Ссылки для упрощенного доступа

19 Сентябрь 2018, Бишкекское время 11:44

«Крепкий спикер теоретически может изменить баланс сил»


20 апреля был очень интересным и примечательным днем. Несмотря на то, что парламентарии, проведя последнюю неделю в консультациях, все равно не смогли избрать спикера Жогорку Кенеша.

Это может говорить о двух вещах. Первая - это было циничное шоу, чтобы в конце концов назначить спикера от СДПК, что приведет к очень печальным последствиям для институционального развития страны и откатит демократизацию назад. Вторая - возможно, у нас на глазах рождается новый для кыргызской политики компонент демократии, а именно, синдром «хромой утки». В политике сей синдром указывает на угасающую роль президента, который в связи с близостью истечения своего срока и конституционного ограничения баллотироваться на второй срок, проводит последние, не особо влиятельные, дни до передачи власти следующему избранному президенту.

Но вернемся к избранию спикера. Во-первых, несмотря на то, что в обществе муссируются слухи о том, что оба претендента на пост спикера являются членами партий, якобы, клонов СДПК, итоги закрытого голосования - 51:51 - раскрыли динамику взаимоотношений на внутриполитической арене. Если помните, буквально неделю назад, этот же парламент, эти же 113 из 115 депутатов, проголосовали за утверждение нового премьер-министра и членов правительства. За неделю ничего не изменилось в институциональном дизайне страны. Кроме одного - у президента, согласно договоренности внутриполитических сил (элит), иссяк резерв «права на решения» . То есть, президент уже израсходовал свои резервы на навязывание своего видения внутрипарламентским силам. Это могло произойти из-за снижающегося рейтинга президента в связи с его кадровой политикой, не отличающейся системностью, буксующими реформами во всех курируемых сферах - судебной, правооохранительной, экономической (здесь глава государства активен, хотя экономика находится в компетенции правительства. - Прим.ред.) и внешнеполитической. И наконец, просто потому, что политика - не есть благотворительность, и все адекватные политики будут стараться не ассоциироваться с уходящим президентом, а строить новый предвыборный имидж.

Следовательно, первые шаги в сторону борьбы за власть-2017 уже сделаны, начиная с момента отставки Темира Сариева с поста премьера. Конечно, критики могут сказать, что все подстроено, и партии-клоны лишь подыгрывают «грандиозному плану» президента и его соратников. Этот вариант был бы возможен при условии, если мы имели бы единый центр силы, вокруг которого вращаются более мелкие сателлиты. К сожалению, мы не можем похвастаться наличием оппозиции внутри Жогорку Кенеша в связи с рядом причин.

Тем не менее, выборы 2015 года показали, что на кыргызской политической арене есть несколько центров силы, и они считаются друг с другом. Спикер парламента - это ключевая позиция. Если ссылаться на институциональный дизайн нашей страны, то при умелом позиционировании и наличии лидерских качеств у спикера, он/она теоретически может изменять баланс сил. Если спикер гипотетически сможет собрать простое большинство, то роль института президента неумолимо будет сокращаться и наоборот, как это было при предыдущем спикере.

Например, в США президенту Обаме до конца срока осталось меньше года. Кроме того, что Сенат контролирует оппозиционная партия республиканцев, статус «хромой утки» Обамы практически поставил его в тупик при назначении нового члена Верховного суда (это ведь сложно представить у нас, чтобы президент не мог провести кого-то в судьи Верховного суда). В нашем случае, конечно, пока игроки не осознают, какую роль они могли бы выбрать для себя, будь они более компетентными и имей долгосрочную цель для блага народа.

Даниэль Кадырбеков, политолог, выпускник Университета Кобе (Япония).

Нашего автора можно найти в Твиттере @DanielK1J.

Тексты в рубрике «Особое мнение» не отражают точку зрения радио «Азаттык».

XS
SM
MD
LG