Ссылки для упрощенного доступа

16 Декабрь 2017, Бишкекское время 22:58

Краткий обзор работ по проведению столетия Великого восстания 1916 года в Кыргызстане


Вообще 2016 год стал насыщенным историческими событиями для Кыргызстана: исполняется 25-лет государственной независимости Кыргызстана, тюркский мир празднует 1000-летие великого мыслителя Жусупа Баласагына, проводится 100-летие национально-освободительного восстания 1916 года, исполняется 90 лет со дня образования Киргизской АССР и 80 лет - Киргизской ССР. Эти события и личности сыграли огромную роль в становлении кыргызской государственности и занимают особое место в историческом и культурном наследии народа Кыргызстана. Согласно указу правительство КР разработало и осуществляет комплекс мер по проведению Года истории и культуры под общей координацией организационного комитета по подготовке и проведению мероприятий.

Среди работ 2016 года особое значение приобрели мероприятия по проведению 100-летия Восстания 1916 года. Здесь необходимо отметить, что это событие столетней давности играло огромное историческое значение для народов не только Центральной Азии, но и целого региона, включая и Кавказ, и Россию.

Начавшаяся 4 июля 1916 года в Ходженте (Таджикистан) волна восстания прокатилась по всей Средней Азии: современных территорий Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана, Туркменистана и Таджикистана. Однако на севере Кыргызстана (Пишпекский, Пржевальский уезды Семиреченской области) восстание приобрело самый острый характер, приобретая самую настоящую войну против карательной армии самодержавия. Трагедия унесла тысячи жизней (более 110 тысяч человек) и заставила бежать (Үркүн или Исход) кыргызов (более 35 тысяч кибитковладельцев или 160 тысяч человек) в Китайский Синьцзян.

Руководство современного маленького Кыргызстана сделало решительный шаг в отношении обсуждаемого вопроса, открыв шлюз во многом “запретной страницы” истории взаимоотношений двух народов начала XX века: русских и кыргызов. Зашевелились многочисленные историки, обществоведы начали заново исследовать проблему, были созданы оргкомитеты, общественные комиссии и рабочие группы по организации, проведению и исследованию события. Был утвержден план работы Комиссии по истории и культуры, а также Общество «Мурас» при президенте КР.

В рамках мероприятий были проведены ряд научно-практических конференций: в Баткене, с приглашением историков из соседнего Ходжента (апрель 2016 г.); в Оше и Жалал-Абаде (май); в вузах города Бишкек (май-июнь); на Иссык-Куле (июль) и т.д., где обсуждались разные стороны восстания 1916 года (материалы опубликованы). В этих мероприятиях затрагивались общие среднеазиатские аспекты восстания, участие в восстании многонационального населения Туркестана, однако, все же главными вопросами были исторические факты на материалах Кыргызстана.

За прошедшее время (январь-август 2016 г.) были опубликованы ряд книг и монографий, статьи исторического, публицистического, литературного характера, в жанре драмы, воспоминания (Авторы: Т.Чороев, К.Молдокасымов, Т.Кененсариев, Т.Омурбеков, Ш.Батырбаева, Т.Шейшеканов, Э.Авазов, М.Иманкулов, Б.Абытов, Г.Махмутбекова, Г.Абдалиева, А.Бекназаров, Э.Максутов, и др.). Были организованы поездки в архивы Санкт-Петербурга (Т.Кененсариев), Алматы (К.Молдокасымов) для выявления документов по восстанию. Запущены тематические электронные проекты по восстанию 1916 года на интернет-сайтах «Азаттык», «Акипресс» и т.д. Словом, шла обширная работа по изучению Великого Восстания. В октябре проведена итоговая международная конференция по восстанию 1916 года в Бишкеке, где по наиболее основным проблемам даны окончательные научные выводы.

Необходимо отметить, что мероприятием живо интересовалась Турция. В Турции усилиями кыргызской диаспоры и турецких властей организованы тоже несколько конференций, опубликованы книги, турецкие ученые провели одну международную конференцию на Иссык-Куле (июнь). Значительную активность проявил и Казахстан. Академия Тюркологии в Астане в июне организовала международную конференцию по восстанию 1916 года с участием ученых Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана, Татарстана, Турции, России и т.д. Главным отличием этой конференции было широкое освещение материалов восстания как Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, так и Кыргызстана. Проведена еще одна конференция и в Алматы (сентябрь).

Что касается российских ученых, поскольку суть восстания затрагивает и русский народ, под воздействием официальных властей проводятся разнообразные научные, общественно-политические форумы. Подтверждением тому является организация международной конференции, посвященной восстанию 1916 года и состоявшейся в Московском государственном университете 18 сентября 2015 года, открытие Интернет-портала Российского архивного агентства (Росархив), посвященного этим событиям. Состоялся специальный рабочий визит спикера Госдумы Российской Федерации С.Нарышкина в Кыргызстан 8 апреля 2016 года, который проводил круглый стол на базе КРСУ по вопросам восстания 1916 года. Россияне выпустили несколько сборников материалов по восстанию 1916 г., в том числе пятитомное издание материалов о восстании на базе редакции КРСУ “Среднеазиатское (Туркестанское) восстание 1916 г.”- Б., 2016., сборник материалов “Восстание 1916 года в Туркестане: документальные свидетельства общей трагедии: сб. док. и материалов / МГУ им. М. В. Ломоносова, Ин-т всеобщ. истории РАН ; [сост., авт. предисл., вступ. ст. и коммент. Т. В. Котюкова]. – М.: Марджани, 2016. – 468 с.”

С другой стороны, к сожалению, российские ученые проявляют и неоправданную однобокость в освещении события. Необходимо отметить заранее, что здесь нет никакой опасности в плане исторической науки как для российской, так и кыргызской, как иногда писали российские авторы (Статья эксперта Челябинского РИАЦ РИСИ А.С.Магнитовой под названием “В Киргизии историю Среднеазиатского восстания 1916 года «переписывают» в антироссийском ключе” (http://riss.ru/analitycs/30028/) или Сергея Аксенова “В Бишкеке отметят столетие восстания против России// http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1469338560. 08:36 24.07.2016). В связи с этим смотрите статью Т.Кененсариева “По поводу одной публикации Российского эксперта...” (http://rus.azattyk.org/a/27895521.html. 02.08.2016).

Проведя обзор исторический изысканий событий 1916 года необходимо отметить некоторые важные моменты изучаемого события, относительно кыргызской историографии.

О названии события

Многие СМИ Кыргызстана и даже общественные движения преподносят события 1916 года как “Уркун”. Бесспорно, “Уркун” – такая же значимая и сложная тема. О нем пишут и говорят еще с 20-х годов. Но, может, пришло время призадуматься: не придает ли термин “Уркун” тем событиям оттенок безысходности от горя, лишений и утрат? А ведь эти события следует воспринимать не только в данном аспекте.

Июльские и сентябрьские события 1916 года занимают особое место в нашей истории. Это какое мужество должно было гнездиться в сердцах кыргызов, чтобы выступить против вооруженной до зубов русской армии, имея на руках лишь палицы, дубинки и малое количество охотничьего ружья?!

Многие ученые и общественные деятели не устают предлагать рассматривать события 1916 года в двух аспектах. Первый – национальное восстание. Второй – вынужденное отступление после поражения, другими словами - Уркун. Первое олицетворяет собой героическое восстание за свободу, второе – горе, лишения и боль утраты.

Странно, что термин «Уркун» используется чаще чем «Великое восстание» или «Национально-освободительное движение». Однако, «Национально-освободительное движение», символизирующее героизм и патриотизм, более приемлемо, чем «Уркун» - символ горя и утрат.

О причинах восстания

Вопрос о причинах восстания 1916 года в Туркестане, в том числе Кыргызстане является важной проблемой. Ее актуальность повышается и тем, что в настоящее время вызывает дискуссию среди исследователей, в особенности между российскими и кыргызскими учеными.

Причины восстания 1916 года пытались выяснить современники, чиновники колониального Туркестана, депутаты Госдумы России, позже первые местные советские руководители, историки 1960-80-х годов, а также современные исследователи. В наши дни, в связи с проведением мероприятий к 100-летию восстания в Кыргызстане на причины восстания стали обращать внимание не только ученые из Кыргызстана, но и официальные лица, ученые и общественные деятели Российской Федерации.

Эти факты указывают на важность вопроса, так как он непосредственно и опосредственно затрагивает отношения не только двух народов - кыргызов и русских, но и современных постсоветских республик: Кыргызстана и Российской Федерации.

Анализ имеющейся литературы и источников позволяет найти более тридцати разных причин восстания 1916 года, которые по своему содержанию характеризуются как основные, так и второстепенные. Эти причины можно делить на четыре группы: политические, социально-экономические, идеологические и внешние.

Однако часть российских ученых, в том числе и официальные лица в последнее время придавали большое значение внешнему фактору, как одному из важных, основных причин восстания 1916 года. К внешнему фактору они относят: некую роль турецкой и германской пропаганды, деятельность агентуры указанных государств в особенности в Семиречье; действия китайских анархистов партии «Геляо» и т.д.

