Ссылки для упрощенного доступа

28 Май 2017, Бишкекское время 03:16

Один из сотрудников, занимающий руководящую должность в компании Ericsson, кыргызстанец Айдын Абжанбеков, поделился с «Азаттыком» советами по построению карьеры. Он отметил, что не обязательно быть только трудоголиком, чтобы достичь успеха в карьере. Нужен сбалансированный подход, когда достаточно времени уделяется образованию, работе и самому себе, без чего невозможно построить карьеру в международной компании.

«Азаттык»: Первый вопрос является традиционным для наших соотечественников, построивших карьеру за рубежом: где вы получили образование?

Абжанбеков: В Бишкеке я учился в Американском университете в Кыргызстане (нынешний АУЦА). На втором курсе уехал учиться в США. В АУКе у меня была специализация «Международная и сравнительная политика». Я часто читал журнал The Economist и обращал внимание на объявления о вакансиях в крупных международных компаниях и организациях. Как правило указывались компенсационные пакеты в сотни тысяч долларов США в год. В требованиях к соискателям, как правило, стояла степень МВА (степень магистра по управлению бизнесом/деловому администрированию). Это натолкнуло на мысль о том, что мне надо заканчивать магистратуру. Обычно студенты факультета международных отношений, планируют карьеру по линии МИД, в диппредставительствах либо в международных организациях, например, ООН. На последних курсах в университете я понял для себя, что хотел бы иметь возможность работать и в корпоративном мире, в крупных международных корпорациях. Варианты входа в этот мир могут быть разными, но мне стало очевидно, что степень MBA будет хорошим входным билетом, увеличивающим мои шансы трудоустройства в корпоративном мире. Я начал искать программы МВА в Америке. В большинстве случаев американские программы требуют минимальный опыт работы - в три-четыре года. На момент поиска программы МВА в США у меня такого опыта не было. К тому моменту у меня был ограниченный опыт работы в университете в США и в международных проектах развития в Кыргызстане, но он не дотягивал до 3-х лет полной занятости.

«Азаттык»: Вы решили набраться опыта и отложить учебу на несколько лет?

Абжанбеков: Мне в какой-то степени повезло, моя любовь читать качественную периодику (привитая родителями) расширила мои горизонты и показала глобальные возможности, открытые для меня. Как я уже упоминал, я очень любил читать журнал The Economist, и организация, в которой я работал, была подписана на него. Именно в момент я вел поиски места продолжения учебы. Один из номеров журнала был посвящен Швеции. Один из вопросов, на который пытались ответить в том выпуске, заключался в том, почему сравнительно небольшое государство с населением в 8-9 миллионов человек, в довольно жестких климатических условиях (север) выстроило высокоэффективную экономику и обеспечивает жителям страны самые высокие стандарты жизни в мире.

В Швеции успешная экономика, высокое проникновение телекоммуникационных услуг, эффективная система государственного управления и социальной защиты. Швеция уже тогда (начало 2000-х) была лидером по уровню проникновения мобильной связи, доступа к широкополосному Интернету. Кроме этих факторов в мире много крупных компаний, имеющих шведские корни – Volvo, Saab, Scania, TetraPack, IKEA, Electrolux, Oriflame, H&M, Ericsson, и т. д. Список огромный. Неплохо для страны с населением в 9 миллионов! В этом выпуске был довольно детальный анализ разных факторов. Одним из выводов исследования успеха шведской модели было заключение об очень высоком качестве и особом подходе к образованию в школах и вузах. Это расширило мои поиски. Я начал активно смотреть программы магистратуры в Швеции.

В процессе поиска программы магистратуры я увидел, что многие программы предусматривают обучение на английском языке. Дальше было проще. Я нашел программу, которая отвечала моим интересам. Это – магистратура со специализацией в управлении бизнесом с фокусом на международный бизнес и стратегию. Это был университет Линшопинг (Linköping University). Он имел исторически тесные связи с телекоммуникационной отраслью. Я подготовил и подал все необходимые документы, прошел вступительные тесты. По результатам отбора получил грант на обучение, то есть для меня обучение было бесплатным. Тут важно отметить, что бесплатного высшего образования не бывает по определению. Всегда кто-то платит. Чаще всего платит студент либо его семья, иногда обучение оплачивает бюджет того или иного государства, бывает, что оплачивает благотворительный или другой похожий фонд. Но всегда кто-то платит. Вопрос в том, насколько талантлив и целеустремлен студент, чтобы получить финансирование в случае, когда он сам платить за обучение не может. В любом случае, инвестиции в качественное образование ВСЕГДА себя оправдывают.

«Азаттык»: А в этом университете кроме вас были еще кыргызстанцы?

Абжанбеков: В моем университете в мой год обучения соотечественников не было. Но я точно знаю, что на семестр позже активно заработала программа, по которой правительство Швеции выплачивало стипендию студентам. Было бесплатным не только обучение, но и проживание, авиабилеты. И студенты из Кыргызстана начали приезжать каждый год более организовано.

«Азаттык»: Вы поступили в магистратуру. Как вам далась учеба в этой далекой стране?

Абжанбеков: Это был очень интересный опыт. К моменту переезда в Швецию у меня уже был опыт учебы за границей, ранее я учился в США. Но в Швеции немного другая культура. Я приехал учиться зимой. Первое наблюдение – очень короткий световой день. Светло становится в районе 10 часов утра, а в 3.30 дня уже темно. Для человека из Кыргызстана это тяжелые условия. Солнца практически не видно, даже если светло, то обязательно тучи. Отчасти, я думаю, такие жесткие климатические условия с длинной зимой и привели шведов к привычке максимально эффективно использовать время и работать.

Образование там очень качественное. Подход отличался от того, что я видел в США или в АУКе. Практически все задания были групповыми. Группы периодически перемешивались. Всегда был международный состав. Если мы работали вчетвером-впятером, то двух человек из одной страны не могло быть. Это заставляло всех говорить на английском языке, при этом находить общий язык, учитывая культурные или национальные особенности разных людей в группе. Этот опыт мне очень пригодился. Есть культурные различия в том, как люди мыслят, как излагают свои мысли, как и с кем надо выстраивать работу или как начинать диалог. Это была очень хорошая подготовка к работе в международной среде.

«Азаттык»: Как сложилась ваша судьба после окончания учебы? Вам предложили работу?

Абжанбеков: Такого не бывает, что ты просто сидишь, учишься на отлично, и тут тебя кто-то приглашает на работу. Нужно быть проактивным. В Швеции во всех вузах проходят ярмарки вакансий. То есть в определенные дни приезжают представители компаний, для них выделяются корпуса, чтобы они организовали свои павильоны. Но очень часто многие компании используют это в качестве маркетингового хода, а не реального набора сотрудников. Ближе к окончанию университета я начал ходить на эти мероприятия, общался с представителями разных компаний. Но я заканчивал в 2004 году – это был год продолжения мирового кризиса в секторе IT и телекоммуникаций, да и в других отраслях. Реальный набор сотрудников в 2002-2004 годах мало какие компании проводили. Студентам на ярмарках вакансий, говорили, что имеет смысл задержаться в университете еще на год, так как на рынке труда в Европе сложная ситуация, и что компании пока ничего не могут предложить. Таким был общий фон.

Но перед моим окончанием учебы была одна ярмарка вакансий. В целях экономии времени я заранее определил для себя только 3 компании, с которыми я хотел бы поговорить предметно. Это были операторы мобильной связи. В одной компании мне сказали, что приехали на ярмарку просто, чтобы поддержать связь с вузом, конкретных вакансий нет. А в Tele2 мне сказали, что у них есть, что обсудить. Меня попросили прислать резюме с сопроводительным письмом. На тот момент я воспринял это как очередной процесс рекрутинга, который не обязательно закончится предложением о работе (оффер). И я в любом случае настраивался на долгий процесс. Тем не менее я понимал, что это редкий шанс, и надо выложиться. На следующий же день после отправки резюме и сопроводительного письма мне позвонили и пригласили на собеседование с HR. После этого были мини-экзамены, проверяли мою логику, мою способность быстро считать и ориентироваться в ситуации, нестандартно мыслить. Потом была еще пара собеседований, но уже с руководителями высшего звена.

Для меня было удивительно, что компания оплачивает мои перелеты и поездки на собеседования. Но также это давало мне понять, что компания настроена в отношении меня серьезно. После нескольких туров собеседований и тестов мне сделали оффер (предложили работу). Предложение было очень интересным, потому что у меня была возможность начать работу в прямом подчинении президента оператора мобильной связи, работающем в 25 странах Европы. Должность называлась ассистент президента по бизнес-вопросам. Подход компании был такой: брать молодых людей, которые еще не привыкли к корпоративной культуре других компаний, не закоснели, вырастить из них менеджеров, которые могут быстро принимать решения в сложных ситуациях в соответствии с особенной корпоративной культурой Теле2.

При этом ты всегда работаешь в прямом подчинении и в тесном контакте с топ-менеджерами, а это обеспечивает доступ к интересным проектам и обуславливает получение уникального опыта. Я начал работать в начале 2004 года. Сначала в Стокгольмском офисе, потом компания меня отправила в Амстердам, потом в Люксембург и дальше - в Россию, где Теле2 купила несколько региональных операторов на тот момент.

«Азаттык»: Сколько вы проработали в этой компании, как дальше складывалась ваша профессиональная карьера?

Абжанбеков: В Tele2 я проработал 3 года. Это было очень интересное время. Это были разные страны, разные должности. Но мне хотелось посмотреть и другие отрасли. У меня было два варианта – переходить в другую отрасль или идти в компанию, где можно посмотреть разные отрасли. Я ушел работать в управленческий консалтинг. Компания называлась Roland Berger Strategy Consultants. В управленческом консалтинге такого уровня на входе всегда очень жесткий отбор. Попасть могут только лучшие. После бизнес-школ обычно есть три направления, по которым идет человек – инвестиционные банки, управленческий консалтинг или уход в отрасль (например, ритейл, телеком, нефть и газ, коммерческие банки, и т. п.).

В моем случае я сначала получил отраслевой опыт в телекоммуникациях, а потом перешел в управленческий консалтинг. В управленческом консалтинге всегда хорошо платят, но уровень стресса запредельный. Всегда. Работа минимум по 60 часов в неделю, 70-80 часов в неделю – это норма. В среднем люди там работают 2 года, потом уходят. Я в консалтинге проработал 4 года. Отличный опыт. Получил много нужных связей, посмотрел лучшую практику в различных отраслях. После этого я сделал пару своих небольших проектов и пришел в Ericsson, где сейчас продолжаю работать руководителем подразделения стратегии и взаимодействия с госорганами. Ericsson является мировым лидером в разработке и производстве решений для операторов связи. Многие помнят мобильные телефоны Ericsson, но мы вышли из этого бизнеса несколько лет назад, сфокусировавшись на сегменте B2B, а точнее, на сегменте оборудования для операторов. В Ericsson я работал несколько лет в Москве, но у меня всегда была региональная ответственность. В контексте Ericsson «региональная ответственность» означает ответственность за свой функционал в нескольких странах. Я отвечаю за стратегию и взаимодействие с госорганами в Скандинавии, Прибалтике, России и СНГ, всего 22 страны. То есть мое образование в сфере международных отношений приносит мне пользу и в корпоративном мире. В связи со спецификой работы летом этого года я переехал жить с семьей в Стокгольм. Швеция меня не отпускает.

«Азаттык»: Получается, вы по работе соприкасаетесь с родиной?

Абжанбеков: Да, но реже, чем хотелось бы. Потому что рынок небольшой, население 6 миллионов, потребность в оборудовании небольшая по сравнению с Казахстаном или Россией. Но я поддерживаю связь с коллегами, операторами, госорганами, регулятором. Кроме того, у меня родители живут в Кыргызстане. Я на родине бываю 3-4 раза в год. Раньше, если у меня выпадали длинные выходные, на 3-4 дня, то я всегда летал в Кыргызстан. Но недавно у меня родилась дочь, и теперь мы не так часто летаем домой. Жена у меня тоже из Кыргызстана.

«Азаттык»: Что вы могли бы посоветовать желающим построить международную карьеру?

Абжанбеков: Построить карьеру на международном уровне... Универсального ответа нет. Можно, например, сделать start-up, запустить бизнес-проект. Если говорить о карьере в корпоративном мире, то есть о карьере наемного менеджера, то базовыми вещами для успеха могут быть:

1. Получение образования за рубежом в хороших вузах. Уехать за границу не является самоцелью. Ехать надо, если целью является получение новых, качественных знаний и ваше развитие. Это когда такие знания дома получить невозможно. По большому счету, суть высшего образования не в том, что вы становитесь там специалистом в какой-то области. Суть хорошего образования – получить навыки структурировано, системно, научиться критически мыслить.

Поверьте, в большинстве случаев через 3-4 года после окончания вуза вы забудете все заученные даты, детали из курсов, которые вы проходили. Но останутся концепции плюс базовые и самые важные навыки – выявлять сложные взаимосвязи в происходящем, принимать решения, основанные на системном и структурированном подходе. И останутся ваши знакомства, связи. Находясь в окружении интеллектуально и разносторонне развитых людей, вы сами подтянетесь, узнаете много нового не только в аудитории или лаборатории, появятся интересные связи, приобретете важные навыки общения и коммуникаций с разными людьми. А это очень многого стоит.

Плюс, как правило, выпускники хороших вузов (на глобальном уровне) часто выстраивают успешную карьеру и приходят на важные посты в разных организациях. А это ваши однокурсники, ваш network. Это важно. У меня часто бывают случаи, когда высокопоставленные коллеги не могут получить встречу с партнерами в сторонних организациях или в других странах. А у меня получается организовать эту встречу за один телефонный звонок, потому что на другой стороне мой однокурсник. Личные связи важны везде, а связи, наработанные в хорошем вузе, бесценны.

2. По умолчанию, в большинстве случаев построить успешную карьеру на международном уровне проще всего в транснациональной организации, которая ведет бизнес в разных странах. Очень часто молодые выпускники сталкиваются с проблемой - крупные международные компании хотят молодых, амбициозных, компетентных сотрудников, но с опытом... А как же выпускнику получить опыт, если компании ищут людей уже с каким-то опытом работы? Замкнутый круг, но его можно разорвать. Как вариант – смотрите крупные транснациональные корпорации, в них всегда есть очень интересные программы для студентов либо только что закончивших вуз. Это могут быть стажировки, программы подготовки молодых кадров, которые позволяют получить очень интересный опыт, о котором более опытные сотрудники не могут даже мечтать. Да, конкуренция на такие программы большая. Но никто не говорил, что будет легко. Надо работать над собой, надо быть активнее, надо постоянно развиваться – и двери откроются. Путей построения международной карьеры много, я говорю только об одном из них. Важно, чтобы вы могли себя дифференцировать от остальных соискателей.

3. В любой организации, а тем более в международных компаниях, важно быть проактивным. В вас должны видеть надежного, компетентного (для своего уровня) сотрудника. Причем видеть в вас надежность и компетентность должны не только ваш руководитель, но и коллеги на одном уровне, выше и ниже. В вас должны видеть не только просто хорошего парня/девушку, потому что просто хороших парней/девушек очень много вокруг. Вас должны еще видеть как компетентного сотрудника с большим потенциалом, в в развитие которого имеет смысл вкладывать. Нужно постоянно стремиться к росту, узнавать новые вещи. Если сталкиваетесь с проблемой в своей работе и хотите ее вынести на руководителя – несите не только проблему, но и виденье того, как ее решить. Это ценят все в любой организации.

4. В целом, моя философия: 90% успеха - это те вещи, над которыми мы имеем контроль, это постоянная работа над собой, самодисциплина, настойчивость, усердный труд, пот... А оставшиеся 10% - это то, над чем вы контроль не имеете. Но если выложиться и целенаправленно работать над чем-то, то вам достанутся те 10%, которые вы не контролируете. Кто-то называет это удачей, кто-то обстоятельствами. Ваши 90% + 10% удачи дают 100% успешного результата во всем. Кто-то мудрый сказал, что удача любит подготовленных. Не сделаете свои 90%, не сможете вовремя распознать, что вам дают недостающие 10%. Это имеет отношение ко всему – к получению образования, к работе, к вещам в личной жизни.

Звучит так, как будто я трудоголик. Нет, это не так. Мне на самом деле всегда кажется, что я лентяй. Я люблю полежать, посмотреть ТВ, почитать ... И я люблю комфорт. Например, комфортное жилье и комфортные машины. Но также я знаю, что комфорт всегда требует самодисциплины и определенного труда. То есть в какой-то степени желание улучшить уровень комфорта себе и близким движет мной. В моем понимании комфорт - есть прямой результат способности эффективно и успешно работать, твоей способности выложиться больше, чем остальные. Любому здравомыслящему человеку нужен баланс во всем, в том числе между работой и отдыхом. Поэтому, когда надо, я всегда рано встаю и иду делать то, что должен, и делаю это хорошо. Если надо, могу работать по 16-20 часов в день. Хорошо работаем - хорошо отдыхаем.

  • 16x9 Image

    Болот Колбаев

    Выпускник кыргызско-турецкого университета "Манас". Работал в ведущих кыргызстанских информационных агентствах.

    E-mail: bolotbek.kolbaev@gmail.com

    Twitter: @bkolbaev

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG