы и боль прошлого могут дать и рост через осознание и перерождение. Тогда и за ритуалами поминовения в дни памяти предков будут хоть какие-то смыслы, какая-то осознанность.

Нелюбовь – это одно из самых страшных и неприятных наследий советской системы. Можно ли считать это весьма абстрактное, но ясно осязаемое понятие последствием советского периода? Думаю, что да. Потому что система, построенная при Советском Союзе, подразумевала именно нелюбовь к человеку. Поэтому в годы перестройки (1987 – 1991), в самом конце советизма, часто говорили о том, что реорганизация советской системы должна была привести к «социализму с человеческим лицом». Как она возникла, ведь система сама по себе не может вообще кого-то или что-то любить? Но она может порождать условия, при которых люди начинают ненавидеть друг друга.

Нелюбовь возникла прежде всего потому, что идея коммунизма стала главнее идеи человека, люди стали средством для достижения коммунизма. И так бывает с любой другой системой, когда не система служит человеку, а человек становится рабом системы.

Многие полагали, что бездушие системы выражалось в отсутствии религии и поэтому приветствовали возрождение религий, но это было ошибкой. Религиозные системы схожи с коммунистической тем, что в них также человек подчиняется системе, а не наоборот. Это может быть, как государственная система, так и религиозная.

Они очень похожи в одном проявлении – нелюбовь в настоящем и обещание вселенских благ и любви в будущем, которое никогда не наступит при жизни тех, кого сегодня не любят. Уроки советского – это уроки не только советского периода, это еще и системные уроки. Мы научились показывать свою ненависть, но не любовь. Почему мы можем открыто выражать свою ненависть, но не можем, даже стыдимся показывать свою любовь?

Прежде всего, потому, что язык вражды и ненависти в таких системах становится официально принятым, и его в отличие от языка любви можно использовать открыто. Поэтому нелюбовь – это когда язык вражды становится официальным и когда «разделяй и властвуй» становится основным фактором захвата и удержания власти. Это могут быть как внутренние враги, так и внешние. Мир становится простым, как газировка за копейку, и делится на «Мы» и «Они», белое и черное. Советская система реально учила людей ненавидеть. Вот выдержки всего лишь из двух страниц двух номеров газеты «Правда» за март 1938 года.

Газета «Правда» за 3 марта 1938 года

Трудящиеся Москвы, Ленинграда, Киева и других городов Советского Союза требуют уничтожения подлых врагов народа!

Раздавить гадину!

Проклятье фашистским выродкам!

Чудовищное злодеяние.

Гнев и ненависть.

Нет меры преступлениям подлых изменников.

Они торговали нашей родиной.

Злодеи пойманы с поличным!

Смерть бандитам!

Убийцам нет пощады!

Гнусное злодейство.

Удесятерим бдительность.

Фашистским собакам не удастся расчленить наш Советский Союз!

Уничтожить фашистских наймитов.

Газета «Правда» за 5 марта 1938 года

Стереть с лица советской земли подлых изменников родины!

Священная ненависть народа.

Заклятые враги народа.

Чудовищные преступления.

Гнусных предателей — расстрелять!

Истребить злодеев!

Душители колхозного крестьянства и т. д.

Заголовки газеты «Правда» в 1938 году
Заголовки газеты «Правда» в 1938 году

Интересно, что язык вражды и ненависти в мирное время, когда вели борьбу против внутренних врагов, ничем не отличался от военного времени и борьбы с внешним врагом. При этом существует множество статей известных советских писателей, в которых они оправдывали «священную ненависть» советского народа по отношению к его врагам, как внешним, так и внутренним.

Советские плакаты времен второй мировой войны
Советские плакаты времен второй мировой войны

«Священная ненависть» существует также и в религиях, где за убийство неверного можно получить «подарок и благословение небес», поэтому на самом деле, во многом советская интеллигенция использовала язык ненависти, оставшийся с царских времен.

Сейчас уже не упомнить, кто и как научил нас ненавидеть, но потребность ненавидеть, судя по всему, осталась, поэтому создаем новые группы «мы» и «они», «свои» и «чужие», чтобы вернуться к привычному делу «священной ненависти». Чем хорош этот обруч, который приносит в мозг потребность ненавидеть? Он хорош тем, что ненависть можно легко и непринужденно направить в нужное русло, на нужный объект. Как внутренний, так и внешний.

Это делается при помощи тех же государственных средств массовой информации, когда еще до суда, как в старые добрые сталинские времена, людям рассказывают о преступлениях и заговорах тех или иных людей, которые посмели перечить власти. Это могут быть оппозиционные политики, энпэошники, меньшинства и любой другой корм для внушенной потребности ненавидеть.

Если не верится, что язык вражды можно как включить, так и выключить сверху. «Паны дерутся, у холопов чубы трещат» – все еще актуальная пословица, к сожалению.

В системе, построенной на нелюбви, чтобы править, необязательно нравиться всем, достаточно каждый день напоминать людям, как они ненавидят друг друга. И тогда можно легко уничтожать внутренних врагов народа, предателей, иностранных агентов.

Нелюбовь – это постоянное чувство вины у населения, которое могут посадить за что-то. Нелюбовь – это когда карательная система вместо судебной, и она работает во всем постсоветском пространстве. В нашей стране процент оправдательных приговоров составляет 0,4%, в Казахстане – 0,25%, в России – 0,36%. Если попасть в эту систему, то вероятность того, что вас признают виновным, равна 99,6%. Потому что суд и милиция – это одна система, и судья будет посылать дело на доследование раз за разом, пока не докажут, что вы виновны в чем-то.

Но худшее, что есть в этой системе, это когда нелюбовь выдают за любовь, и все в это верят. Любовь – это, прежде всего, доверие. Любовь и доверие со стороны «лучших сынов отечества», «жеребят-кулунов» местных районов неизбежно должны были бы привести к децентрализации и передаче власти народу в виде самоуправления. Вместо этого, «отцы народа», «честнейшие правители» используют власть ради самолюбия и самолюбования путем изъятия народных ресурсов и их централизованного распределения, которое при любых раскладах почему-то складывается не в пользу «любимого народа».

При этом как в советское время, так и в постсоветское правящая номенклатура не забывает прежде всего о себе, любимых, обеспечивая себя и своих отпрысков на многие поколения вперед. Все эти «любимые» кыргызские великие личности, залкары, улуки, кулуны, сначала забирают все, чтобы отдать крохи, за купленную любовь подхалимов. Все они готовы вести свой «любимый, но темный народ» к светлому будущему при условии сохранения ими власти. И когда они теряют власть и подвергаются репрессиям, их почему-то провозглашают не только жертвами системы, но даже героями, которые пошли на самопожертвование. Похоже, что нас научили «любить», точнее, подлизываться к власть имущим, но ненавидеть самих себя.

Никто не хочет «лезть к мертвым» в Ата-Бейите, но нам необходимо сделать системные выводы и уроки, потому что все это повторяется снова и снова. Молодые и немолодые люди ради собственного эго и самолюбования лезут во власть, закрывают глаза на репрессии и несправедливость, сами в этом участвуют, чтобы «сделать что-то ради страны». Потом их самих репрессируют, и они становятся героями или в крайнем случае, оппозиционерами. Но мне почему-то вспоминается строки из романа братьев Стругацких «Хищные вещи века»: «Если во имя идеала человеку приходится делать подлости, то цена этому идеалу – дерьмо». Подхалимы не заменят любовь, а нелюбовь не скрыть красивыми словами.

Элери Битикчи

Публикации в рубрике «Особое мнение» могут не отражать точку зрения радио «Азаттык».

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG