Ссылки для упрощенного доступа

24 Март 2019, Бишкекское время 17:05

Уроки советского: Согласованный с обществом порядок прочнее спущенного сверху


Иллюстративное фото. Не имеет отношения к материалу.

Сегодня у нас идут споры о том, сможет ли увеличение штрафов за административные нарушения навести порядок на дорогах и привести к чистоте на улицах городов. Почему же такая благородная и чистая инициатива наших властей ознаменовалась хайповым плевком в сторону «Белого дома»?

Многие согласятся, что сегодня наше общество проживает в состоянии так называемой аномии (беззаконие, безнормность), когда социальные нормы не работают, а ненормальное становится нормой. Кто-то связывает проблемы беспорядка и грязи с уровнем культуры, кто-то - с неэффективностью государственных органов и коррупцией. Скорее всего, причин много, но здесь хотелось бы обсудить вопросы подхода к проблеме, которые на мой взгляд, лежат в управлении, оставшемся со времен советского периода, когда считалось, что порядок можно навести сверху и путем карательных мер.

Порядок сверху навести вполне возможно, хотя требуется очень много ресурсов контроля. При этом под вопросом стоит рост самосознания людей, которые могут вести себя совершенно различным способом в случае, когда они чувствуют этот контроль, и в случае, когда такого контроля нет. Это, кстати, очень ярко проявилось в постсоветское время, когда контроль со стороны государства был разрушен и наступили хаос и элементарная грязь. Стоит задуматься над тем, почему тот самый хвалебный сталинский порядок, или советский порядок исчез вместе со Сталиным или Союзом? Почему он не проявился в людях? Как же так?

«Самая читающая страна», «передовая социалистическая культура», «дом образцового порядка»… И в этом недостаток порядка сверху: как только карательная власть государства ослабляется, люди не соблюдают порядок. При этом сегодня больше существует миф о советском порядке, нежели его реальность в прошлом, потому что размеры недисциплинированности на работе и воровства (так называемые несуны) при Союзе достигали впечатляющих масштабов.

Причины недовольства законами и правилами лежат также в том, что сами правящие элиты демонстрируют абсолютное презрение к соблюдению законов, которые переписываются под себя. Если не удается переписать закон, то вступают в дело связи, когда можно за тяжкие преступления получить условные сроки – 7 лет условно, например, в то время как рядовой гражданин получит за небольшое преступление гораздо больший срок. А ведь самым первым условием выхода из беззакония и безнормности является, в первую очередь, соблюдение норм и законов самими лидерами страны.

Например, Чингисхан, создавая Ясу (общий свод законов для кочевников), сам следовал ей и требовал ее соблюдения от своего ближайшего круга. Это в первую очередь помогло создать общество с высоким уровнем дисциплины и самосознания, хотя до этого «Сокровенное сказание» (ранняя история монголов и Чингисхана, написанная примерно в 1240 году) описывало монголов как людей, которые «не могут заснуть, если ничего не украдут у соседей».

Требование соблюдать законность у нас поменялось на требование личной преданности правителю, что также является наследием советского периода. Правящая советская номенклатура росла именно через личную преданность правителю и руководителям на местах. Она шла через узаконенный «блат» (народное название нужных связей при Союзе), который проявлялся в «рекомендациях старших товарищей по партии».

Естественно, чтобы получить эти рекомендации требовалось быть преданным самому рекомендателю. Эта преданность «старшим товарищам» обеспечивала неприкосновенность, до сих пор у нас осуждают политиков, которые предали своих патронов – остатки прежней феодально-советской псевдоморали. Как раз в те времена и появилась поговорка, описывающая правящую бюрократическую номенклатуру: «Набрали преданных, а требуете как с умных».

Здесь лежит большая разница между государством и режимом. В государстве правящие круги первыми подают пример соблюдения законности, а в режимах – законы разрабатываются для удержания власти и подавления масс. Государствами правят лидеры, которые также подчиняются общим правилам, в режимах – диктаторы, которые прощают лично преданных им людей, даже если те нарушают законы.

Есть ли шанс навести порядок как на дорогах, так и в соблюдении законов, построив даже самый сильный режим и сильную экономику? У нас есть соседнее государство – Китай, где есть и то, и другое. Для многих наших сограждан, обозленных коррупцией, Китай является примером того, как надо расправляться с чиновниками, уличенными в коррупции или воровстве – расстрел. Конечно, подавляющее число расстреляны за распространение наркотиков в крупных размерах, а расстреливают теперь за коррупцию, если только размер ущерба или взятки превышает 3 миллиона юаней (около 460 тысяч долларов США – эта норма введена с апреля 2016 года).

При этом не всех там расстреливают и не всех ловят. В режимах, где речь идет о личной преданности и связях со «старшими товарищами», наказание за преступления идет не за само преступление, а за проигрыш в политической борьбе. То есть коррупционера расстреляют или посадят не потому что он нарушил закон, а потому что пал его высокий покровитель в центре, будь то столица или административный центр провинции. То есть точно так же, как и в случае нашего режима. А это далеко не порядок законности и верховенство права, скорее, это верховенство права сильного.

Эта избирательность «меча правосудия» несомненно отражается на восприятии простыми китайцами того, что такое соблюдение законов. Если наверху идет двуличный спектакль о том, что все по закону, то зачем соблюдать закон внизу? Поэтому несмотря на кажущийся сильный и суровый режим простые правила в Китае редко соблюдаются, особенно это видно на примере Правил дорожного движения. Это и есть недостаток правил и законов, спущенных сверху – подданные постоянно стремятся обмануть хозяина, как только им предоставляется такая возможность. Почему такое происходит?

Скорее всего, потому что в режимах с четким разделением общества на небольшую правящую элиту и остальное подданное население, подавляющее большинство людей не имеют права быть вовлеченными в разработку и обсуждение законов и правил, по которым им предстоит жить. Кому интересно жить по правилам, пускай даже идеальным, если никто не спросил, хочет ли он/она жить по этим правилам? Какими бы идеальными ни были законы, без вовлечения как можно большего количества людей в процесс принятия законов и правил мало кто будет их принимать. Людям, которые договорились между собой о правилах игры, совсем не нужен судья.

Нельзя полагать, что законы должны разрабатываться профессиональными юристами и депутатами. Законы – это те же правила, которым должны следовать люди. И эти люди будут следовать этим законам и правилам гораздо лучше, если они будут каким-то образом задействованы в принятии решений. В демократических странах около трети населения вовлечены в процесс принятия решений, в подобных нашему режимах – около 3%. Поэтому в демократических странах правила и нормы соблюдаются гораздо легче, потому что граждане осознают факт того, что эти правила с ними согласованы.

Недаром психологи одной из главных причин аномии и состояния беззакония считают выпадение людей, ощущения их оторванности от общества. Поэтому горизонтально согласованный порядок гораздо стабильнее и прочнее порядка сверху, который будет рассыпаться при первом же намеке на слабость режима.

Элери Битикчи

Публикации в рубрике «Особое мнение» могут не отражать точку зрения радио «Азаттык».

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG