Ссылки для упрощенного доступа

19 Ноябрь 2017, Бишкекское время 13:04

Французская поговорка гласит: «С любовью не шутите». Вроде сказано правильно, но беда в том, что управлять этим сильным, очень часто труднообъяснимым, сверхрациональным чувством, которое вообще ведомо человеку, редко кому удается. Особенно если любовь сильная, настоящая, непреходящая. Поэтому там, где любовь, там и напасть, - говорят те же французы.

Такой оказалась поистине драматическая любовь между великой кыргызской балериной Бюбюсарой Бейшеналиевой и прекрасным врачом, неординарным человеком, своеобразным кыргызским Меджнуном любви Муртазой Асановым. Первое имя, понятно, известно всем, но второе наверняка может вызвать вопросы и недоумения, но именно этот момент столь искренне и почти с очерковой достоверностью раскрыт писателем-любителем, к тому же живым свидететелем этой удивительной истории отношений Касымбеком Тазабековым в его книге «Өмүргө тете бир күн» («Ночь длиною в жизнь»), вышедшей в печать в этом году.

Самое удивительное, в этой истории так хорошо видны черты личности Бюбюсары Бейшеналиевой, великой балерины и человека, и ее пламенного Меджнуна - Муртазы Асанова, который в своей всепоглощающей любви к ней превзошел самого себя, обнаружил свои наилучшие качества, всегда оставаясь именно Меджнуном в любви, а не превращаясь в ревнивого Ланселота с полоумными глазами. Он, безоглядно окунаясь в свое чувство, оставался человеком, который, фанатично любя и будучи готовым пойти на все ради своей избранницы Бюбюсары, тем не менее, никак не желал причинять ей лишнюю боль, навредить ее возрастающему общественному реноме, ни в коем случае оторвать ее от театра, от балета, который был предметом не менее сильной любви и профессиональной преданности этой легендарной женщины.

А Муртаза, обычный студент Киргизского госмединститута конца 50-х, влюбился в балерину почти тривиально - попал в театр, хотел посмотреть спектакль с участием Бюбюсары, как многие молодые люди того периода, и увидев на сцене, почти с первого мгновения безнадежно влюбился в нее. Но таких, как он, в то время были десятки, если не сотни, поэтому он никак не был исключением из некоего общего ряда. И все-таки Муртаза оказался тем редким исключением, которое и позволяет нам его назвать Меджнуном страсти, человеком, который безоглядно бросал себя в полыхающий огонь рокового для него чувства, сжигал себя, при этом глубоко страдая, одновременно наслаждаясь этим горением, не думая о последствиях. Так он стал театралом поневоле, любителем балета, неизменно сидел в первом ряду, не пропускал ни одно представление с участием Бюбюсары, с жадностью глазея на каждое ее движение, всматриваясь в каждую деталь ее лица, тела, восхищаясь самыми мельчайшими ньюансами ее артистического мастерства. Вот тогда и он с немалым опасением понял, что реально болен, но болен неизлечимой болезнью - Любовью.

Надо особо отметить и другое. Муртаза, как мужчина, как парень, никак не был той посредственностью, на которую любая более или менее заметная девушка могла не обратить внимания, считая это пустой тратой времени. Он был настоящим кыргызским красавцем и у него самого были свои тайные воздыхатели среди сокурсниц, знакомых. Вообще он был рожден, отмечает автор книги, быть покорителем женских сердец, стать потенциальным Дон Жуаном своего круга, а врачебную карьеру он мог сделать без большого напряжения. Учился хорошо, был абсолютно самостоятельным молодым человеком, имел прекрасное чувство юмора, занимался спортом и т. д., но любовь к Бюбюсаре вдруг начала с треском ломать его жизнь, кардинально менять его жизненные взгляды. Все это привело к тому, о чем те же французы, большие знатоки «науки страсти нежной», обычно говорят: «Полюбишь женщину, полюбишь и ее собаку».

Это и произошло с Муртазой - он вдруг решил стать артистом балета! И, недолго думая, поступил в балетную студию при оперном театре, бросив любимый мединститут. И стал, о сила любви, достаточно успешным балероном, каждый день, до седьмого пота трудясь в репетиционном зале. Конечно, у него не было тех знаний и той профессиональной выучки, той школы, что было у великого Урана Сарбагышева или замечательного Роберта Уразгильдеева, но на него все равно не могли не обратить внимания. Обратила внимание, наконец, и Бейшеналиева, в то время бесспорная примадонна кыргызского балета.

Они тогда и познакомились. И, наконец, наступил тот вожделенный для Муртазы день, когда он мог открыто признаться в любви к балерине. Но, как сообщает автор книги, она этому делу особо не удивилась, ибо такое случалось достаточно часто в ее личной жизни, но и не могла она не оценить отчаянный, в то же время смелый поступок молодого стройного красавца. Она с сожалением осознала и другое - Муртаза был, в любом исходе событий, не тем выбором, не той партией, да и был моложе ее ровно на пять лет, не говоря о том, что он был никакой не звездой, не ведущим артистом, а всего лишь танцором в кордебалете. К тому же ко времени, когда она встретилась с Муртазой, балерина уже успела пережить первую свою семейную драму.

Дело было в том, что Бюбюсара, свежеиспеченная выпускница знаменитого Хореографического училища им. А.Я.Вагановой в Ленинграде, успела расстаться с талантливым композитором Акматом Аманбаевым, за которого вышла замуж в 18-летнем возрасте. Брак двух перспективных молодых представителей кыргызской культуры всем тогда казался совершенно удачным, а перспектива безоблачной, но удивительная красота Бюбюсары, ее стремительно растущая популярность, особенно толпы воздыхателей, среди которых были достаточно высокопоставленные работники ЦК, ректоры, министры и т. д., этот брак обрек на очень скорый распад. Говоря другими словами, имела место типичная семейная драма красивой знаменитой женщины, вполне объяснимой ревности молодого мужа и так далее.

Если говорить коротко, то состояние Бюбюсары на момент встречи с Муртазой и более близкого знакомства с ним можно было описать одним только словом - растерянностью, а также боязнью навредить своему устоявшемуся реноме звезды кыргызской сцены, депутата, гордости страны, что уже крепко прилипли к ее имени. Она определенно не могла не беречь этот свой статус и не имела права разочаровать людей, многочисленных поклонников, общество. Говоря другими словами, она уже не принадлежала себе и в этом заключалась главная проблема этих отношений. Поэтому она иногда в отчаянии говорила Муртазе, почему у нее такая складывается судьба, «почему он не родился на пять лет раньше» и т. д. Но можно предположить и другое - у нее к нему по-настоящему сильной привязанности все-таки не возникало - мешали традиции, мешали опасения, возможные кривотолки. Как известно, советское общество нельзя было назвать пуританским, но так называемая партийная этика, статус депутата и орденоносной примадонны, с которой посчитал за честь потанцевать сам Никита Хрущев в Кремле, опекали, как артистку, Исхак Раззаков, затем Турдакун Усубалиев, долго добивался согласия выйти замуж Салмоорбек Табышалиев, ректор единственного тогда университета республики, поклонником балерины был Салмоорбек Акиев, тоже известный партийный и советский деятель, дипломат, а другой высокопоставленный воздыхатель даже просил снять один туфель у балерины, и, наполнив конъяком, залпом выпил - все это было слишком серьезно. И она буквально умоляла, уговаривала Муртазу вернуться к медицине, стать врачом, тем более Бюбюсара решилась выйти замуж за давнего ухажера, тоже врача, преподавателя мединститута, чтобы покончить со сплетнями и одинокой жизнью. Новый супруг казался вполне подходящим выбором - был старше ее по возрасту, имел научную степень в области медицины и т. д. Но, к сожалению, человек оказался сильно пьющим и с ним пришлось расстаться довольно скоро.

Муртаза вынужден был все-таки уйти. Выхода другого не было. Он все прекрасно понимал. Понимал и то, что его пламенная любовь не рождена для счастья, а для испепеления его дотла. И решил не навредить карьере Бюбюсары, ее любви к балету. Да и она часто говорила, что театр - ее жизнь и жить без нее она не в состоянии. Понимая все это, Муртаза с болью на душе оставил театр и вернулся в институт. Он очень долго ходил сам не свой, грустный и замкнутый. В то время он мог бесконечно повторять слова Байрона: «Забыть тебя! Забыть тебя!». Но именно это удавалось ему хуже всего. И тогда он решил на крайний для себя шаг - жениться. И женился.

Прошло время. Но судьба сложилась так, что несколько лет спустя, когда слава Бейшеналиевой была в самом зените, она заболела и заболела серьезно - у нее нашли туберкулезные палочки. Анализы показали, что необходима операция - резекция верхней части правого легкого. Ясно, что она предпочла Москву для лечения. Так, спустя несколько лет, злая (или милостивая?) судьба вновь столкнула Муртазу с ней. Столкнула будто бы крайне удачно и счастливо. Дело в том, что он как раз в это время стажировался во Всесоюзном научно-исследовательском институте туберкулеза, куда и положили Бюбюсару. О новости узнали все сотрудники, в том числе и высококвалифицированный врач-фтизиатр из Кыргызстана Муртаза Асанов. Он буквально ожил. И нет смысла говорить, как он неразлучно сидел у кровати своей любви, принимал непосредственное участие в подготовке ее к операции, а потом в самой операции, главное, отдавал, как донор, свою кровь, которая оказалась той же группы, что и у Бюбюсары. А она посчитала эту встречу за добрый знак, за удачу и искренне радовалась. Так проникла кровь Муртазы в тело, в самое сердце его несбывшейся мечты, а балерина не могла не быть глубко тронутой и благодарной Муртазе за все это.

Их общение продолжалось почти без конца. Это было настоящее счастье. И на этот раз, хоть уже два раза она обожглась в браке, благодарная Бюбюсара выразила желание даже родить от него, но теперь уже Муртаза не мог идти на это - он был женат и имел детей. Да и он понимал давно и точно, что их чувствам не суждено реализоваться, а судьбам - соединиться. И, когда Бюбюсара встала на ноги, он представил ей свою семью, детей. И оставил свою жену и балерину одних в больничной палате, тем более, его благоразумная жена прекрасно знала об этой грустной истории. Никто, конечно, не знает о чем говорили две женщины, но вскоре вылечившаяся балерина уехала обратно во Фрунзе и этой затянувшейся драме пришел логический конец.

Правда, судьба лицом повернулась к Муртазе еще один раз, будто «на закат печальный» любовь захотела «блеснуть улыбкою прощальной», говоря словами классика. Дело было опять в благословенной Москве, в гостинице «Украина», когда Муртаза, ни о чем не ведая, ужинал со своими товарищами, и вдруг нагрянула в зал ресторана небольшая группа кыргызских депутатов. Среди них оказались и сияющая Бюбюсара Бейшеналиева с не менее радостным Чингизом Айтматовым. Она сразу заметила Муртазу и они очень тепло, как старые друзья, в обнимку поздоровались. Это заметил, разумеется, и Чингиз, к тому времени почти мегазвезда мирового масштаба. Застолье продолжалось долго и никто среди сидящих не знал о взаимных отношениях Муртазы и знаменитой балерины, которые частенько переглядывались. И тут Муртаза и его друзья посчитали нужным передать через официанта бутылку шампанского и что-то еще к столу депутатов в знак внимания. И вдруг зазвучала какая-то всем знакомая классическая музыка. То был вальс из «Лебединого озера», который, как потом выяснилось, был тайно заказан Муртазой, как сигнал, как ностальгическое приветствие к Бюбюсаре. Оставалось только набраться смелости и пригласить балерину к танцу. Что и произошло.

Это было незабываемым зрелищем. Это было настоящим дежавю, гибелью богов, неким сюжетом для фильма вроде «Последнего танго в Париже» Бернардо Бертолуччи или темой для Вуди Аллена. Это было и встречей с прошлым, и прощальным танцем, и прощанием вообще. Муртаза понял, что Бюбюсара всей душой и всеми своими мыслями и мечтами с другим человеком, а он стоял перед его глазами. Это был Чингиз…

Но в этой истории интересен еще один момент. Это то, как в ней возникла фигура автора нами упомянутой книги Касымбека Тазабекова и как он по-своему был опален магической личностью Бюбюсары Бейшеналиевой. Тут опять непредсказумо переворачивалась судьба, очертив замысловатый свой круг и сильно задев при этом хорошего друга Муртазы, его молодого собрата - теперь уже Касымбека.

Эта параллалельная или побочная история Касымбека с Бюбюсарой мне невольно напомнила повесть Чингиза Айтматова «Джамиля», в которой не два, как обычно это бывает, а три участника любовной драмы и в которой третий - это благородный юнец Сейит, подросток, который потрясен, вдохновлен взаимотношением двух возлюбленных, но в то же время сам до глубины души затронут этим обстоятельством, тоже влюблен в Джамилю на все сто. Дело в том, что Муртаза искренне поделился с Касымбеком Тазабековым своей личной историей, точнее сказать, драмой, когда они учились в Москве. Но угодно было судьбе, чтобы и Тазабеков, врач-травматолог, встретился позднее с Бюбюсарой, но всего один-единственный раз, когда та пришла за сыном Эрмеком Аманбаевым, который попал в госпиталь с переломом, повздорив со своими уличными сверстниками.

«Трудно передать словами, как я был потрясен, в первый раз увидев своими глазами эту знаменитую женщину, немного уставшую к концу дня, в приемной госпиталя. Видимо, она пришла после очередного спектакля. Медсестры ее не узнали через узкое окошко двери и упорно не пускали к сыну, ссылаясь на карантин по гриппу. В этот момент и я ее увидел, сразу узнал, и счел за честь мигом принести чистый, накрамаленный халат и проводить до палаты, где сын лечился. И до сих пор помню, как я стеснялся с ней разговаривать, элементарно вести нормальную беседу» - вспоминает автор. «И я бы никогда не осмеливался попроситься проводить ее до дома (время было позднее), если она сама не просила об этом».

Опустим подробности, но отметим, что по дороге балерина расспрашивала у стеснительного врача о том, о сем, но когда узнала, что этот осмелевший молодой человек знает кое-какую историю о ней и об одном человеке, то она легко добилась того, чтобы Касымбек рассказал все, что знал. И балерина все подтвердила. «Все так, братишка», - сказала она и мудро заметила, что эта была с самого начала обреченная на неудачу любовь.

И тут с ним и с балериной, до глубокой ночи погулявшими по Дзержинке и разговорившимися по душам, происходит почти невероятное. Вдруг, ни с того, ни сего, Бюбюсара попросит ее приподнять и сказать, как врач, тяжела ли она, в чем время от времени упрекает ее партнер по балету Уран Сарбагышев. И он, вначале страшно стесняясь, поднимет, при этом смущенно ответив, что она легкая. Бюбюсара, как все звезды ее уровня, весело расхохоталась на это и позволила ему и дальше пронести на руках, коли легкая. Благо, почти никого не было на Дзержинке, было давно за полночь. Но эти моменты, тонко и с неприкрытой ностальгией описанные автором, я советую читателям прочитать самим …

Конечно, автор, будь он нечестен и захотел прославить себя со связью (пусть и недолгой, всего в одну ночь, и то безо всякой задней мысли и никакого флирта) со знаменитой красавицей-балериной, мог добавлять краски и объявить себя неким набоковским соглядатаем или кем еще. Но нет, автор даже в мыслях не допускает какого бы то ни было отсебятины, описывая все как было, но и не скрывая, что этой было лучшей в его жизни ночью, ночью реального соприкосновения к личности Бюбюсары. В своей книге автор глубоко восхищается великой любовью Муртазы к Бюбюсаре, чему он был свидетелем, но сам он не замечает, что его пером двигает и его личная любовь к этой легендарной женщине.

Заканчивая свою книгу, автор пишет, что, когда артистка заболела во второй раз, теперь уже недугом неизлечимым, рядом с ней, в знаменитой Кремлевке, находилась уже ее настоящая любовь - Чингиз Айтматов.

Об этой любви написано и сказано очень много, поэтому не станем повторять известное, но стоило бы заметить, что эта поистине великая любовь Бюбюсары к Чингизу принесла ей только боль и горечь - горечь несбывшейся судьбы и счастья. Так случилось и с самим Айтматовым. И я прекрасно понимаю, почему с такой потрясающей силой он написал в своих культовых произведенях несчастную любовь между Танабаем и Бибикан, Едигеем и Зарипой, Дюйшеном и Алтынай и многими другими. И почему рыдал, как мальчик, у всех на виду, когда люди провожали великую балерину в последний путь в театре оперы и балета 10 мая 1973 года.

Итак, заключаем статью. Но она была бы не полной и не завершенной, если бы мы не послушали, что говорил сам Чингиз Торекулович о любви к Бюбюсаре в конце своей жизни. А сказал вот что. Критик Валентин Пустовойт спрашивает у писателя:

- Меня потрясла история вашей любви с Бюбюсарой Бейшеналиевой, описанная вами в книге «Плач охотника над пропастью». Как вы думаете, почему безоглядно, с полной самоотдачей мы, как правило, влюбляемся только один раз в жизни?

- Видимо, наступает такой момент духовного созревания, созревания чувств. Это вершина духа, вершина самопонимания. Понимания того, что дается жизнью. Да, это великая история любви в моей жизни. Незабываемая. И это было вершиной... Но что было, то было…

Но литератор интересуется:

- Случалось ли, что любовь вызывала какой-то резкий поворот в вашей судьбе?

- Не могу такого сказать. Ведь учтите, что та обстановка (советская - прим. автора) проявлениям любви не способствовала, тот режим такие душевные всплески не приветствовал. Все укладывалось в жесткие рамки, определенные партией. Ведь моя юность и молодость прошли в сталинские и послесталинские времена.

- Была ли у вас несчастная любовь? Боялись ли вы после нее влюбляться?

- Наверное, я это уже пережил.

- Кстати, как вы думаете, почему несчастная любовь так долго помнится?

- Это же трагедия, личная трагедия.

- А почему воспоминания о ней всплывают в памяти со сладкой болью?

- Потому что то, что грезилось, то, что приближалось, то, что уже имело свое место в сердце, вдруг разрушилось. И это оставляет особый след в сознании. Несбывшаяся мечта…

И писатель завершает свою мысль так: «Любовь — богиня будущего. Без любви не может быть будущего у человека. Любовь — основа жизни. Не будет любви — не будет связанных с нею страстей. И жизнь человека станет опустошенной. И потом, не будет любви - не будет детей, фактора, связующего нас с будущим. Все, что дано природой, звездами, Космосом, любовь в себя включает. Любовь - это симфония, точнее, мировая симфония».

История любви или любовей, рассказанная нами в виде импровизирванного отклика на книгу К.Тазабекова, лишний раз подтверждает эту вечную истину.

К сказанному хотелось бы добавить, что неразделенная или несчастная любовь, сублимируясь в мощный креативный потенциал, способна неожиданно открыть в человеке широкое поле к художественному творчеству, как в случае Данте, Ван Гога, Тургенева, нашего великого соотечественника Айтматова. Но она может и сломать человека, отнять у него волю к жизни, даже разрушить личность. Рано ушли из жизни талантливый А.Аманбаев, первый муж балерины, ушел и второй ее муж, имя которого по определенным соображениям не хочется упоминать, ушел безвременно и Муртаза Асанов - Меджнун, неисправимый романтик, раб любви, заложник страсти, человек в истинном смысле слова. Безвременно ушла и Бюбюсара.

Любовь так сильно обожгла их душу, а ее несбыточность или неразделенность невероятно сузила, опустошила само жизненное, духовное пространство, вынула из него некую содержательную суть и жестоко сократила дарованные небесами сроки их пребывания на земле…

Осмонакун Ибраимов, профессор

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG