Ссылки для упрощенного доступа

21 Июль 2018, Бишкекское время 21:50

Однажды я рассказала своему экс-бойфренду-ирландцу о том, что некоторым мужчинам-кыргызам не нравится, что кыргызские девушки встречаются с мужчинами других национальностей. Он удивился и спросил: «И что, если увидели бы нас вдвоем, они меня побили бы?». «No, darling, – ответила я. – Они побили бы меня».

Пытаясь объяснить ему патриархальные устои своей родной культуры, я в шутку процитировала героиню фильма «Моя большая греческая свадьба»: «Каждая греческая женщина должна сделать в своей жизни три вещи: выйти замуж за грека, родить маленьких греков и кормить их всех до самой своей смерти». Но объяснить, почему у кыргызов «борьба за чистоту крови» проводится в уничижающей человеческое достоинство форме, я не смогла, потому что кто-то когда-то негласно решил, что кыргызские женщины – это собственность народа.

А посудачить о женщинах, особенно молодых, незамужних, привлекательных и независимых, наш народ любит. Для этого даже существует специальное понятие - слат-шейминг (от англ. slut – шлюха, shame - позор) - критика и унижение женщины за ее реальную или предполагаемую сексуальную активность на основе ее внешнего вида или поведения. Я специально выделила слово «предполагаемую», потому что поводом для слат-шейминга может стать что угодно - образ жизни, привлекательная внешность, откровенная одежда, яркий макияж, общительность, любовь к ночным клубам или даже профессия.

У кыргызов слат-шейминг приобрел еще более уродливые формы. Я читала ужасно оскорбительные комментарии в адрес женщин-урологов и сексологов и тех, которые занимались танцами на пилоне.

«Легкодоступными» зачастую считают моделей и танцовщиц. «Несвежими» называют девушек после определенного возраста, хотя возраст – не показатель сексуальной активности, а сексуальная жизнь – не повод для стыда.

У нас девушку могут обозвать гулящей: если она не замужем и живет отдельно от родителей; если ее вечером подвез домой коллега с работы и это, не дай бог, увидели соседи; если она носит короткие юбки; если она уверена в себе и открыто выражает свое мнение; если она пользуется вниманием мужчин. Ну и ярлык абсолютной изменщицы родине и клеймо распутницы – это отношения с мужчиной другой национальности.

Интересно, что мужчины-кыргызы не подвергаются со стороны общества такому осуждению за романтические отношения вне родной культуры. Две первые леди страны – первая жена экс-президента КР Курманбека Бакиева Татьяна и супруга действующего главы государства Алмазбека Атамбаева Раиса – не кыргызки. Представьте, если бы мужчинам говорили, что они встречаются с американкой только из-за денег, или нападали на них в кафе с криками: «Почему ты сидишь с китаянкой? Тебе не стыдно?». В отношении же девушек, которые встречаются с иностранцами, особенно из более развитых стран, подобные комментарии часты.

«Когда мы садимся в такси или ходим в кафе, я постоянно встречаю укоризненные, наглые взгляды охранников, таксистов, официантов. В такие моменты я чувствую, будто должна опустить глаза и оправдаться перед ними, хотя они мне никто. Иногда они думают, что мой партнер не понимает по-кыргызски, и задают вопросы, например, «Жигитинби?» (Это твой парень?)», - рассказала одна моя подруга. Ее молодой человек – русский.

Другая подруга, работающая в международной организации в Бишкеке, рассказала, что по работе ей часто приходится ходить на встречи с иностранцами. «Представь, прихожу я в отель или в ресторан на переговоры, а на входе охранники и официанты смотрят так, будто я приехала по вызову. Это очень неприятно, хочется повесить на себя табличку «Мы коллеги, у нас деловая встреча». Хотя почему я должна им объяснять?», - говорит она.

«Кыргыздар калбадыбы? (Не осталось кыргызов что ли?)» – самый часто задаваемый вопрос, когда я приезжаю на родину со своим мужем-турком. Семья моя очень любит его, а вот вопросы задают совершенно незнакомые люди», - поделилась моя приятельница в Стамбуле.

Когда-то слат-шейминг оставался в пределах дворов и небольших групп. Сегодня, благодаря Интернету, мы видим, что он приобрел более масштабные и агрессивные формы. В России члены карательной группы «Патриот» нападают на девушек-кыргызок за то, что те сидели в кафе или встречались с иностранцами. Некий Озубек ажы Чотонов сравнивает женщин то с туфлями, то с цветами, и описывает красивую и свободную девушку, как развратную и доступную, которую никто не хочет брать в жены. Националистическая группа «Кырк-Чоро» проводит рейды по клубам в Бишкеке и «разоблачает проституток».

Но хуже всего, что у этих неадекватов десятки, а может, и больше сторонников - мужчин, которые одобряют их действия и считают, что бедные девушки заслужили такое отношение к себе, и пишут, что молодые кыргызки испорчены западными ценностями и развращены свободой за рубежом.

***

Я всегда гордилась тем, что выросла в многонациональной стране, позиционировавшей себя как «наш общий дом». Глобализация и свобода передвижения позволила молодым людям учиться и работать за границей, а значит, открыла для нас много новых людей из самых разных стран и культур.

Моя бабушка, наполовину - кыргызка, наполовину - татарка, часто мне повторяла: «Найди хорошего кыргызского парня». В ответ я дразнила ее: «Почему не просто хорошего человека?». Она вспыхивала: «Да разве может быть кто-то лучше своего, родного?».

Ничего плохого в гомогамии, или тенденции выбирать партнера внутри определенной социальной группы, конечно, нет. Во всех культурах приоритетом всегда было сходство партнеров по ряду таких признаков как национальность, раса, религия, социальный статус, сословие. Грубо говоря, мусульмане предпочитают мусульман, афроамериканцы – афроамериканцев, аристократы – аристократов. Смешанные пары, выходящие за пределы традиционных норм, чаще всего испытывают давление со стороны общества и семьи.

Желание наших родителей найти нам партнера той же национальности или вероисповедания можно объяснить их стремлением сохранить традиции и избежать дополнительных конфликтов на фоне культурных различий или просто страхом неизвестности перед незнакомой культурой и чужим языком.

Но оправдывать «патриотов», «Кырк-Чоро», Чотонова и всех их сторонников как радетелей традиций мне не хочется, потому что к традициям их действия не имеют никакого отношения. Это самое настоящее женоненавистничество, когда под прикрытием заботы о моральных ценностях девушек нарушаются права человека.

Уж о женщинах эти джигиты с комплексом неполноценности заботятся меньше всего! Легче втроем напасть на беззащитную девушку, чем разобраться с ухажером другой национальности, от которого и самим можно получить. Легче обвинить девушку в испорченности, нежели признать собственную непривлекательность. Легче взять силой, уломать, украсть под одобрение таких же женоненавистников и назвать это соблюдением традиций, обычаев, чем прилагать усилия и строить здоровые отношения.

Согласно исследованию американских социологов, в наше время при выборе партнера на первый план чаще выходят интеллект, физическая привлекательность, общность интересов, социальный круг, уровень образования и род занятий. Тем не менее, если девушка отказала парню-кыргызу и стала встречаться с мужчиной другой национальности, он видит в этом дискриминацию и даже предательство, а не несовместимость.

Такие мужчины элементарно не умеют знакомиться, чтобы это не звучало как грубое приставание, не говоря уже о флирте или ухаживаниях. Они живут в страхе, что, если вдруг покажут вежливость и проявят мягкость в отношении к своей женщине или, упаси боже, романтику, их запишут в подкаблучники. Они боятся, что если будут следить за своим внешним видом и интересоваться чем-то, кроме пива и просмотра футбола, их заподозрят в нетрадиционной ориентации. А для них самый страшный кошмар, когда их мужественность ставится под сомнение. Грубый, неряшливый и недалекий – вот идеал настоящего «эркека» для них.

Их так заботит чистота крови, что они видят угрозу ей извне, хотя, если взглянуть на статистику, сердечно-сосудистые заболевания, алкоголизм, туберкулез и прочие болезни убивают кыргызский генофонд гораздо быстрее.

Они так пекутся о морали и воспитании незамужних девушек, живущих за рубежом, будто союз с кыргызом оберегает женщину от домашнего насилия, бедности, незапланированной беременности, инфекций, передающихся половым путем, абортов. Как будто в КР 12 % девочек, что вступают в брак до 18 лет, выходят замуж не за кыргызов. Как будто 14-15-летние девочки в селах рожают не от кыргызов. Как будто есть какая-то разница, какой национальности насильник или избивающий муж.

В жизни мне часто говорили, что я должна делать то-то и так-то только потому, что кыргызка: говорить по-кыргызски, есть мясо, хотеть выйти замуж, как если бы индивидуальные вкусы, интересы, стремления и цели являлись этническими характеристиками. И сейчас те же люди пытаются навязать мне еще и выбор партнера только своей национальности, забывая, что успех любых отношений зависит в первую очередь от совместимости, любви и уважения партнеров друг к другу, а они, как известно, универсальны и не зависят от культуры и языка.

Бермет Талант.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG