Ссылки для упрощенного доступа

23 Октябрь 2017, Бишкекское время 06:49

Некоторое время назад возник шум по поводу высказывания министра культуры и спорта Казахстана о творчестве Чингиза Айтматова. Министр позволил себе вольную интерпретацию повести «Белый пароход». По его словам, «великий пророк» Айтматов давно, еще в далеком 70-м, предвидел то, что кыргызы в будущем будут жить плохо. Что у нас здесь будут революции, будет хаос, и мы поедем драить сортиры в Москву. Конечно, после бурной реакции казахской и кыргызской общественности, министру пришлось попросить прощения у нас за некорректность.

Такое высказывание не заслуживало бы даже того, чтобы воспринимать это всерьез и комментировать, если бы не одно обстоятельство – оно высказано министром культуры одного из крупных государств СНГ (в школе ему бы за это точно влепили бы двойку). Я хочу сразу предупредить, что не собираюсь здесь ворошить старое и портить отношения с братьями казахами. Тем более, что казахи сами первыми категорически осудили своего министра и заставили его принести свои извинения перед нами. За что казахскому обществу низкий поклон! Но мне все же хочется раз и навсегда расставить все точки над i. Рассказать о том, почему не стоит анализировать произведения искусства людям, некомпетентным в этой области, и немножко поведать о том, про что «Белый пароход» на самом деле.

Реальный культурный уровень людей, живущих в постсоветском пространстве, сейчас находится в плачевном состоянии. Образованные люди здесь – дикость и большая редкость. Их не встретишь на улице, как говорится, «днем с огнем» не сыщешь. Они не вписываются в общую картину, среда здесь неорганичная для них. Абсурдные высказывания примитивных чиновников, а их достаточно, как в случае с казахским, яркое подтверждение тому, в какой темноте пребывает подавляющее большинство. Искусство сплошь и рядом превращается в орудие национализма, политизируется, снимаются фильмы про сомнительных исторических персонажей, культивируется традиционный быт, то есть расцветает чисто этнографический фетишизм. Искусство становится пропагандой. Набирает силу риторика национализма, пафос которого бьет через край. Это признаки духовно-нравственного упадка.

Стоит поговорить с большинством казахов в Казахстане и с удивлением узнаешь, что чуть ли не каждый из них потомок Аблай-хана, Абая, каких-то туземных биев, или же вообще являются чингизидами. Забавно конечно, но все же тревожно. Там на серьезном уровне действует культ архаики, царит архаический застой. Ну ладно с ними, казахами, а что у нас здесь? А у нас здесь культурная, экономическая и социальная деградация идет таким ходом, что просто голова от этого кружится. У нас худо-бедно действует пропаганда и политизируется искусство – снимаются хвалебные фильмы о незначительных личностях в большой истории, пишутся низкопробные исторические книги на потребу масс. Манаса пытаются сделать исторической личностью, мол, он был двоюродным братом троюродной сестры Чингисхана и, поди ж, братался с Александром. К слову, известный режиссер Болот Шамшиев написал даже абсурдную псевдонаучную работу «Иисус сын Манаса». Вот такая существует, к большому сожалению, нездоровая тенденция.

Что касается того, что министр спорта и культуры Казахстана назвал Айтматова пророком. Это нелепое высказывание мог сделать человек, живущий в средневековом мире. Айтматов никакой не пророк, он всего лишь великий писатель и не нуждается в излишней сакрализации. Пророк есть пророк, а писатель есть писатель, и все тут.

Начну с повести «Белый пароход». Во-первых, повесть написана в далеком 70 г, когда еще даже Перестройки близко не было, и ни одному нормальному человеку не пришло бы в голову, что Советский Союз закончит именно так, не говоря уже о том, что народы из ЦА превратятся в гастарбайтеров. Непонятно, как министр спорта и культуры в одном флаконе смог соединить и привести параллели между историей мальчика и нашими гастарбайтерами? Пусть это будет на его совести.

Искусство никогда не говорит прямо, оно общается с нами с помощью троп, метафор, иносказаний и т. д. И поэтому нельзя воспринимать его буквально. «Белый пароход» не о том, о чем думает уважаемый министр. Оригинальное название повести «После сказки», хотя редактор сделал его вторым названием. Что оно означает, как вы думаете? Айтматов, как великий автор, хорошо знал античную мифологию, Библию, фольклор нашего народа (никто ведь не будет спорить, что «Плаха» и «Тавро Кассандры» – отсылки к Библии и античной мифологии?). Для того, чтобы стать писателем, философом, художником, поэтом, композитором, искусствоведом, критиком – это все обязательная программа.

«После сказки» означает потерянный Рай. Главный герой повести – непорочное и чистое существо, безымянный мальчик, живущий в горах, среди взрослых. Он обитает в наполненном страстями мире взрослых. В этом мире существуют такие персонажи как его дядя Орозкул, грубиян и невежа, злая на всех бабулька, жена дяди Орозкула, водитель грузовика Кулубек и любимый дед мальчика Момун. Сквозной линией идет повествование о белом пароходе, иногда появляющемся на горизонте, на борту которого, по мнению мальчика, находится его отец. Дед мальчика, добрейший человек, рассказывает ему легенду о матери-оленихе (Бугу-эне), которая в давние времена, несмотря на отговорки одной женщины, спасает человеческих детенышей от гибели и находит им приют на берегу священного озера. Дед Момун говорит, что олени – священные животные, потомки матери-оленихи, и человеку нельзя их трогать, он должен чтить память Бугу-эне. С тех пор для мальчика мать-олениха становится ангелом-хранителем. Он грезит ею. Она выведена в повести в качестве музы. Ведь манасчы в древности тоже могли считать своими музами, помимо женских образов, верблюжонка, благородного и ретивого коня и т. д. Смысл тотемизма был очень глубок.