В официальных отчетах до 1917 года многие высшие чиновники русского самодержавия в Кыргызстане показывали возникновение восстания и Уркуна как результат провокации иностранных шпионов среди местного народа. Причины Уркуна связывали с религиозно-пантюркистской идеей в регионе. О причастности к восстанию на юге Семиреченской области германо-турецкой агентуры и о связи с ней главарей восстания писали Семиреченские русские чиновники. Давали отчет о том, что главарь восстания Мокуш Шабданов в начале 1916 года побывал в Турции (в Мекке и Константинополе). У него во время восстания «гостил» какой-то переодетый турецкий генерал. Есть некие факты в документах о том, что находившиеся в то время в Семиречье военнопленные турецкие и германские офицеры были причастны к реакционному очагу восстания. Говорилось о том, что местные немецкие колонисты поддерживали восставших киргизских манапов и казахских феодалов. Утверждали, что не раз царские власти задерживали во время восстания на юге Семиречья турецких и германских шпионов и т. д. [(док. № 237, 239, 261 и др.). Восстание 1916 года в Средней Азии и Казахстане. Сборник документов. Ред.коллегия: А.В.Пясковский (отв.ред.), Т.Е.Елеуев, А.Г.Зима, О.К.Кулиев, Х.Т.Турсунов. М.: Изд. Академии наук СССР, 1960, с.16-17.].

Например, исполняющий должность военного губернатора Семиреченской области А.И.Алексеев в докладной записке генерал-губернатору Туркестанского края А.Н.Куропаткину от первых чисел ноября 1916 года писал, что главнейшими причинами недовольства киргизов, приведшими к открытому возмущению, надо считать: ...пропаганда, проникавшая из соседнего Китая [Кульджа, Кашгар], где имеются германские агенты, действующие через дунган и китайцев, в большом числе приезжавших на Каркару и Пржевальск. Найдены указания о причастности к беспорядкам в Семиречье китайских анархистов партии «Геляо», имевших связь с немецкими агентами;...в области оставалось очень мало войск для охраны огромной территории.[Восстание 1916 года в Средней Азии и Казахстане. Сборник документов. Ред.коллегия: А.В.Пясковский (отв.ред.), Т.Е.Елеуев, А.Г.Зима, О.К.Кулиев, Х.Т.Турсунов. М.: Изд. Академии наук СССР, 1960, с. 374.].

Однако, специалисты того времени, в частности надзорные службы, контрразведки Семиреченской области в своих секретных рапортах в соответствующие органы МВД Российской империи указывали на то, что многие местные начальники, чтобы оправдать свои ошибки и неспособность контролировать ситуацию на местах, ссылаются на некую шпионскую деятельность иностранных агентов, в частности из Германии и Турции.

Например, в рапорте чиновника для поручений Туркестанского районного охранного отделения Юнгмейстера начальнику Туркестанского районного охранного отделения М.Н.Волкову о восстании в Пржевальском уезде и г. Пржевальске от 30 декабря 1916 года отмечается следующее: “Об агитации извне указывается лишь в одном показании свидетельницы Игнатьевой, бывшей в киргизском плену. Игнатьева, уведенная киргизами в Китай, видела и беседовала там с двумя лицами — муллой из Афганистана и каким-то турком—так они себя называли. Эти лица говорили ей, что они около года разъезжали по Семиречью, главным образом по Пржевальскому уезду и югу Пишпекского — в Сарыбагишевской волости, и вели пропаганду восстания среди манапов и почетных киргизов. Газетная заметка о турецких и других генералах, руководивших восстанием киргизов и командовавших ими, лишена всякого рода основания, так как напечатана якобы по заявлению гимназистки Бердниковой, видевшей во время пребывания в киргизском плену турецких генералов. При расспросе Бердниковой в качестве свидетельницы последняя заявила, что ничего подобного она в плену не видела и что турецкие генералы— плод фантазии досужих корреспондентов. [Восстание 1916 года в Средней Азии и Казахстане. Сборник документов. Ред.коллегия: А.В.Пясковский (отв.ред.), Т.Е.Елеуев, А.Г.Зима, О.К.Кулиев, Х.Т.Турсунов. М.: Изд. Академии наук СССР, 1960,с. 397].

Здесь следует привести и довод российского ученого Сергея Абашина: «Восстание 1916 года, безусловно, не было результатом некоего заговора из какого-то одного, скажем зарубежного, центра.

Эти выводы подтверждаются особым секретным докладом под названием «Докладъ Заведывавшего Розыскным Пунктом в городе Верном и Семиреченской области о причинах мятежа киргиз в Семиреченской области, его течении и настроении населения к текущему моменту» [109, РГИА. Ф. 1292. Оп. 1. Д. 1933А. л. 475–505.] ротмистра Отдельного корпуса жандармов В.Ф.Железнякова, который написал: “Заканчивая таким образом мой доклад о причинах и течении мятежа, я считаю необходимым добавить ответ, на невольно являющийся вопрос: не было ли в области немецкой пропаганды, о которой так много говорят и которую всюду видят. На этот вопрос я категорически могу ответить, что такой пропаганды не было и если о ней кто-либо говорит, то это делается исключительно лишь для того, чтобы или оправдать свою близорукость или свою преступную бездеятельность. (Из сайта «События в Семиречье 1916 года по документам российских архивов» Федерального архивного агентства России, открытого в середине марта 2016 года . (См.: А.Даниярова1916 ГОД: ВПЕРВЫЕ ОПУБЛИКОВАННЫЙ ДОКУМЕНТ МОЖЕТ СТАТЬ ИСТОРИЧЕСКОЙ СЕНСАЦИЕЙ. //http://daniyarov.kg/site/.27.04.2016.

Таким образом можно констатировать, что роль внешнего фактора в восстании 1916 года была мизерной, если не была вообще.

Об оценке последствий восстания 1916 года

Взгляды профессиональных историков и представителей общественности Кыргызстана, включая даже радикальных, разнятся в настоящее время только по двум вопросам;

1. По характеру потерь кыргызского народа в ходе карательных действий самодержавия против восставших в период так называемого «Улуу Үркүн (Великий Исход)» - что это было «истреблением» или все-таки - «геноцидом»;

2. По количеству жертв со стороны кыргызского народа в ходе восстания и Үркүна – что было около 110 тысяч чел., (подсчет профессиональных историков), или все-таки было более 150 тысяч (до 400 тысяч), как утверждают представители «общественной комиссии», призванную дать историческую и политическую оценку событиям тех лет.

Некоторые российские историки и политики зря опасаются, что в Кыргызстане делается попытка «придать восстанию 1916 года характер межнационального характера, вольная трактовка понятия «геноцид» применительно к восстанию и т.д.». По правде же как явствуют те же архивные документы, выставленные на Интернет-Портале Федерального архивного агентства (Росархив), отражающие историю событий в Семиречье 1916 г., характер карательных действий царской армии, применительно к Беловодскому, Токмакскому, Кеминскому, Иссык-Кульскому очагу восстаний, а также на перевалах и пограничных пунктах с Китаем соответствует термину «кыргын», буквально - «истребление». (Кыргын — резня, бойня; …кыргын сал — устроить резню, массовое истребление… поголовное истребление…” (Киргизско-русский словарь К.К.Юдахин. Советская энциклопедия. М., 1985 с.494). Эти действия воспринимаются некоторыми общественными деятелями Кыргызстана как «геноцид» и они ссылаются на Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, принятой резолюцией 260 (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1948 года.

Однако жестокие действия колониальных властей во время восстания 1916 года не были преднамеренным, запрограммированным государственным мероприятием, это явилось карательным ответом на восстание кыргызов. Следовательно, мы можем оценить его как «кыргын - истребление» отличающийся по своему характеру особой жестокостью, а не «тукум курут – геноцид» (от греч. γένος — род, племя и лат. caedo — убиваю) — действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую или иную исторически сложившуюся культурно-этническую группу. Термин был введён в обиход в 1943 году польским юристом еврейского происхождения Рафаэлем Лемкиным.

В конце можно отметить о правильности и своевременности действий руководства Кыргызстана, которое своим официальным указом, как-бы «открыло шлюз» некой «закрытой теме» столетней давности в истории отношений кыргызов и русских. У кыргызов есть поговорка «Оорууну жашырсаң, өлүм ашкере кылат» (Буквально «сколько не скрывай болезнь, она станет явью после смерти»). Следовательно, действия, как профессиональных историков, так и общественности Кыргызстана по выяснению причин, характера и последствия печальных событий 1916 года, оправданны. И она никак не повредит взаимоотношениям современных суверенных, цивилизованных государств России и Кыргызстана, где живут более или менее трезвые граждане. Тем самым, и историки Кыргызстана осуществляют свою миссию «как можно ближе» приближаясь к «истине».

Кененсариев Ташманбет, доктор исторических наук, профессор

Ваше мнение

Показать комментарии

Мультимедиа

XS
SM
MD
LG