Ссылки для упрощенного доступа

22 Ноябрь 2017, Бишкекское время 15:32

Журналист или сборщик и распространитель слухов?


Иллюстративное фото.

Марат Раимханов на своей странице в Facebook высказал свое отношение к профессионализму журналистов и работе СМИ в Казахстане. Мы решили опубликовать его пост, поскольку ситуация, о которой говорит автор, присуща и Кыргызстану.

Если проанализировать опыт последних лет, можно сказать, что казахстанские компании чаще всего сталкиваются с тремя основными репутационными рисками: публичные жалобы со стороны клиентов, недопонимание с государственными органами и откровения действующих или бывших сотрудников.

Существуют определенные методики для работы с этими проблемами, но наиболее опасным фактором является непрофессиональность местных СМИ, через призму которой первые три риска приобретают дополнительный масштаб и последствия.

В силу временного пребывания за рубежом я не смотрю последние полгода казахстанские телеканалы и не читаю прессу, но могу довольно точно охарактеризовать новостные ресурсы. Рейхминистр Геббельс как-то сказал: «Мы добиваемся не правды, а эффекта». К большому сожалению, эта фраза стала неофициальным лозунгом многих наших новостных агентств. Если опустить вопросы аффилированности, ангажированности и откровенной коммерциализации, то вырисовываются три базовых характеристики деятельности СМИ: стремление к эффекту первичности, создание эмоционального резонанса и манипуляция фактами. Все это давно известные методы субверсивной пропаганды, использующей значимые образы, лозунги и символы и играющей на предрассудках и эмоциях аудитории.

Обычной стала публикация мнений из социальных сетей, часто сенсационных и полных субъективных предубеждений, а также высказываний многочисленных «экспертов», возникших ниоткуда, но вовремя. Тем самым СМИ стремятся к эффекту первичности – первыми выдать «жареную» новость и тем самым поднять свои рейтинги. При этом журналист полностью игнорирует фактчекинг – основу профессиональной журналистики, создавая и распространяя фактоиды в этом и без того «шумном» мире.

Напомню коллегам пять простейших методов проверки фактов: работайте с первоисточниками; подтверждайте и перепроверяйте факты независимыми источниками, так как первоисточник тоже может ошибаться или намеренно лгать; обязательно опубликуйте мнение другой стороны, иначе это игра в одни ворота; не ведитесь на фейки; используйте доступные инструменты, например, «Гугл». Принцип прост – не умеете применять фактчекинг, не занимайтесь брейнвошингом.

Яркий пример эффекта первичности - случай с «избиением» женщины и ребенка в столичном кинотеатре, который был растиражирован одним известным новостным порталом. После публикации в «Фэйсбуке» альтернативного мнения и обвинения портала в клевете, статью удалили. Тот же ресурс без согласия и указания авторства разместил у себя мою инфографику. Когда же я написал им письмо, статью опять же молча удалили, без каких-либо комментариев.

Другой сайт также любит постоянно выкладывать посты из «Фэйсбука», даже не спрашивая разрешения, хотя тем самым ресурс получает просмотры, а значит, и зарабатывает на публикациях деньги. Советую им пойти еще дальше и уволить всех журналистов. Эти и подобные случаи характеризуют новостные порталы не как центры профессиональной журналистики, а как макрекеров, сборщиков и распространителей последних слухов в социальных сетях.

Эмоциональный резонанс наши СМИ любят вызывать посредством психологического шока – публикацией шокирующих фотографий, видео, громких заголовков со словами «жестокий, страшный, зверский», описанием физиологических подробностей преступлений... Это выгодно в краткосрочной перспективе, так как обывателей тянет на хардкор, но ни о каком профессионализме журналистов и редакторов речь здесь не идет. К примеру, один новостной портал, с моей точки зрения имеющий явные геополитические предпочтения, выдал новость о том, что в Берлине мигранты с Ближнего Востока совершили групповое изнасилование девочки из семьи выходцев из России. В Германии журналисты DW уже разобрались, откуда дует ветер, а на российского корреспондента, распространившего эту «утку», подан иск за разжигание национальной розни.

Другой казахстанский портал за участие в семинаре по теме национализма причислил всех спикеров к «казахским националистам», использовав прием ложной аналогии. А если бы мероприятие было посвящено правам ЛГБТ-сообщества? Неужели заголовок звучал бы как «Представителей казахских сексменьшинств пригласили в Вашингтон»? Это пример манипуляции фактами. Так же как и фотография мужчины, торгующего овощами и фруктами с «Хаммера» - на самом деле, фото сделано четыре года назад и не имеет к текущему кризису никакого отношения.

Хотя, в целом, я против диффамационных законов, так как обвинения в клевете при несовершенной судебной системе могут подрывать работу по-настоящему независимых и профессиональных СМИ, но полностью согласен с высказыванием Теодора Рузвельта о том, что лжец ненамного лучше вора.

Как решить вопрос? Повышать стандарты подготовки журналистов в университетах. Главным предметом должна стать профессиональная этика, а инструментальные навыки – это вторично. Большинство журналистов, которых я знаю, все равно приобрели свои профессиональные навыки уже в процессе работы. Редакции должны заниматься постоянным повышением квалификации своих сотрудников, что дешевле, нежели расходы от судебных исков и репутационные издержки. Хорошо бы иметь в штате фактчекера – не по совместительству, а как отдельную единицу. Журналистам нужно самим активно изучать эти вопросы и повышать свою грамотность, благо сейчас множество доступных ресурсов. Ну, а если мешают лень, гордость, пренебрежение, то лучше искать другую сферу деятельности, например, укладывать шпалы или разгружать вагоны.

Марат Раимханов

XS
SM
MD
LG