Ссылки для упрощенного доступа

24 Ноябрь 2017, Бишкекское время 00:46

Экономист Кубан Чороев задался вопросами, ответов на которые он ждет от Национального банка Кыргызстана.

Премьер-министр Темир Сариев 11 мая на встрече с председателем НБ КР поднял вопрос усиления контроля и надзора за коммерческими банками и обменными пунктами, точнее, премьер потребовал навести порядок на валютном рынке. Но вопрос в том, для чего и для кого поставлена данная задача. Если правительство хочет увеличить налогооблагаемую базу за счет обменных пунктов, то это копейки для бюджета страны. Если оно хочет повлиять на стабильность валютного рынка и раскрыть потенциал банковской системы в объеме экономики страны, то данный шаг означает что у нового правительства нет никаких конкретных идей, как сделать так, чтобы банковская и в целом денежная система страны работала на рост и развитие экономики. А это есть ключевые элементы, вокруг которого концентрируется сама политика, только не у нас, а в развитых странах.

Валютный рынок страны один из самых «рыночных», либеральных рынков нашей страны. Сдесь спекуляции если и возможны, то только по воле и соизволения самых крупных игроков валютного рынка - НБКР и правительства КР. Сегодня, по моему глубокому убеждению, наступило время, когда нужно усилить контроль и надзор над Национальным банком Кыргызской Республики. По сравнению с самодеятельностью НБ КР, обвинения и претензии к обменным пунктам в спекуляциях окажутся цветочками.

Как экономиста у меня есть несколько вопросов к НБ КР ответы на которые позволять нарисовать реальную картину о спекуляциях на высоком государственном уровне.

Вопрос 1. Согласно вашим официальным данным, НБ КР в 2014 году провел 48 интервенций на общую сумму 584 миллиона 546 тысяч долларов США, а с начала 2015 года было произведено всего 12 интервенций на 181 миллион 120 тысяч долларов. Итого с начала 2014 года по настоящее время объем интервенций составил 765 миллионов 666 тысяч долларов США.

У меня возникли весьма серьезные сомнения в прозрачности валютных операций, так как вы не публикуете на своем сайте данные о том, каким коммерческим банкам (названия), какую сумму, по какому курсу (с датой операции) продали эти 765 миллионов 666 тысяч долларов. Пожалуйста, опубликуйте данную информацию на своем сайте.

17 декабря 2014 года НБ КР провел так называемую спецоперацию, в ходе которой через «Айыл Банк» и «РСК Банк»​ в течении 3-4 часов по курсу 57,8 сома проданы 2 миллиона долларов США. Впоследствии вы обвинили обменные пункты в спекуляциях. Из СМИ для меня доступными стали детали только данной интервенции. И исходя из этой информации я могу сделать выводы относительно остальных 763 миллионов 666 тысяч долларов США, которые вы продали с таким же успехом. 18 декабря на пресс-конференции председатель НБ КР господин Абдыгулов Т. заявил, что Нацбанк 17 декабря продавал доллары через «Айыл Банк»​ и «​РСК Банк» по курсу 57,8 сома за доллар. ИА «Акипресс»​ ежедневно фиксирует курсы валюты - утром, в полдень и вечером. Ниже приводится таблица, где указан средний показатель (за день) курса валюты в обменных пунктах на Моссовете на 17 декабря 2014 года.

​В тот день НБ КР продавал валюту по 57,8 сома, в то время как на Моссовете доллар отдавали по 59 и 59,5 сома. Разница между курсом интервенции НБ КР и рыночным составляет 1,2-1,7 сома с каждого доллара. Теперь нашим искушенным в арифметике гражданам не трудно будет подсчитать, какую прибыль получили те коммерческие банки и заинтересованные чиновники НБ КР от интервенций на сумму 765 миллионов 666 тысяч долларов США. Поэтому уважаемый Нацбанк, опубликуйте, пожалуйста, запрашиваемую мною информацию! Тем самым вы опровергнете мои подозрения. А любые попытки скрыть данную информацию общественность расценит как доказательство правильности моих предположений, а деятельность НБ КР сочтет преступной и подсудной.

Вопрос 2. Уважаемый Нацбанк КР, ответьте пожалуйста, почему к валютным интервенциям имеют доступ только коммерческие банки, а работающие на огснове лицензии обменные пункты не имеют? Более того, есть негласная инструкция, которая запрещает коммерческим банкам продавать валюту обменным пунктам. Это наводит на мысль о том что, нагнетанием дефицита валюты в обменных пунктах вы сами провоцируете рост курса доллара, а потом продаете валюту только коммерческим банкам, чтобы они могли нажиться на высокой курсовой разнице. Иначе в чем заключается ваша логика?

Вопрос 3. К началу 2014 года валовые международные резервы НБ КР составляли 2 миллиарда 212 миллионов долларов США, к марту 2015 года они составляют 1 миллиард 748 миллионов долларов. Естественно, резервы уменьшились за счет валютных интервенций в прошлом году, но вы пополняете их за счет грантов, донорских средств международных организаций и иностранных кредитов, которые для покрытия бюджета страны поступают на счет правительства Кыргызской Республики в Национальном банке. Стало быть, вы пополняете резервы за счет народа Кыргызстана, это ведь народные деньги. Значит, вы должны давать более детальную информацию в акции каких банков (названия), в ценные бумаги каких государств и компаний вы размещаете деньги, которые принадлежат кыргызскому народу. Кто и как крутит народные деньги? Как вы принимаете решения о том, куда, во что и под какие проценты размещать миллиардный резерв кыргызского народа? Как мы можем быть уверены в правлении НБ КР, которое принимает такие решения за закрытыми дверьми? И почему в НБ КР нет независимого наблюдательного совета? И самое главное, вы должны признать, что все расходы НБ КР покрываются за счет процентов, полученных от размещения резервов народа Кыргызстана.

Хитрая схема финансирования НБ КР позволяет ему быть независимым от республиканского бюджета. Бюджет НБ КР бесконтрольно растет, как и его штат, а общественная польза снижается, не говоря о том, что НБ КР вносит огромный вклад в ухудшение благосостояния населения страны. Согласно отчетам НБ КР, расходы на обеспечение персонала банка едва ли равняются бюджету Жогорку Кенеша КР. Если только административные расходы НБ КР в 2013 году составляли 552 миллиона 414 тысяч, то уже в 2014 году они составили 685 миллионов 971 тысячу сомов. Если численность сотрудников НБ КР в 2013 году составляла 595 человек, то к концу 2014 года она выросла до 645.

Что парадоксально, наш НБ КР устроен так, что если хорошо народу - плохо НБ КР, и наоборот, что хорошо НБ КР, то плохо народу. НБ КР в прошлом году за счет девальвации сома получил совокупный доход в размере 10 миллиардов 550 миллионов сомов. Этот показатель отражает ту цену, которую заплатил народ Кыргызстана за девальвацию сома. На эту сумму НБ КР, по сути, обокрал народ, на эту сумму упало благосостояние народа страны. А для НБ КР сложились весьма удачные обстоятельства для увеличения своих расходов.

Вопрос 4. В чем секрет вашего успеха? В том, что ваши отчеты без каких-либо комментариев и мнений принимаются избранными народом депутатами Жогорку Кенеша? Не могли бы огласить список депутатов, которые получили в подарок от Национального Банка коллекционные памятные монеты НБ КР?

Вопрос 5. Ответьте, пожалуйста, обязано ли правительство Кыргызской Республики поступившие на его счет в НБ КР средства в иностранной валюте продавать только Национальному банку КР или оно может продавать их на внутреннем валютном рынке? Ведь между этим есть существенная разница, когда правительство продает валюту НБ КР, последний выдает правительству свеженапечатанные сомы, которые поступают в экономику через бюджет страны, что в конечном счете приводит к девальвации национальной валюты. А если правительство продавало бы валюту на внутреннем валютном рынке, то напротив, наш сом только укреплялся бы, поскольку рынок насыщался иностранной валютой. По моему мнению, в 2014 году главным девальвационным фактором для сома являлась именно продажа правительством валютных поступлений извне в бюджет страны Национальному банку. Потребность бюджета в конвертации иностранной валюты на сомы только в 2015 году, согласно проекту бюджета Программы государственных инвестиций, составит 40 миллиардов сомов.

Не это ли есть спекуляция на уровне правительства и НБ КР, когда 40 миллиардов свеженапечатанных сомов за год поступит в экономику через бюджет, а потом НБ КР свои же обесцененные сомы выкупает с помощью интервенций, увеличивая свою прибыль за счет народа? И вообще, есть ли совесть и нравственные принципы у членов правления НБ КР? Чем они руководствуются, когда легальными методами грабят собственный народ? При данных обстоятельствах я считаю высшей мерой кощунства и наглости обвинять какие-то обменные пункты в спекуляциях.

Если господин премьер-министр действительно хочет реально помочь экономике и в глубине души ему небезразлична судьба кыргызского народа, то ему следовало бы начать с того, чтобы инициировать реформы в нашей денежной системе. Нам не нужен такой Национальный банк, его надо ликвидировать как таковой и создать на его базе валютное управление (currency board) Кыргызской Республики. Для администрирования валютного управления не нужны сотни миллионов, которые тратит НБКР. Да и деятельность валютного управления самая прозрачная. А самое главное - только создание совершенной денежной системы во главе с валютным управлением позволит экономике страны динамично развиваться, и не будет больше инструмента обкрадывания народа.

Я надеюсь, что НБ КР исчерпывающе, открыто, честно и публично ответит на поставленные мною вопросы. А общественность сделает из этого выводы.

В конце хотелось бы привести слова лауреата Нобелевской премии по экономике Фридриха Хайека который сказал: « … политические потребности сегодняшнего дня не должны волновать ученого-экономиста. Его задача, как я не устану повторять, заключается в том, чтобы сделать политически возможным то, что сегодня еще политически невозможно. Решать, что можно сделать в настоящий момент, есть задача политика, а не экономиста, который должен постоянно подчеркивать, что упорное движение в данном направлении ведет к катастрофе».

Кубан Чороев.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG