Ссылки для упрощенного доступа

28 Июнь 2017, Бишкекское время 18:25

Алымкулов: Подвиг панфиловцев сомнению не подвергается


На большой экран вышел фильм «28 панфиловцев». Картина воссоздает события 75-летней давности – знаменитую оборону Москвы бойцами 316-ой стрелковой дивизии, сформированной в Центральной Азии под командованием генерала Панфилова.

Историк-ученый Нарынбек Алымкулов, специализирующийся на исследовании Второй мировой войны, посмотрев фильм вместе с «Азаттыком», дал свою оценку киноленте.

«Азаттык»: Как вам фильм?

Алымкулов: Мне кажется, авторам нужно было найти более серьезных консультантов. Из-за ряда нестыковок с историческими фактами, эта киноверсия вызывает недоверие. Фильм можно оценить на «троечку», хотя в целом он неплох.

«Азаттык»: Почему «вызывает недоверие»?

Алымкулов: Тема очень скользкая. Все говорят почему-то только о 28 панфиловцах, но погибла целая рота – это почти 120 человек. Речь идет о событиях 16-18 ноября 1941 года – самых яростных днях обороны Москвы.

«Азаттык»: Значит, скандал с опровержением официальной истории оправдан, и глава российского архива не соврал – подвига не было?

Алымкулов: ​Сомнению не подвергается, был подвиг или нет. Сражение панфиловцев - не рядовая битва, на этом участке бойцы действительно стояли насмерть. Подвиг однозначно был, но был другим. Миф заключается в числе защитников столицы в те дни. Журналист «Красной звезды» Кривицкий, после статьи которого эта история стала культовой, записал данные о 28 героях с чьих-то слов, что-то от себя добавил. На том месте в те дни легла вся 4-ая рота. То есть речь идет не о 28, а о 120 панфиловцах. Все они погибли смертью храбрых. Несправедливо, что из одних сделали героев, а других забыли.

«Азаттык»: Почему мы говорим только о 28 героях?

Алымкулов: Советские солдаты небольшим числом останавливают с десяток танков. История отлично подходила для возвеличивания, для пропаганды. Говорят, первые лица, в том числе лично Сталин, дали добро на то, чтобы делать акцент именно на этом.

«Азаттык»: Насколько изучена эта история?

Алымкулов: О том, что 28 панфиловцев – это миф, выяснилось почти сразу после войны. Однако многое не изучено и сегодня. Мы, к примеру, не можем получить полный список дивизии, потому что при ее формировании почему-то он не был составлен - не записывали ничего, не фотографировали, все данные о солдатах приведены только со слов разных людей. Так не должно быть. Я понимаю, если это были ополченцы, но это было подразделение регулярной армии. На каждого должна была заводиться личная карточка с данными о нем. Нужно покопаться в архивах Подольска – там можно найти очень много интересных вещей.

«Азаттык»: Какие вопросы вы задавали себе при просмотре фильма? В чем сценарий отошел от исторических фактов?

Алымкулов: Судя по финальному кадру и памятнику в Дубосеково, выжило 6 человек. Их на самом деле было 7. В конце фильма обезоруженных советских солдат спасает боец Даниил. «Даниил» - имя в кавычках. На самом деле это казах Аскар Кожабергенов, который попал в плен и получил награду только в 1993 году. Еще одна фактическая ошибка в картине: Иван Москаленко в фильме остается жив. Но он погиб в бою. Москаленко, кстати, именно наш панфиловец, кыргызстанский.

«Азаттык»: Кого из кыргызстанских панфиловцев мы видим в фильме?

Алымкулов: Непросто понять, какого именно бойца играет тот или иной актер. Разобраться в персоналиях почти невозможно. Из наших мы видим Ивана Москаленко, проскальзывает Григорий Шемякин. Ананьева с Конкиным не различить. Украинец Добробабин показан ярко – он тоже имеет к нам отношение. До войны жил у нас, работал фотокорреспондентом «Советской Киргизии» на строительстве Большого Чуйского канала.

Непонятно, почему в картине нет самого Панфилова. Он непосредственно присутствовал на месте действий и, судя по документам, знал, что главная битва развернется именно на этой точке.

«Азаттык»: А Дуйшенкул Шопоков, он где?

Алымкулов: Если верить московским архивам, Шопоков погиб 14-го числа. В боях 16-18 ноября, к которым относится история 28 панфиловцев, он не участвовал. Видимо, для того, чтобы в легенде были представлены разные национальности, его включили в этот список. Возможно, в фильме его и показали, но это надо угадывать. Мы видим на экране азиатские лица и слышим несколько казахских фамилий. Шопокова среди них не отличить.

«Азаттык»: В фильме есть казахи, но нет кыргызов. С чем это может быть связано?

Алымкулов: ​ Возможно, с финансированием – в проект вложились не только российское правительство, но и казахстанское. Мы – нет. С точки зрения истории, в дивизии казахов и кыргызов было примерно по 11 %, то есть равное число.

«Азаттык»: Каков вообще вклад Кыргызстана во Вторую мировую?

Алымкулов: У нас, конечно же, сражались на ее фронтах не только панфиловцы. Знаем, однако, мы только о них. Неплохо воевали и 385-ая стрелковая дивизия, и 4-ая гвардейская бригада на Кавказе, три авиаполка, которых готовили именно в Кыргызстане. К сожалению, имена людей и истории этих подразделений, как в случае с панфиловцами, не сохранились. Во Второй мировой воевал каждый пятый кыргызстанец, из других республик – каждый четвертый. Перед войной нас было 1,6 миллиона. Как небольшой народ мы внесли колоссальный вклад в эту победу.

А тыл? Сколько мы продукции отправляли? Сколько обеспечивали фронт продуктами легкой и пищевой промышленности? Каждая третья пуля отлита из нашей ртути и свинца. Этот вклад трудно переоценить.

«Азаттык»: Какое впечатление производит с точки зрения идеологии?​

Алымкулов: Передернули с тем, что «русские воевали за Россию». При том, что речь идет о дивизии, сформированной в Средней Азии, в том числе из солдат азиатского происхождения. Тогда люди действительно воевали и умирали за Советский Союз, за советскую власть, а не за Россию. Но эта риторика – норма. Фильмы о войне производит в основном Россия, поэтому картин с упоминанием наших заслуг почти нет. Например, в масштабной кинокартине «Освобождение» показан вклад самых разных национальностей. По большей части - европейских. Есть даже чехи, но азиатов, которые спасли Москву, нет.

«Азаттык»: Фильмы о войне в почете у людей самых разных возрастов по всему постсоветскому пространству. Насколько они близки к тому, что было на самом деле?

Алымкулов: Те, кто действительно воевал, эти фильмы не воспринимает. Даже культовые советские. Много надуманного, многого не было вообще. Фильмы о войне – это часть советской пропаганды. Раньше этого говорить было нельзя – страна одна, партия одна, могли и посадить. А сейчас люди привыкли говорить о войне только под одним углом зрения и не готовы воспринимать ее под какими-либо другими углами. Считайте это святотатством.

В кино советские бойцы представлены как люди бесстрашные - «да мы их шапками закидаем, да мы их сейчас…». На самом деле, немецкий солдат был очень хорошо подготовлен. Такого врага победить стоило дорого. Изображаемого в кино боевого духа не было – на войне люди испытывали только страх и желание выжить. Уже потом приходило осознание, что если не ты, то тебя. Те, кто прошел реальные битвы, никогда не говорит о войне. Многие ушли, не сказав ни слова. За все время исследования я смог разговорить только одного. Он рассказывал не о героизме. А о том, например, как на его шее буквально извивался шарф – так много не нем было вшей.

«Азаттык»: Как же ветераны, которых мы видим на парадах, которые охотно делятся воспоминаниями?

Алымкулов: Не говорю обо всех, но обычно это те, кто охранял тюрьмы, кто всю войну простоял в Иране, на Дальнем Востоке в качестве резерва против японцев. Война, не забывайте, была не только Великой Отечественной, но и мировой.

Большинство орденов, которые обычно надевают ветераны 9 Мая - это юбилейные. Вы должны это знать. После войны у нас в Кыргызстане было всего 42 тысячи награжденных. Потом появилось другое число – 150 тысяч. Это все, кто получил ордена и медали в честь 15, 20, 25-летия Победы. В годы войны мало награждали, позже был взят курс на возвеличивание победы через умножение ее показателей. Если говорить о войне не так, как мы привыкли, людям это не понравится.

«Азаттык»: Сколько человек занимается изучением истории Второй мировой в Кыргызстане?

Алымкулов: Таких совсем мало. Я и еще пара-тройка человек. У меня сейчас два аспиранта. В целом, академический интерес к теме минимальный.

«Азаттык»: Спасибо за интервью!

XS
SM
MD
LG