Ссылки для упрощенного доступа

24 Май 2017, Бишкекское время 06:25

У меня замечательные кайнене, кайната, и вообще весь кайнжурт. Мне очень повезло. Все, чем я делюсь с вами здесь, это мои наблюдения, соображения и обобщения касательно вопроса «кайнене-келин». И это только вершина айсберга. Все что я пишу здесь, как мне кажется, относится к среднестатистической модели отношений. Каждый случай индивидуален, и в каждом отдельном случае все может быть абсолютно по-разному.

Девочка, растя в своем доме, слышит множество историй об отношениях кайнене-келин и строит бессознательно тот образ кайнене (и в целом всего кайнжурта и отдельных фигур в частности), который она ожидает увидеть. К сожалению, чаще этот образ окрашивается в негативные краски. Кайнене выступает в образе мучительницы, которую при всем этом надо ублажать всеми возможными способами, в надежде на ее долгожданную милость, что когда-нибудь она полюбит тебя.

И в этом и заключается доля каждой девушки, которая хочет выйти замуж. Это своего рода испытание на прочность, которое даст ей право на свое многовыстраданное женское счастье. Такое восприятие образа кайнене, сформировавшееся в детстве и юношестве, девушка несет в свою семейную жизнь. Это как очки, через которые она смотрит на свою кайнене, и воспринимает все ее действия и слова через эту призму. То ест,ь ее восприятие реальности соответствует ее ожиданиям.

Кайнене же, в свою очередь, родив и воспитав сына, свет очей ее, воспринимает его как победный трофей, как показатель ее успешности, как символ того, что она состоялась как мать, особенно в свете повышенной ценности и значимости сыновей. И как любая мать, воспитавшая детей, она вложила всю свою жизнь в своего ребенка – сына. И вырастив такого красавца (а для матерей все ее дети красавцы), она должна отдать его в руки какой-то замухрышки, злодейки, соблазнительницы, авантюристки (список можно продолжать сколько угодно), а это очень обидно. Конечно, разумная мать все понимает умом, но вышеописанные эмоции могут присутствовать в той или иной степени. И опять-таки, как и в случае с моделью келин, восприятие реальности соответствует ожиданиям.

Другим не менее важным аспектом в данном вопросе является воспитание сыновей, и как следствие этого поведение мужчин. Сыновей растят, внушая с завидным постоянством, что основная задача или «призвание» в его жизни - заботиться о своих родителях, братьях и сестрах, и вообще - о всей родне. Только тогда он будет считаться «хорошим», достойным мужчиной. И как правило, в оппозицию ставят его будущую жену.

Ему внушают, что он как настоящий мужчина должен держать ее в узде, не позволять ей препятствовать осуществлению его «настоящего призвания» - заботиться о своих родных. Если будучи разумным человеком он замолвит хоть слово в защиту своей жены, то тут же попадает в разряд сыновей-неудачников, заслуживающих осуждения и позора. Конечно, мужчины очень чувствительны к таким ситуациям и стараются избегать их. Вот и получается, что он не может защитить ее, даже и не пытается. И это не потому что он плохой, просто он безоружен в таких вопросах. Это болезненная дилемма, о которой не принято говорить вслух, потому что кыргызским мужчинам нельзя жаловаться или признавать свою слабость. Ему легче давить на жену, нежели спорить с родителями и восстанавливать испорченную репутацию. А келин не имеет права себя защищать, ей это не положено по регламенту.

Все это кажется очень несправедливым в глазах келин. А кайнжурт считает, что ничего плохого они не делают, что все справедливо (ведь всем нам кажется, что мы правы и справедливы), и что только келин такая плохая. В любом случае распределение власти в семье находится в руках кайнжурта, а келин лучше молчать и терпеть. Разве не этому учат матери дочерей?

Также существует другой основополагающий мотив в восприятии келин ее кайнжуртом в целом. Так как кыргызская культура и построение общества основаны на семье, то семья в малом и большом ее вариантах - это центр вселенной бытия человека. Все что органично для семьи, считается родным, своим, понятным. А вот новопришедшая келин воспринимается как чужак, как нечто инородное. От нее ожидается соответствие определенному регламенту действий, слов и поведения, а все, что выходит за рамки предписанных стандартов воспринимается как угодно - от самых позитивных до самых негативных интерпретаций. Последнее бывает, как правило, чаще. И все это потому, что она в глазах своего кайнжурта, чужак, инородец. Кайнжурт может воспринимать ее в силу собственного представления о плохом и хорошем. И даже не поняв ее истинных мотивов, берутся давать ей оценку и выносить вердикт. И на этом фоне возникает масса недовольств, боли и разочарования, которые наслаиваются одно на другое, превращают отношения людей в скрытый конфликт.

Кыргызы стараются не конфликтовать открыто, а предпочитают обсуждать свои конфликты на более безопасной территории, например, с подружками, с торкуном. Но такой подход проблему не решает.

Конечно, роль инородца со временем изменяется. И по принципу «терпи казак – атаманом будешь», келин, родив кучу детишек и пройдя процесс «инициации», может стать своей, родной, органичной. Со временем ее узнают как человека, начинают ценить и принимать. Наверное, это считается успехом для келин. Только какой ценой он достается? Сколько нужно «проглотить» боли и обид, прежде чем прийти к такому успеху?

Вышеописанное касается больше первых нескольких лет, когда келин приходит в новую семью, и пытается в ней ассимилироваться. Со временем ситуация нормализуется, это в лучшем случае. Если нет, то новая семья распадается, или же с трудом сохранившиеся натянутые отношения будут окрашены в негативные тона, принося людям боль и разочарования, что в конечном итоге вредит здоровью и благополучию всех лиц, вовлеченных в них.

Конечно, каждый ищет своих ответов и решений, которые будут подходить к их конкретному случаю. Наверно, нет универсальных решений по данному вопросу. На данном этапе я только хотела предложить, чтобы келинки пытались смотреть на кайнене не как на кайнене, а как на человека, личность, женщину, мать. И возможно, вы увидите в ней те грани, которых не замечали раньше. Я хотела бы призвать кайнене, посмотреть на свою келин, как на человека, личность, достойную женщину, которую выбрал ваш сын. Возможно, тогда угол вашего восприятия изменится, и вам не будет так больно и обидно. И возможно, тогда в ваши отношения придет больше взаимопонимания и уважения, заботы и предупредительности, и просто счастья, потому что наше кыргызское счастье очень сильно зависит от наших взаимоотношений в семье.

Эркингуль Эсеналиева

XS
SM
MD
LG