Мальчик является безотцовщиной, его отец наверняка скошен историческими катаклизмами, как множество других. Великая революция и великая война не могли не оставить следа после себя. Революция совершалась ради блага людей, ради развития и прогресса, ради свободы. И прогресс, словно мираж, предстает перед мальчиком в образе белого парохода, время от времени появляющегося на горизонте. Вот ради чего принесен в жертву его отец, и вот где он сейчас должен находиться. Белый пароход – это сон, мечта. Туда больше всего и хотелось бы попасть мальчику. С одной стороны, для него существует далекий от него белый пароход, а с другой, традиционный мир – дед, олицетворяющий собой древность, а еще чистая природа и сакральные животные. И дед помогает мальчику установить связь с окружающим его миром на уровне духовности. Если обобщить, это символизирует то, что духовные ценности, таким образом, передались от последних людей Традиции к первым представителям новой эпохи, которым отныне предстоит жить в преобразованном и технологизированном мире. И это новое поколение не должно забывать об истоках, оно обязано сохранить память о сакральном мире, в котором жили до них их предки.

Но есть огромное препятствие в отношениях деда с мальчиком – дядя Орозкул. Для Орозкула не существует ничего святого, он рубит лес, охотится на оленей, бьет старика и жену, много пьет. Но он, на самом деле, беззащитен и слаб, как ребенок. Когда выпьет, рыдает и жалуется всем, что у него нет сына, что не понимает, за какие грехи Бог обделил его так. И тут сталкиваются два мира: мир мальчика, возникший из рассказов деда о матери-оленихе и его собственных грез о белом пароходе и мир циничного Орозкула, где всему на свете есть цена, и все ему в грош. В конце концов, это столкновение двух противоположных миров приводит к трагическим последствиям.

Безымянный мальчик, ангельское существо, еще не успевшее вкусить запретный плод, не успевает обрести облик взрослого человека, как становится свидетелем того, как Орозкулом уничтожается все святое, то из чего мальчик состоит. Орозкул, на самом деле, убивает не оленей и уничтожает не лес, а убивает и уничтожает этого мальчика. Мальчик уплывает, он сам становится частью мифа о белом пароходе и матери-оленихе. По легенде, когда в древние времена двое детей оказались точно в таком же тяжелом положении - одни перед враждебным и жестоким миром, их спасла мать-олениха. А что произошло с нашим мальчиком?

Здесь у Чингиза Торекуловича, великого рассказчика и стилиста, как и всегда, потрясающий финал! Айтматов дает нам самим возможность спастись в этом мире, рассказав нам две истории, два мифа: про двух несчастных детей из давнего времени и про безымянного мальчика, у которого помимо матери-оленихи есть еще и белый пароход, как нечто святое. Святое (символ Рая) для толстокожего и тупого человека утрачивается с наступлением зрелости, поэтому повесть в оригинале и называется «После сказки». Но дело в том, что наш мальчик не становится как все - тупым идиотом, он не приспосабливается к жестокому миру, он навсегда остается в самой сказке. Автор, тем самым, спасает его для нас от духовной гибели и превращения в человека-толпы, чтобы мы в свою очередь, прочитав эту сказку, могли спастись сами. Чтобы мы приняли человеческий облик, очеловечились, чтобы перестали быть тупыми идиотами, не знающими о существовании духовных ценностей.

Вот о чем гениальная повесть «Белый пароход», а не о том, о чем думает казахский министр! А то, что здесь рассказывается о кыргызах, таков закон искусства - произведение нуждается в сюжете, в конфликте. И откуда же это все брать как не у собственного народа, жизнь которого ты видел и знаешь? Не марсиан же проецировать! «Сто лет одиночества» Маркеса - это же не просто история маленького провинциального городишки Аракатаки (Макондо), а история всего человечества. Это библейская история. Стоит прочесть Библию и сразу понимаешь о чем писал Маркес. Маркес пишет о потерянном Рае и бесконечных попытках рода Буэндиа возвратиться туда. Не зря ведь он сначала хотел своему роману дать название «Дом». Дом и есть Рай, куда нужно вернуться. И, так же как и «Сто лет одиночества», «Белый пароход» – история общечеловеческая. Ведь в 20 веке прогресс коснулся почти всей нашей планеты. А чиновники, видимо, обитают в какой-то другой планете, судя по их заявлениям.

Искусство ни в коем случае не работает на уровне «национального», оно всегда имеет общечеловеческое значение. А если министр спорта и культуры Казахстана этому не верит, то тогда придется разочаровать его в «великом пророке» Айтматове. Потому что в 1980 года «великий пророк» Айтматов написал свой главный роман «И дольше века длится день», где рассказывается как раз-таки о казахах. Именно в этом романе зародился всемирно известный термин «манкурт», успевший войти в научный обиход. Именно казаху Сабитжану адресованы слова Буранного Едигея: «Манкурт ты настоящий!» И именно казахи доносят и уничтожают Абуталипа Куттыбаева, учителя и провозвестника Просвещения. А если мы будем исходить из логики министра, то получается так, что классик давно поставил диагноз казахам. Но я думаю, что министр погорячился, как и любой неофит, только начавший свой интеллектуальный путь. Он сейчас, возможно, прочел лишь «Белый пароход», но я надеюсь, что он продолжит свой тернистый духовно-интеллектуальный путь и дойдет наконец до романа «И дольше века длится день». Тогда и поговорим. А пока пожелаем ему успехов в его начинаниях. Ему предстоит проделать нелегкую работу.

Улук Уракунов

Тексты в рубрике «Особое мнение» не отражают точку зрения радио «Азаттык».

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG