Ссылки для упрощенного доступа

14 Декабрь 2017, Бишкекское время 02:43

Согласно проведенному в 2015 году исследованию в сфере общественной безопасности, 63% жертв преступлений не сообщают о них в милицию.

Согласно проведенному в 2015 году исследованию в сфере общественной безопасности, более 60% жертв преступлений не сообщают о них в милицию. «Азаттык» поговорил об этом с активистами гражданского союза «За реформы и результат» Тимуром Шайхутдиновым и Урматом Казакбаевым.

«Азаттык»: Расскажите о целях и задачах исследования? Когда и кем оно проведено?

Тимур Шайхутдинов
Тимур Шайхутдинов

Тимур Шайхутдинов: Не секрет, что правоохранительные органы делают основной упор на борьбе с преступлениями и преступниками. Одна из целей нашего союза — помочь милиции переориентироваться на нужды населения. Поэтому мы провели исследование уровня общественной безопасности в Кыргызстане.

Оно проведено летом 2015 года, было опрошено 3,5 тысячи человек по всей стране. Респондентов поделили на две категории: пострадавших от 12 видов наиболее распространенных преступлений и всех граждан, вне зависимости от того, совершены были правонарушения против них или нет.

«Азаттык»: Каковы результаты исследования?

Урмат Казакбаев: Итоги проведенной работы очень отличаются от официальной статистики. По нашим данным, всего 34,7% пострадавших от преступлений граждан заявляли о них в милицию, более 63% потерпевших не обращались.

Поэтому, когда милиция говорит о раскрытии почти всех зарегистрированных преступлений, нужно помнить, что речь идет только о трети от всех совершаемых в стране преступлений. Большая же часть вообще остается без внимания.

Многие опрошенные граждане пояснили, что не обращаются в милицию, поскольку не верят в ее способность предпринимать какие-либо действенные меры. Это печальная статистика, показывающая отсутствие доверия к милиции.

Тимур Шайхутдинов: Для милиции и политического руководства страны это должно стать серьезным сигналом — 63% столкнувшихся с преступлениями граждан не обращаются в милицию. Это говорит об уровне доверия не только к правоохранительным структурам, но ко всем органам власти.

Если затронуть тех, кто все же обратился в милицию, то наиболее высок процент обращений по фактам угона автомашин — около 60% потерпевших написали заявления. По остальным преступлениями статистика обращений в милицию гораздо ниже.

«Азаттык»: Скептицизм в обществе к работе МВД обоснован на чем-то?

Урмат Казакбаев
Урмат Казакбаев

Урмат Казакбаев: Реформа органов внутренних дел началась в 2013 году, когда были приняты конкретные меры и документы. МВД, правительство и гражданское общество в то время разработали меры по реформированию милиции.

Прошло три года, но разве рядовые граждане ощущают какие-либо изменения? Как гражданин я ничего не увидел. Должны были реформировать Дорожно-патрульную службу МВД, установить камеры на улицах города, но ничего не сделано. Единственное, где-то устанавливаются контейнеры, в них открываются участковые пункты милиции. Это реформой нельзя назвать.

Тимур Шайхутдинов: У нас много слов и документов, но реальных действий недостаточно. Да, принимаются попытки изменить систему оценки работы милиции, ради соответствия которой применялись пытки и прочие незаконные методы. Была идея объединить патрульно-постовую службу и ДПС в одну структуру, но ничего не сделано. Проект «Безопасный город» существует лишь на словах.

Поэтому можно утверждать, что скептицизм населения к милиции обоснован. Упомянутый выше показатель числа граждан, не заявляющих в милицию о преступлениях, наглядно демонстрирует, как люди оценивают реформирование ОВД.

Следует признать, что проведение реформ требует действий не только МВД. Нужна политическая воля правительства и парламента, который пока никак не выразил своего отношения к этому процессу.

Я приведу цифру из другого исследования, тоже проведенного в прошлом году — 82% кыргызстанцев считают, что наши правоохранительные органы нуждаются в реформировании.

«Азаттык»: Люди, которые не обращаются в милицию, просто смиряются с ситуацией или решают проблемы через другие, неформальные структуры?

Тимур Шайхутдинов: Мы можем лишь предположить, что часть людей обращаются к другим структурам или занимают пассивную позицию. Четких данных по этому поводу мы не имеем.

Опять же, 60% - а это высокий процент - не получают помощь от правоохранительных органов, при этом они ведь платят налоги государству. Основными причинами, по которым потерпевшие не обращаются в милицию, является то, что люди считают свои проблемы недостаточно серьезными, не верят в какую-либо реакцию правоохранителей, либо в способность милиционеров что-либо действенное предпринять.

Урмат Казакбаев: Отвечая на ваш вопрос, добавлю, что 8,4% опрошенных нами потерпевших сказали, что решили свои проблемы другим путем, то есть обратились куда-то или к кому-то другому, но не к милиции.

«Азаттык»: Около 35% потерпевших все же обращались в правоохранительные органы. Как они оценили работу милиции?

Тимур Шайхутдинов: Согласно исследованию, очень довольны были 9% заявителей, скорее довольны, чем нет — 14%. То есть, большинство респондентов было либо недовольно, либо нейтрально оценило действия правоохранителей.

Следует добавить, что 77% потерпевших респондентов ответили, что их заявления были приняты, 17,4% в принятии обращений было отказано.

«Азаттык»: Потерпевшие от вымогательства граждане куда-либо обращались?

Тимур Шайхутдинов: Вне зависимости от того, какой госслужащий из какого госоргана вымогал у них деньги, порядка 98% таких людей никуда не обращались. Люди не верят,что такие факты будут расследованы, либо зачастую граждане сами выступают инициаторами дачи взятки. Соответственно, им нет резона обращаться в госорганы.

Кстати говоря, хочу затронуть немаловажную тему гражданской ответственности: в опросах выяснилось, что только 46% людей, ставших свидетелями акта насилия, не остались в стороне — они лично вмешались в ситуацию либо позвонили в милицию. Более 50% граждан прошли мимо, не обратив внимания на инцидент.

Это же касается домашнего насилия в отношении детей — 9% опрошенных кыргызстанцев знали, что соседи жестоко обращаются с детьми, применяют насилие не в качестве наказания за проступки, а банально истязают детей. Но большинство этих людей никуда не обращаются. Это вопрос гражданской ответственности.

«Азаттык»: Что тормозит реформу правоохранительных органов?

Тимур Шайхутдинов: Явно не хватает политической воли. МВД самостоятельно не может быть инициатором и двигателем реформ. В этом участвуют разные неправительственные организации и гражданское общество, но во власти отсутствует центр по продвижению реформ. Есть только слова, но нет поступательных действий. Нужно понять, что отсутствие реформ в этой сфере скажется на доверии к властям в целом.

Урмат Казакбаев: Другая важная причина отсутствия реформ — нестабильность правительства. С момента принятия программы реформирования ОВД в 2013 году сменились три премьер-министра, сейчас работает четвертый. Реформа милиции — не строительство дома, это целая система с тысячами людей. Для ее изменения нужен не один год работы.

Активисты в офисе «Азаттыка»
Активисты в офисе «Азаттыка»

Предвидя сложности в решении этой проблемы, мы изначально предлагали передать процесс реформирования от МВД и кабмина в специально созданный и постоянно действующий совет с полномочиями. Пусть поменяются хоть 10 премьеров или глав МВД, этот совет продолжал бы работу. Увы, этот механизм не был реализован.

Осталось два года из намеченного срока, и мы надеемся, что за это время что-то будет сделано. Начать нужно в ближайшие полгода, иначе потом физически не успеем что-либо сделать, поэтому важно форсировать работу.

Тимур Шайхутдинов: Важно отметить, что все больше сотрудников милиции, особенно на местах, начинают чаще и лучше взаимодействовать с населением и органами местного самоуправления без приказов сверху. В 12 населенных пунктах совместными усилиями разработаны меры по улучшению правопорядка. Это хороший пример того, что даже без политических решений на местах происходят и могут иметь место изменения.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG