Ссылки для упрощенного доступа

18 Август 2017, Бишкекское время 07:18

Из новейшей истории нашего государства известно, что с 10 по 15 мая 1993 года Кыргызстан обзавелся своей национальной валютой. Это было, бесспорно, событием огромной важности. Как это восприняли наши соседи? Если коротко - смехом. Хихиканием. Да, смеялись и внутри республики, считая эту затею глупой и в финансовом плане безграмотной. Авантюрой кучки деятелей в «Белом доме» и в «​легендарном» парламенте.

Хотя в августе 1991 года была принята «Декларация о государственном суверенитете», законодательно утверждены и приняты все необходимые документы, позволяющие считать Кыргызстан субъектом международного права. Но о финансово-экономической самостоятельности еще рано было говорить. Тому причиной была рублевая зона, в которой все еще находилась республика и которая превратилась в настоящую «черную дыру», в главную причину финансового коллапса. За январь и февраль 1992 года цены на товары выросли в среднем в 5-6 раз и продолжали расти, а по некоторым товарам первой необходимости выросли в апреле того же года в 20-30 раз. Например, цена на соль увеличилась в 100 раз (с 9 копеек до 9 рублей за 1 кг), спички подорожали в 250 раз, а оптовые цены росли в два раза быстрее розничных.

Как валюта рубль стал не только «деревянным», но грустным символом галопирующей девальвации и конвульсирующей советской командно-плановой экономики. К 1992 году его девальвация превысила 10-кратный рубеж, а в России, как было заявлено в Госдуме, инфляция росла со скоростью 1% в день. Это сильно ударило по экономике Кыргызстана тоже, поскольку республика все еще находилась в рублевой зоне. По подсчетам финансистов, только в 1992 году из-за роста курса доллара и гиперинфляции рубля Кыргызстан понес потери в 13 миллиардов рублей.

А какое это жуткое было время в самой Москве, вспоминает Дж. Сааданбеков, опытный партийный работник и идеолог: «Каждодневно я видел мрачные, даже без привычных склок и скандалов, очереди. Абсолютно пустые магазины. Женщины, мечущиеся в поисках хоть каких-нибудь продуктов. Мы жили в главной гостинице страны «Москве», там дело дошло до того, что не достанешь даже сосиски. Утром в ресторане стояла громадная очередь за яичницей. Уже в марте 1992 года в стране возник кризис наличности: миллионы людей не могли вовремя получить зарплату, пенсии, пособия, стипендии. На разных предприятиях начали выдавать заработную плату посудой и водкой, конфетами и тканями, углем и консервами. При этом граждане могли продавать что угодно и где угодно. Центральные улицы Бишкека превратились в большую толкучку. Понятие спекуляции исключалось из списка правонарушений».

В такой критической ситуации правительство Егора Гайдара проводило крайне радикальные реформы, чтобы в принципе изменить сложившуюся в течение 70 лет советскую систему. Но для этого необходимо вводить новые деньги. И их ввели. Худшим результатом этого было то, что Россия прервала все хозяйственные связи с республиками и замкнулась в собственных проблемах. На нормальном языке науки это называется дезинтеграцией, финансовым коллапсом. Это сейчас Владимир Путин хочет любой ценой восстанавливать Советский Союз в какой-то форме, призывая всех войти в Таможенный союз, но тогда никто не хотел думать и что-то реальное делать для сохранения существующих хозяйственных связей.

Все понимали, что нужно бежать и как можно быстрее от этого засасывающего финансового болота, но все боялись. Вернее, боялись даже думать. Как? Жить без привычного рубля? Иметь свою валюту? Не смешно ли? Это казалось немыслимым, хотя сказав «а» насчет суверенитета, надо было сказать и «б».

Если коротко, для ввода сома как валюты имелись минимум две причины: закрепление национального суверенитета и необходимость скорейшего выхода из рублевой зоны. Благо, что и президент, и большинство парламента и морально, и политически были готовы на это, хотя противников такого важнейшего решения, которое бы еще больше закрепило право страны жить самостоятельно и самостоятельно вести свою финансовую политику, было очень много.

Главным поборником ввода сома, проводником этой дерзкой идеи и стал Аскар Акаев, который переживал в эти годы свои звездные часы и мог провести через парламент любые решения. Кстати, вот что он написал позднее в данной связи: «К весне 1993 года мы уже не сомневались, что Россия готовится к сепаратным действиям. Тянуть было нельзя. Пришла пора действовать быстро. 10 мая 1993 года было принято стратегическое решение о переводе денежного обращения в рес­публике на национальную единицу - сом. Разъяснили народу причины принимаемого решения и встретили поддержку».

Действительно, 26 июля 1993 года сепаратным решением Россия неожиданно ввела новые деньги. Мы успели вовремя - национальную валюту ввели первыми из стран СНГ. Высокомерных усмешек и иронии было немало. Предсказывали, что грядет катастрофа, что сом быстро превратится в газетную бумагу и т. д. Среди депутатов раздавались голоса о националь­ном самоубийстве.

Взятый курс мы выдержали. Галопирующей инфляции, разъедающей экономику, был положен конец. В следующем после введения сома году уровень инфляции снизился в 14 раз. Сом, несмотря на мрачные прогнозы, не утонул, а, нао­борот, оказался на постсоветском пространстве од­ной из наиболее крепких валютой. Это стало важной предпосылкой экономического выздоровления.

Таким образом, наша страна была первой во всей постсоветской Центральной Азии, утвердившей собственную национальную валюту. Постановление о введении сома было принято парламентом Кыргызстана 10 мая 1993 года. С 10 по 15 мая этого же года Национальный банк страны ввел в обращение кыргызские банкноты номиналом 1, 5, 20 сомов. Рубли обменивались на сомы в соотношении 200:1. С того времени кыргызский сом имеет самый низкий и устойчивый курс, говоря на языке финансистов, у него «самый низкий совокупный уровень инфляции за весь постсоветский период».

Как гласит «Википедия», к 2014 году сом представлен семью номиналами банкнот IV серии: 20, 50, 100, 200, 500, 1000 и 5000. Кроме банкнот IV серии в обращении в небольшом количестве остаются банкноты III серии, в том числе номиналом 1, 5 и 10 сомов. Разменные знаки, тыйыны, первоначально являлись банкнотами квадратной формы, представленными тремя номиналами: 1, 10 и 50 тыйынов. В январе 2008 года были выпущены в обращение монеты номиналом 10 и 50 тыйынов, 1, 3, 5 сомов, а в декабре 2009 года выпущена десятисомовая монета.

Кыргызская валюта, как банкнота, как ценная бумага, с самого начала предпочла для изображения на ней объектов культуры и ее представителей. Токтогул Сатылганов, Тоголок Молдо, Касым Тыныстанов, Алыкул Осмонов, Абдылас Малдыбаев, Бибисара Бейшеналиева, Суйменкул Чокморов - таков перечень исторических лиц, изображенных на сомовых банкнотах. Чтобы народу лучше объяснить, кем были эти люди, наш Национальный банк заказал короткие рекламные фильмы об этих личностях, и эти ролики были прекрасно сделаны талантливым режиссером Ш. Джапаровым.

Говоря об истории сома как валюты, следует отметить и то, что кыргызы никогда не называли советский рубль рублем, а говорили «сом». Слово «рубль» появилось в кыргызском лексиконе только после ввода сома - чтобы отличить его от российского рубля, который стал преемником советского рубля.

Такова очень краткая история сома, который логически завершил политический процесс суверенизации Кыргызстана как национального государства.

XS
SM
MD
LG