Ссылки для упрощенного доступа

11 Декабрь 2017, Бишкекское время 10:13

Царство Медеи или казахское жертвоприношение


Акен Аканов. Фото взято с сайта Казахского национального медицинского университета.

Примерно два месяца назад в Казахстане произошло событие, которое не могло не взбудоражить умы всех тех, кто еще способен самостоятельно думать и схватить суть происходящего. Казалось бы, не громкая властная разборка, каких немало случается в нынешнем Казахстане, и не разоблачение какой-нибудь преступной группировки или, не дай бог, обнаружение новых «следов» злоумышленников, которые замыслили что-то вроде «цветной» революции в этой стране.

Нет. Произошло нечто совсем другое - умер ректор. Вернее, бывший ректор, бывший президент Казахского национального медицинского университета профессор Акен Аканов. Скончался после того, как его обвинили в хищениях и превышении должностных полномочий. То, что он неоднократно попадал в больницу с острой сердечной недостаточностью, что его обвинили в злостных преступлениях, в афере чуть ли национального масштаба, в умышленном нанесении финансового вреда государству. И все это примерно на год стало темой и кухонных, да и кабинетных пересудов разного ранга и уровня - не станем перечислять. И человек умер. Умер не в глубоком пенсионном возрасте - профессору было всего 65 лет. Умер скоропостижно, можно сказать, вполне предсказуемо - такое давление и такой шквал громких обвинений не смог бы выдержать даже человек с металлическим сердцем. Профессор Аканов мог умереть и от тяжести инкриминируемых ему статей уголовного кодекса, но и от той радости и того оправдания и облегчения, которое ему посчастливилось пережить и узнать перед самой смертью.

Да, Аканов умер, но умер с чистой совестью. В самом расцвете и творческих, и созидательных сил. Теперь все единодушно признают - он мог еще принести столько пользы своей стране, а университете, который он возглавлял в течение 8 лет, точно могла попасть в число 30 лучших медицинских вузов мира, как, впрочем, и Казахстана, который, по плану Назарбаева, называемому «Стратегия развития Республики Казахстан до 2050 года», должен попасть именно в эту когорту развитых стран.

А ведь акановский Медуниверситет, как свидетельствуют наши кыргызские специалисты и медики, которые там работали по приглашению этого воистину выдающегося ректора, уже блистал впечатляющими масштабами, своими не на бумаге, а на деле реализованными проектами и новшествами, той динамикой роста и той истинно университетской атмосферой творчества и учебно-образовательного процесса, которые уже были реальностью жизни. Чего стоит прекрасный ампирный зал «Конкордия», где просто любо сидеть и слушать лекции нобелевского уровня и где раньше оглушала своими жуткими децибелами бездумная дискотека. Кстати, в этом зале действительно побывали и читали лекции нобелевские лауреаты.А классический атриум, называемый «Зал Славы», где по замыслу Аканова в прекрасный и достойный ряд красовались портреты всех выдающихся казахских ученых-медиков? Само это уже имело свой бесспорный воспитательный эффект, и молодежь, глядя на них,наверняка захотела равняться этой замечательной когорте.

Посещение нобелевских лауреатов и слушание их лекций, десятки контактов и договоренностей с лучшими университетами мира, и системная работа с ними стали частью жизни этого вуза. А создать настоящий Медицинский университет международного уровня было самой амбициозной акановской мечтой. И он, будучи превосходным медиком, имея два вузовских диплома, блестяще владея английским, был лучшим украшением этого учебного заведения, которое он любил всей страстью своей пламенной души и которым он по праву гордился. И, как всякий страстный человек и человек с истинно казахскими амбициями, он действительно превышал свои служебные полномочия, если его созидательную страсть и выдающиеся организаторские способности, трудно умещающиеся в масштабах одного вуза, называть «превышениями». О, если бы эти превышения случались как можно чаще! Тогда люди жили бы намного лучше и достойней. Надо бы искать и найти таких людей, потому что они и только они, порой действительно «превышая» какие-то полномочия, способны сделать для страны что-нибудь стоящее. А Аканов был именно такой породы человек.

