Ссылки для упрощенного доступа

20 Ноябрь 2017, Бишкекское время 19:19

В управлении государством одним из часто используемых инструментов является создание образа «внешнего врага». При этом не важно, реальный он или вымышленный. Сам факт существования «внешнего врага» - отличный рычаг для тех, кто этот образ создал, возможно, для решения общегосударственных, но как практика показывает, чаще своих, узких групповых интересов.

В современности этот инструмент обычно используется в коррумпированных странах с неэффективными программами развития и государственными институтами для устрашения и получения легитимности власти. В сильных демократиях - для продвижения национальных интересов. Бесспорно, это помогает лидерам найти общую опору, мобилизовать общество. Его используют по всему миру. Американцы, заявляя о террористах и авторитарных странах, продвигают свои национальные интересы. В России образ врага в лице Запада, иммигрантов и террористов используется для защиты режима. В Европе - это террористы, в Китае – сепаратисты, на Африканском континенте – Запад, капиталисты и религиозные течения.

Маленькие страны часто выбирают в качестве объектов соседей, абстрактного «капиталиста-демона», колонизатора и т. д. Однако, созданный в нашей стране образ внешнего врага в лице Государственного департамента США, хождение мифа о теории заговора с целью очернения руководства нашей страны и так далее вызывает у меня много вопросов.

Для начала давайте разберемся в проблеме. После присуждения Азимжану Аскарову премии «Защитник прав человека» Министерство иностранных дел 15 июля 20145 года сделало заявление, после чего денонсировало соглашение с США. 16 апреля 2016 на отчет Государственного департамента о правах человека прозвучала эмоциональная реакция от нашего МИД.

Теория войны и мира стара, как сам мир. В деле государственного строительства эта теория всегда использовалась и остается неотъемлемым инструментом в руках властителей. Страх - основной человеческий инстинкт, как говорил Маккиавелли, как никогда поддается манипуляции со стороны государства и негосударственных институтов. Но однозначно то, что государство должно осознать: в долгосрочной перспективе страх и созданные на его основе полномочия контрпродуктивны для самого государства и ведут в тупик.

Отвечает ли этот сугубо групповой проект создания образа внешнего врага общенациональным интересам граждан Кыргызской Республики? Если да, то куда мы идем? К многовекторности? К статусу сателлита? Какие будут последствия? Не разделит ли этот проект с антизападной риторикой наше и без того разнополярное общество? Надеюсь, кто продвигает нашу внешнюю политику знает ответы на эти вопросы.

Ведь данный отчет не имеет никакого влияния на решение истеблишмента США. Государственный департамент - это исполнительный орган, который лишь исполняет решения. Эти решения принимаются через разные институты, научно-исследовательские круги, народных избранников и президента США.

К примеру, Грузия в отличие от остального постсоветского пространства научилась работать с Вашингтоном, вследствие чего вся интеллектуальная и бизнес-элита США заинтересована в оказании помощи Грузии. Или же возьмите, армян, они тоже в отличии от нас в Госдеп практически не идут. Чтобы продвигать свои интересы, они работают через институты, которые я описал выше, а не ждут ответа и приема от Госдепа. Потому что, Госдеп - это исполнительный орган.

Но такая непропорциональная атака всего истблишмента США со стороны нашего МИД однозначно вызовет вопросы об адекватности даже в кругах, лояльных к Кыргызстану. А таковых, увы, там очень мало, многие даже не знают о существовании нашей страны, и им все равно.

В контексте же Кыргызстана из-за усилившейся его зависимости от старого-нового колониального центра власти не понимают, во что ввязались, приняв сторону в сугубо геополитическом конфликте между игроками, центром которого является Ближний Восток и борьба за ресурсы и рынки. Гораздо более продуктивным и правильным в свете новой геополитической конъюнктуры в мире будет возможность не пропустить «отличный момент для перемен», отбросить старые демагогические методы - созданный образ мнимого «внешнего врага» и блокового мышления.

На будущее хотелось бы посоветовать нашему МИДу создать свой журнал о проблемах мира и составлять отчеты, как им вздумается, при этом не позволяя некомпетентности портить имидж кыргызского народа.

Безопасность государства и процветание народа могут обеспечить только правильные институты (good governance) и политика, а не запреты и реакционизм. Необходимо реформировать государственные институты и создавать эффективное государство, способное конкурировать и защищать интересы нашего народа, рационально решать вопрос рынков. В долгосрочной перспективе это единственный путь остаться на карте мире как состоявшееся государство.

Использую риторику про- или анти-чей-то по аналогии с прозападным, про- или антироссийским, тюркским и т. д. Интересно, что ярлыки можно навесить, не разбираясь во взглядах и поступках, исходя только из самоощущений. К примеру, можно ли человека приписать к прозападному и соответственно антироссийскому фронту, и наоборот, если он аргументирует за плюрализм и открытость политической системы? Можно ли отнести человека, который за минимализм роли государства в экономике к прозападному фронту? Если да, то как они объяснят то, что самые основные игроки на политарене выступают за минимум государства в экономике и в то же время яро заявляют о своих пророссийских взглядах?

Если быть пророссийским, какую роль и в какой форме государство должно играть в экономике? Какую альтернативу они видят существующей Бреттон-Вудской системе, установленной после Второй мировой войны? Национализировать весь частный сектор и создавать госкомпании? Если человек выбирает систему, которая была впервые внедрена Западом, то это не означает, что он автоматически становится про- или анти чему-то. Это природа человека - выбирать и использовать испытанные временем инструменты, которые показали свою действенность и которые, главное, работают. И самое важное - мы можем не изобретать велосипед, а заимствовать чужие идеи и практику, чтобы продвигать нашу страну и оставаться прокыргызстанскими.

Даниэль Кадырбеков, политолог, выпускник Университета Кобе (Япония).

Нашего автора можно найти в Твиттере @DanielK1J.

Тексты в рубрике «Особое мнение» не отражают точку зрения радио «Азаттык».

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG