Ссылки для упрощенного доступа

20 Ноябрь 2017, Бишкекское время 11:55

С 2015 года в мире появляется новое интеграционное объединение – Евразийский экономический союз. Насколько он привлекателен для самих его основателей и новых членов? Что призван дать ЕАЭС Кыргызстану?

Напомню, новоиспеченный союз создается на базе уже действующего с 2010 года Таможенного союза (ТС) России, Беларуси и Казахстана. С начала следующего года к нему примкнет Армения и, скорее всего, Кыргызстан. Официально признал себя рассматривающим такую перспективу и Таджикистан. ЕАЭС предполагает более тесную форму интеграции, нежели ТС, создавая условия (по аналогии с «четырьмя свободами» евроинтеграции) для свободного движения товаров, услуг, рабочей силы и капитала.

Для начала, следует отметить факт, что создание ТС не привело ко всеобщему буму во взаимной торговле стран-участниц. Да, по ряду категорий движение товаров заметно увеличилось, как, например, импорт Казахстаном российской пищевой продукции (что видно невооруженным глазом на полках супермаркетов), или импорт все тем же Казахстаном белорусских тракторов. Для крупного российского бизнеса 17-миллионный Казахстан и 9-миллионная Беларусь стали неплохим рынком сбыта самых разных товаров, в особенности тех, которые не котируются на рынках развитых стран. Но этого, судя по всему, недостаточно. Единый постсоветский рынок будет расширяться по максимуму, на этот раз за счет 8 миллионов жителей Кыргызстана и Армении. Товаропроизводители данных стран по подавляющему большинству товарных позиций составить конкуренцию российским коллегам не в состоянии. А последние в свою очередь отнюдь не прочь политическими росчерками пера расширить территорию экономического влияния.

Если брать Казахстан, наиболее близкий во всех отношениях Кыргызстану, то на сегодняшний день Россия продает в эту страну товаров на сумму, в 3 раза превышающую казахстанский экспорт, а в Беларусь – в 12 раз. Более того, по итогам 2014 года наиболее вероятно, что товарооборот между странами ТС снизится по сравнению с предыдущим годом. Причины разные: спад в российской экономике (а именно на ее самочувствие страны ЕАЭС будут отныне обращать самое пристальное внимание), перекрытие сомнительных направлений (таких как так называемый растворительный бизнес в Беларуси), снижение мировых цен на сырье и т.пому подобное.

На фоне таких трендов создается Евразийский союз. Каковы мотивы его создания? Теоретически снижение торговых барьеров ведет к увеличению торговли, развитию экономики, что в итоге обеспечивает повышение уровня жизни населения. В отношении ЕАЭС такие тезисы может стерпеть бумага или эфир госканалов, но если рассматривать ситуацию глобально, то происходит прикрытие части экономик постсоветского пространства от остального мира. Путем введения единых таможенных тарифов (в случае Казахстана и Кыргызстана – их «подтягивание» до российских), дополнительных правил сертификации и маркировки товаров, массы других регламентирующих норм, создающих недюжинный бюрократический заслон, отделяющий союз от остального мира. Речь идет прежде всего о привлекательных с точки зрения сотрудничества развитых странах Запада и Востока, а также важнейших экономических игроках, таких как Китай, Индия и Турция.

Насколько оправданным выглядит выбор постсоветских государств, прежде всего Кыргызстана, в пользу интеграции с Россией? Крупный рынок сбыта? В непосредственном соседстве огромный рынок Китая. Встречный вопрос - сбыта чего? Сбыта сырья: драгоценных металлов, драгоценных и полудрагоценных камней, продуктов топливно-энергетического комплекса, сельскохозяйственных продуктов, текстильных изделий. Стоит отметить, что по итогам 2013 года сальдо торгового баланса Кыргызстана оказалось отрицательным на 4,2 миллиарда долларов, то есть объем импорта в 3,4 раза (!) превысил объем экспорта. Факт того, что вступив в ЕАЭС, страна окажется в еще большей зависимости от иностранного импорта, могут спрогнозировать показатели внешнеторгового оборота России и Кыргызстана. Так, в период с 2009 года экспорт кыргызских товаров в РФ снизился со 187,2 до 152,7 миллиона долларов США (-23%), в то время как импорт демонстрировал неуклонный рост, повысившись от 1,078 миллиарда в 2009 году до 1,974 милииарда долларов США в 2013 году (+83%).

Более того, страны ЕАЭС не являются первейшими торговыми партнерами для России и в значительной мере друг для друга. Интерес Москвы, негласного и безусловного лидера данного объединения, состоит далеко не только и главным образом не в экономической плоскости. Как известно, с распадом СССР, который нынешний глава России назвал «крупнейшей геополитической катастрофой» 20 века, последовал заметный спад настроений националистически и державно настроенной части российского общества и элит. Поэтому с очевидным нежеланием вступать в евразийский клуб Украины данные слои населения ликовали по поводу присоединения Крыма. Расширение влияния под видом «евразийских объединений» здесь тоже приветствуется. Тем более, набор стран-участниц экономического ЕАЭС и военно-политического ОДКБ становится все более тождественным. А это значит, что Россия все более четко очерчивает свою сферу влияния на постсоветском пространстве. Интерес вышеназванного государства сугубо геостратегический. Ради расширения подконтрольного пространства Москва готова терпеть и определенные номинальные внешнеэкономические убытки, создавать «встряску» в отдельных секторах своей экономики и даже выделять вполне конкретные суммы для ускорения расширения объединения. В случае Кыргызстана, который заявил о намерении интегрироваться еще в 2011 году (и из которого не так давно была выдавлена американская военная база), речь идет о недавно объявленном полумиллиарде долларов США, выделенных, по словам министра иностранных дел РФ С. Лаврова, с целью «создания инструментов, позволяющих ускоренно развивать кыргызскую экономику и гармонизировать ее с процессами евразийской интеграции».

Казахстанский экономист Жандос Темиргали.

XS
SM
MD
LG