Последней его созидательной идеей было строительство громадного, по последнему слову градостроительства корпуса университета. Все расчеты были под рукой, все было тщательно обдумано и со всеми согласовано. И компания нашлась, которая обещала все сделать так, как задумал Аканов. Но, к несчастью, это была компания жуликов и они, взяв деньги, быстро улетучились. Да, жуликов все-таки разыскали, но было слишком поздно. И это сыграло свою роковую роль в его судьбе.

Теперь об Акене Аканове в Казахстане вспоминают с болью в сердце. И, конечно, с чувством осознания вины. Кто-то даже сказал, что он, быть может, стал той жертвой, чтобы в Казахстане вновь наступила тишина, чтобы эта страна, не поддаваясь провокациям, вновь вошла в колею прежнего стабильного развития. Кстати, Акен Аканович был учеником кыргызского профессора Т. Мейманалиева (под его руководством он с блеском защитил докторскую диссертацию) и поклонником другого кыргызского ученого, генетика А. Ибраимова, которого он лично пригласил в свой университет, чтобы создать уже казахскую школу генетиков.

Да, Аканов был истинный казах, точнее, настоящий казахстанец, личность назарбаевской эпохи, когда планов громадье становилось потребой дня, знамением времени, подпитываемое огромными и, как казалось, неиссякаемыми нефтедолларами. Но пал жертвой, как ветхозаветный Исаак, сын пророка Авраама, умер скоропостижно, как будто для того, чтобы доказать, что все-таки есть правда на земле, что за эту правду порой приходится заплатить своей собственной жизнью.

Когда его, жертвы инсинуаций и беспримерной подлости сотрудничавших с ним бизнесменов, хоронили, патриарх казахской науки академик Шарманов сказал: «Аканов, бесспорно, был великим ректором и мы вынуждены признать, что его просто убили». Патриарх был абсолютно прав. Аканов пал жертвой подлости людей, с ним вместе работавших и бессовестно его предавших. Он стал жертвой и собственных неуемных амбиций, которые его поднимали до небес, превращая в живого кумира студентов, в одного из созидателей казахстанского завтра, но опустили до невозможности, до края человеческого терпения. Больницы, сердечные кризы, капельницы, скачущее давление крови. Унизительные допросы. Судебный приговор с конфискацией имущества. И, конечно, пресса. Неприятная, бессердечная, неразборчивая пресса.

Но Акен Аканович все вытерпел, выдюжил и дожил до того дня, когда нашли, задержали истинных виновных, и справедливость, наконец, восторжествовала.

Его хотели восстановить в должности, но он этого не пожелал. Его честность особо отметила сама Дарига Назарбаева, вице-премьер правительства, посетив академию, но было уже поздно. Профессор уже ничего не хотел. Причина была проста - его безжалостно растоптали и сломали.Он уже не был тем моторным, недюжинным Акановым, каким его знали все. Его здоровье было всерьез подорвано. Очередной скачок давления и сердечный криз для него оказались роковыми. Он скончался.

Надо было видеть его похороны. Стояла громадная масса людей. К чести казахам, его проводили достойно. Плакали все. Особенно студенты, с которыми (всего их где-то 11000) Аканов в буквальном смысле слове лично встречался в течение одного учебного года. Подчеркиваю, с каждым! Так казахи предали земле этого выдающегося деятеля, который четко услышал зов времени и, недолго думая, принялся осуществлять то, что он считал эталоном медицинского вуза, достойного Казахстану. И не удивительно, что именно студенты сейчас выступили с инициативой (5000 студентов уже подписались), и одно из красивейших зданий названо именем Аканова.

Почему, спрашивается, я, кыргызский профессор,пишу об этом? Дело все в том, что эта грустная история меня вернула в другую, но кыргызскую реальность. Посмотрите, в каком состоянии пребывают наши университеты. У нас строят и строят хорошо только два вуза: Кыргызско-Турецкий университет «Манас» и АУЦА. Остальные об этом давно забыли. Большинство наших университетов не только строить, но даже нормально наладить учебный процесс не могут. Недавно один вузовский преподаватель вынужден был публично признать, что в одном ошском вузе 150 (!) студентов – «мертвых душ» одного только юрфака находятся где-то в России, чтобы зарабатывать деньги на учебу» и действительно переходят из курса на курс, потому что этих «душ» пасет и лично контролируют ректор и его заместители. Я воспринял это как крик души,как вопль отчаяния, одновременно прямое признание полного краха всей нашей образовательной системы.

У нас не только не строят даже туалеты, вузы давно превращены в личный бизнес ректоров, деканов, заведующих кафедрами, и мы уже знаем, кто купил в Анталии виллы, в Москве дома, и кто заказывает во вновь строящихся элитках Бишкека огромные апартаменты. Мы знаем также, откуда эти деньги. В бишкекских университетах все отлично знают, как преподаватели практикуют - и массово - поборы за зачеты и экзамены. Все знают, как пишутся дипломные проекты и как сдают выпускные государственные экзамены. Но не знает это только наш министр Сариева, которая, как выясняется, ни одного часа не вела занятия ни в вузе, ни в ссузе, ни в школе. То есть курирует эту систему человек, наверное, определенно хороший, но совершенно некомпетентный, случайный, без никакого опыта для этого дела. В результате самый главный стратегический приоритет страны - школы, в целом народное образование - пущен на самотек, а слова «наука», «образование» почти выпали из лексикона наших руководителей, которые занимаются чем угодно, а порой - из-за безделья
- художественной самодеятельностью, но только не проблемами народного образования. Да и не могут, потому что они от этого дела так же далеки, как Марс от Земли. Мне неприятно это говорить, и я знаю о чем говорю, но сегодня наша система образования - это сплошь царство Медеи - древнегреческой богини, предавшей собственных детей, создавшей огромное царство безвинных жертв. Кому интересна эта тема, советую посмотреть знаменитый фильм Паоло Пазолини «Медея» и тот прекрасно поймет, что я имею в виду.

Убежден: какой директор школы или какой ректор вуза, такой и получится страна в конечном счете. А ведь и у нас были свои великие ректоры. Разве можно забыть неповторимую Валентину Абдылдаевну Исабаеву, творца нашего некогда знаменитого Мединститута, который вырастил столько выдающихся представителей национальной интеллигенции? А незабвенный Сухомлинов с не менее выдающимсяЖуравлевым, сотворившие Политех, о котором сейчас почти ничего не слышно? Наверное, тишь да гладь… А Арабаев, лучший ректор в истории нашего Сельхозинститута, ныне Аграрной академии? А Табышалиев, ректор Киргосуниверситета - истинной кузницы кадров Кыргызстана? Нельзя не упомянуть имена Токтомамбетовой и Татыбековой, стоявших у истоков Кыргызского женпединститута. Все они были фанатами своего дела, людьми бескорыстными, но создавшими прочную базу для нашего успешного культурно-образовательного развития в 1970-80-х.

Горько сознавать, но факт состоит в том,сегодня нашими вузами - за небольшими исключениями - руководят какие-то мелкие люди, люди с невысоким научным, педагогическим и личностным потенциалом. Они знают, что, закрывая глаза на массовую коррупцию в своих учебных заведениях, ловя тишину и втихую набивая карманы студенческими деньгами, пускают страну под откос, убивают образование и предают высшие стратегические интересы страны. Этим заняты и преподаватели. Они никак не хотят перемен, тем более реформ. Поэтому не мудрено предположить, что нам путь заказан в жалкой и бесперспективной стране, если верно то, что какой ректор, какой директор школы, такой и получится страна.

Тексты в рубрике «Особое мнение» не отражают точку зрения радио «Азаттык».

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG