Ссылки для упрощенного доступа

19 Ноябрь 2017, Бишкекское время 09:16

Таджикистан: как остановить «легальный» произвол милиции?


Иллюстративное фото. Не имеет отношения к описываемым событиям.

Не секрет, что правоохранительные органы страны применяют насилие над задержанными. Сегодняшняя грань между милицейским долгом и беспределом становится все тоньше.

15 мая 2016 года, Душанбе

На стадионе «Спартак» проходил фестиваль красок, на который собралось около 300 человек. Его цель – облить друг друга разноцветными красками, а после потанцевать. Этот популярный фестиваль в мире известен под названием HoliParty, в Таджикистане он проводится в четвертый раз. Но на этот раз все пошло не так, поскольку участники фестиваля были задержаны сотрудниками правоохранительных органов. Порядка 200 молодых людей попали в отделение милиции, где столкнулись с угрозами, унижением, оскорблениями и пытками.

Разгон участников

Теперь опишем ситуацию более подробно. После фестиваля его участники в хорошем настроении стали расходиться. Кто-то пошел домой пешком, кто-то ждал транспорт на остановках, а кто-то решил погулять по городу. Яркий вид участников фестиваля привлек внимание милиционеров, которые были удивлены этим. Сотрудникам не было никакого дела до личностей молодых людей. Просто сама необычная внешность молодежи почему-то разбудила в них агрессию: они грубо обращались с молодыми людьми и оскорбляли их.

Грубое отношение к ним не прекратилось и в участке, оно также сопровождалось применением силы и угроз. Представители правоохранительных органов кричали на задержанных, унижали, высмеивали их внешний вид и даже отбирали телефоны. Среди задержанных были люди самых разных возрастных категорий: подростки и молодые люди от 12 до 19 лет, 10-летний мальчик, был даже молодой отец с двумя детьми в возрасте шести и трех лет.

Еще через пару дней в Интернете появилась 16-минутная диктофонная запись, в которой слышны эмоциональные речи, удары, стоны, плач. Эту запись сделал один из участников фестиваля красок, попавший в участок милиции.

Правоохранители впоследствии назвали причину задержания – фестиваль красок не был согласован ни с кем: ни с ними, ни с мэрией, ни с городскими властями. Но что говорят сами организаторы из общественного объединения «Alegria»? Они показали необходимые документы, подтверждающие, что администрация города, как и сотрудники ведомства МВД дали разрешение на проведение фестиваля красок на «Спартаке». К тому же, охраняли «Спартак» и собравшихся там людей милиционеры ОВД района Исмоили Сомони. Именно они и доставили «нарушителей» порядка в тот же отдел милиции без всяких объяснений и причин. Не странно ли это?

После конфликта управление внутренней безопасности МВД приступило к расследованию. В результате, уже к 23 мая начали выявляться новые детали данного дела. Определили трех сотрудников милиции района Исмоили Сомони, которые, действительно, оскорбляли и унижали задержанных. Их стали допрашивать, чтобы добиться справедливости наказания провинившихся представителей правоохранительных органов Таджикистана.

Существует и противоположное утверждение, предоставленное Всемирной Организацией Против Пыток:

«Расследования [в отношении представителей правоохранительных органов Таджикистана] инициировались редко, и даже когда случаи пыток и жестокого обращения [с их стороны] были подтверждены, они обычно не получали адекватного наказания».

Истории

Таджикская милиция превышает свои полномочия не только после крупных городских мероприятий, таких как фестиваль красок. Эксперты-правозащитники утверждают, что представители правоохранительных органов довольно часто прибегают к пыткам для получения признаний, даже если жертвам пыток признаваться не в чем. История Хушвахта Каюмова – наглядный пример аморального поведения милиционеров Таджикистана. Коротко о главном рассказывается в видео.

Немногим позже (20 мая) в Интернете появляется другая история - Иброхима Саъдуллоева, молодого человека, страдающего грыжей. Незадолго до этого, отец парня, Хайрулло Саъдуллоев, привез его для обследования и лечения в Душанбе из Файзабада. 24 апреля рано утром пятеро неизвестных мужчин в гражданской форме ворвались в квартиру и насильно куда-то увезли Иброхима. На следующий день отцу парня сообщили, что Иброхим поступил на срочную службу. Также поступило письмо из военной прокуратуры войсковой части №08010, в котором говорится о дисциплинарном взыскании по отношению к виновным по данному делу.

«Каким образом они его смогли оформить? У него ведь даже документов с собой не было. Кроме того, сын проживает в Файзабадском районе, зарегистрирован там же, на учете в военкомате состоит там же», - негодует Хайрулло Саъдуллоев.​

Всемирная Организация Против Пыток комментирует существующую проблему Таджикистана следующим образом: «[…] в последние несколько лет было зафиксировано множество случаев, когда виновные в применении пыток или другие сотрудники правоохранительных органов угрожали жертвам или их семьям и другим причастным репрессиями, когда те хотели подать жалобу по поводу пыток и жестокого обращения, или после того, как они подали таковую».

Специальный докладчик ООН по пыткам Хуан Мендес по итогам визита в Таджикистан в своем докладе особенно подчеркнул «заявления о пытках и жестоком обращении во время арестов, допросов, досудебного содержания под стражей и в тюрьмах».

Несмотря на подписанную Конвенцию ООН против пыток, правозащитники утверждают, что представители правоохранительных органов прибегают к насилию по отношению к задержанным, и это продолжает оставаться обыденным делом в государственной системе. «Представители правоохранительных органов, применяя пытки, понимают, что они получат или очень мягкое наказание, или не получат его в принципе», - комментирует в своем интервью Центру по правам человека Нигина Бахриева, директор общественного фонда «Nota Bene», руководитель коалиции неправительственных организаций Таджикистана по борьбе с пытками. Она объективно полагает, что милиционеры превышают свои полномочия по отношению к задержанным и при этом уходят от какого-либо наказания.

Помимо несправедливости, Бахриева также затрагивает вопросы о преследованиях по политическим мотивам. По ее словам, так, в тюрьме Таджикистана скончался оппозиционер Умед Тоджиев:

- В отношении Тоджиева было применено жестокое обращение, в результате которого он пытался выпрыгнуть из окна третьего этажа. По словам самого Тоджиева, его адвокатов и родственников, к нему были применены пытки, не выдержав которые он пытался выпрыгнуть из окна и сломал себе ноги. Несмотря на то, что он нуждался в медицинской помощи, его из медицинской части перевели в следственный изолятор, где пытали. Его здоровье ухудшилось, и по истечении определенного времени он скончался.

На вопрос о мерах, которые можно предпринять на законодательном уровне для изменения ситуации в Таджикистане, Нигина Бахриева ответила, что сомневается, что принятием законодательства хоть как-то можно повлиять на ситуацию. «… ситуация не изменится, пока не будет государственных органов, чиновников, борющихся с этим явлением, то есть, чтобы каждый случай нарушения прав человека расследовался, виновные привлекались к ответственности. И, конечно, серьезное значение имеет судопроизводство», - добавляет Нигина Бахриева.

В интервью для Радио ООН Нигина Бахриева говорит о двух основных целях, для достижения которых применяются и продолжают применяться пытки. Первая причина – это то, что «… пытки широко распространены в момент фактического задержания с целью получения признательных показаний в совершении преступлений», как это уже отмечалось в данной статье выше. Другой момент – это то, что выделяют «… пытки в местах лишения свободы: здесь целью является наказание тех лиц, которые делают различные заявления по поводу содержания в тюрьме или пыток в том числе». На сегодняшний момент в Таджикистане существуют подобные законы, регулирующие и контролирующие деятельность милиционеров. Однако в реальности, то есть на участках ОВД, происходит нечто противоположное.

Возникает несколько резонных вопросов: как долго еще будут продолжаться пытки и насилие от представителей правоохранительных органов по отношению к задержанным? Имеют ли они на это право? Если да, то где это прописано? И наконец, разве недостаточно уже пострадало человек, став жертвами пыток, чтобы обратить внимание мировой общественности на актуальную проблему в Таджикистане?! Задаваясь этими весьма справедливыми вопросами, в поисках решений мы в скором времени сможем найти рациональные ответы.

Материал подготовили участники медиалагеря "Молодежь как основа демократического будущего", организованного Международной образовательной ассоциацией дебатов в Центральной Азии - Айдай Кадыралиева (Кыргызстан) и Алия Ибраева (Казахстан).

XS
SM
MD
LG