Ссылки для упрощенного доступа

25 Ноябрь 2017, Бишкекское время 15:42

Переизбрание Каримова и Назарбаева: единодушие заложников?


Ислам Каримов и Нурсултан Назарбаев.

Переизбрание глав государств до бесконечности и превращение конституций в некую благообразную ширму, за которой не стоит ничего, кроме сохранения единоличной власти почти до гроба «во имя самых высших целей и первостепенной важности задач» - едва ли не самая серьезная политическая драма постсоветской Центральной Азии.

Поневоле вспоминается судьба советских генсеков-геронтократов, погрузивших экономически деградирующий Союз в череду утомительно-пышных и пафосных похорон в застойные 80-е. Некрополь у кремлевской стены расширялся тогда по мере назначения все новых генсеков, которые с трудом ходили и больше времени проводили в больнице, чем на работе. Известно, чем все это потом закончилось. Если бессменные лидеры нашего региона продолжат эту же практику, то примерно такая же перспектива объективно неизбежна и для Центральноазиатского региона. Один пример уже был - Сапармурад Ниязов, серьезно больной и тем не менее неоднократно переизбиравшийся и присудивший себе титул «отца всех туркменов» - Туркменбаши (по аналогии с Мустафой Кемалем Ататюрком). И ушел в мир иной в качестве действующего президента Туркменистана.

Недавно переизбравшиеся Ислам Каримов и Нурсултан Назарбаев идут в том же политическом фарватере. Да и избиратели привыкли за эту четверть века совершать одни и те же действия и не ведают о том, можно ли было жить по-другому и выйти, наконец, из этой всем уже надоевшей политической парадигмы? Они не ведают, потому что другого не видели, и у них, узбекских, туркменских, таджикских и казахских избирателей, не было иного реального выбора и опыта. Тем временем река жизни безостановочно течет, да и мир за эти годы очень сильно изменился, а лидеры стали не то чтобы политическими долгожителями, но давно превратились в некие артефакты политической истории этих стран. Они возглавляли свои страны еще при Горбачеве, при коммунистическом СССР, и за эти годы поменялось целое поколение, поэтому их образ, их облик, их манеры, голос, даже походка вошли в устойчивую картину мира у жителей этих стран.

Возникает законный вопрос: хорошо сие для этих народов или плохо? Другой не менее важный вопрос состоит в следующем: каково от этого жителям всего региона, подверженного сильным внешним влияниям и на самом деле нуждающемся в политической и социальной стабильности? Да и печальный опыт применения необузданной уличной демократии уже есть - это Кыргызстан, когда-то справедливо прозванный «островком демократии» и из-за нее, в конце концов, воплотивший в реальность политический троцкизм не самой лучшей формы. Две кыргызские «цветные революции», сопровождавшиеся мародерствами, обильной кровью, страшным межэтническим конфликтом, огромным материальным ущербом, приведшим к стремительному росту внешнего и внутреннего долга страны, отбросила Кыргызстан далеко назад в экономическом плане. Поэтому этот печальный кыргызский опыт мог, пусть даже косвенно, подтвердить, что Ислам Каримов был действительно прав, как заклинание повторяя, что западная модель демократии для Центральной Азии до поры до времени неприемлема.

С другой стороны, нельзя не признавать, что тот же Ислам Каримов для Узбекистана, по меньшей мере, является фактором стабильности. Взрывоопасная Фергана, сильный исламский фактор, пока загнанный в угол и временно прячущийся в подвалах и тихих махаллях, а то и за пределами страны, а также новый политический класс, терпеливо ждущий своего часа - все это вместе взятое совсем и совсем не просто.

Примерно так же дело обстоит в Казахстане. Да, в назарбаевском Казахстане потенциал нестабильности менее очевиден, чем в Узбекистане и Кыргызстане, но более очевидна другая перспектива - возможные трения с Россией в силу протяженности общей границы, прочерченной советскими руководителями почти произвольно, часто по той же логике, по которой они когда-то действительно российский Крым отнесли к советской Украине. И тут лучшего менеджера и более подходящего переговорщика и дипломата чем многоопытный и авторитетный Назарбаев трудно было бы придумать.

Что бы ни говорили о конституционных сроках и границах президентских полномочий, действительно отнесенных в этих странах в область политической теории, но есть и повседневная жизнь людей. Они боятся потерять последнее, что еще осталось после бурных 90-х и что им удалось накопить или заработать после распада СССР. Да и «дуга нестабильности», о которой много писали Збигнев Бзежинский и разные эксперты, как раз и проходит через наш регион, и при определенных обстоятельствах постсоветская Центральная Азия вполне может стать источником нестабильности, религиозного экстремизма и терроризма. Поэтому в бесконечных переизбраниях этих политических лидеров существует, насколько можно предположить, свое оправдание, даже логика.

Означает ли сказанное, что этот регион обречен стать новым аналогом брежневского политического «застоя» и выберет, скорее, более или менее схожий с Азербайджаном политический сценарий, когда власть переходит от отца к сыну (или дочери) или иному политическому наследнику-родственнику? Наш короткий ответ был бы таким: скорее да, чем нет. Постсоветская Центральная Азия, скорее всего, застрянет между арабскими полудинастическими режимами, когда решающую роль играет не реальная политическая конкуренция, а политический сиблинг, и путинской «управляемой суверенной демократией». А в настоящее время остается весьма привлекательной и предпочтительной алиевская модель передачи власти, когда «ради высших целей нации и государства» место уходящего диктатора займет его сын, дочь, племянник и т.д.

Но это вовсе не означает, что народы данного региона так и не захотят смены режимов, более динамичной политической жизни. Многие прекрасно понимают, что динамизм и реальная политическая конкуренция стали бы лучшим способом для освежения политического климата и хотя бы относительного снижения коррумпированности и чиновничьего засилья, от которых люди до смерти устали.

Поэтому то единодушие, что было проявлено в очередной раз при переизбрании лидеров Узбекистана и Казахстана, да и Таджикистана тоже, это единодушие заложников их режима, но не свободная конкуренция идей, программ и опыта.

Как долго может продлиться это пахнущее нафталином единодушие? По-видимому, столько, сколько позволит физическое здоровье этих руководителей. Но проблема заключается в том, что затянувшаяся политическая тишина в любой день может взорваться и выведет на белый свет все то скрытое, задавленное, загнанное, что на беглый взгляд невидимо, но оно даст о себе знать в любую минуту, в любой день, как только представится такая возможность.

Осмонакун Ибраимов, профессор.

Тексты в рубрике «Особое мнение» не отражают точку зрения радио «Азаттык». ​

XS
SM
MD
LG