Ссылки для упрощенного доступа

18 Ноябрь 2017, Бишкекское время 10:53

Итак, уходит в историю очередной календарный год. 2016-й. По восточному календарю - год Обезьяны. Когда он только начинался, мы все ждали от него всего, что угодно, имея в виду, что весьма колоритное существо, якобы наш дальний предок по Дарвину, чрезмерно эмоционально и капризно по своей природе, хитро, небрежно, иногда мелочно, любит потакать своим желаниям. Применительно к Кыргызстану год уходящий таким и получился. Обезьяна сделала свое обезьянье дело по полной программе, нравятся нам ее проделки или нет. Тем не менее, в стране сохранилась стабильность, и это главное.

Начнем с экономики. Она, к сожалению, у нас и шаткая, и валкая, движения вперед давно нет. Как и предполагали, Таможенный союз оказался хорош только на бумаге, а на деле он самый что ни на есть «брак поневоле» или «компания второгодников», как назвала его когда-то Валерия Новодворская. Трудно обвинять кого бы то ни было в том, как мы очутились в этой компании - у руководства нашего действительно тогда не было другого выбора. Оно прекрасно знало, что Россия вступает в полосу длительного кризиса, что цена на нефть не скоро поднимется на прежний уровень, что нормальных фитосанитарных станций и лабораторий в стране нет, чтобы предложить другим странам проверенный и кондиционный продукт. Поэтому страдаем и мучаемся именно «за компанию» и, похоже, будем жить так еще долго.

В год Обезьяны мы вплотную приблизились к самому худшему - к дефолту, о чем неоднократно уже предупреждали и Всемирный банк и МВФ. Внешний долг, который нам оставила власть Акаева, равнялся ровно 1 миллиарду 800 миллионам долларов США, причем, из них Кыргызстан обслуживал только 1,2 миллиарда как долг, а 600 миллионов хранились в Вашингтонском Резервном банке под проценты и предназначались для использования только для непредвиденных, чрезвычайных нужд страны. Кстати, в 2007 году, когда встала перед правительством Ф. Кулова задача входить или нет в программу ХИПИК, вспомнили про эти 600 миллионов, которые к тому времени стали уже 800 миллионами. Но как только депутаты подняли этот вопрос, Бакиев немедленно распустил парламент, и с этой темы до сих пор не снято негласное табу. Теперь наш внешний долг уверенно превысил 4-миллиардный рубеж, и уже виден следующий, но роковой и позорный.

В уходящем году мы в очередной раз поменяли наш многострадальный Основной закон. Как все помнят, его любил время от времени переиначивать и приспосабливать под себя Акаев, а при Бакиеве Конституцию меняли чуть ли не каждый год, иногда - каждый месяц. Никто еще не посчитал, сколько раз ее, Конституцию, «поправляли», «улучшали», добавляли что-то или удаляли, и что от нее, в конце концов, осталось.

Но старая история вновь повторилась. И на этот раз инициатива спущена была сверху, правда, там же, в верхах, из-за нее насмерть бодались и кусались Атамбаев с Текебаевым, забавляя публику и умножая интриги. Потому что один из них никак не хотел лишиться неформального титула «отца конституции», а другому именно это и не давало покоя.

Итог известен: референдум состоялся, хотя большинство населения отнеслось к нему более чем прохладно, что было выражено в открытом игноривании этим большинством недавнего плебисцита. Оно и объяснимо, потому что эти изменения никаким образом жизни народа не касались, а речь шла, если коротко, о новом дележе власти. Да, выручили студенты, солдаты, которых скопом, стройными рядами и по заранее составленным спискам, прогнали, как в старые добрые времена, через чистилище ЦИКа , и искомый результат буквально упал на лапы.

В уходящем году был и очевидный позитив. Промолчать об этом было бы несправедливо. Год культуры и истории, каким был объявлен 2016-й, безусловно останется в истории. И II Всемирные игры кочевников, и Чолпонатинский ипподром, отремонтированная дорога от Тамчы до этого ипподрома.

Правда и то, что реконструкция дороги Балыкчи - Корумду была начата весьма деловитым и толковым премьером атамбаевского периода - Темиром Сариевым, который сильно при этом рискнул, не приняв к сведению психологию нашего «Белого дома», и незаслуженно пострадал. Его быстро сместили, чтобы его звезда не засияла ярче, чем у кое-кого после завершения этого проекта.

Говоря об уходящем годе, нельзя не отдать должное тому, что было широко отмечено 100-летие Великого Уркуна - самого кровавого события нашей национальной истории. Как хорошо, что все мы, особенно молодые поколения, восстановили в своей памяти этот кровавый год, да и власти сделали, что могли, для увековечения памяти жертв Уркуна. Я очень надеюсь, что мы, выполнив свой священный долг перед памятью жертв того года, заодно стали внутренне богаче и морально чище, ибо восстановленная историческая память - это своеобразное чистилище души, через которое мы в этом году все-таки прошли.

Удивительно, что столетний юбилей национально-освободительного восстания 1916 года совпал с 25-летием нашей государственной независимости. К сожалению, праздника у нас не получилось, а 31 августа запомнилось днем громкого скандала и совершенно неуместных политических разборок. О деталях и мотивах этого скандала не станем говорить, но стоило бы отметить, что это был день нашего общего позора. Алмазбек Шаршенович определенно мог найти другое подходящее место и подходящее время, чтобы сказать то, что сказал в тот праздничный день. Нет слов, он говорил в целом правильные вещи, и его обвинения не были лишены здравого смысла, но даже для правильного слова, как известно, есть свое место и время. «Время рождаться, и время умирать; время насаждать, и время вырывать посаженное. Время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обнимать, и время уклоняться от объятий», - сказано в притчах Соломона.

В год Обезьяны наша внешняя политика была настолько непредсказуема, что как будто следовала характеру и привычкам именно этого капризного и непоследовательного существа. Ведь внешняя политика существует для того, чтобы обезопасить экономическое и культурное развитие страны, умножать число друзей и снизить до минимума число недругов. А как у нас получилось? С Америкой мы быстро «разобрались», как известно, еще два года назад, ни с того, ни с сего спустив в мусоропровод наш базовый договор с этой страной. Но вот тот же неразборчивый и скоропалительный подход в отношении России и Турции обернулся очень большим конфузом, если не сказать расстройством давних и стабильно дружеских отношений.

Что я имею в виду? Перечислю по порядку все, что было в этом только году. Наш президент получил из рук Путина орден Александра Невского, что означало достаточно широкий дружественный жест со стороны России. Но через неделю мы полетели в Тбилиси и там выразили нашу твердую приверженность территориальной целостности Грузии. То есть наш лидер выступил за то, чтобы Южная Осетия и Абхазия вновь встали под грузинский флаг. Об этом он высказался четко и определенно на встрече с журналистами. Я уверен, что в Кремле «друга Атамбаева», как минимум, не поняли. Потом было голосование в ООН по Крыму и агрессивной политике России. Казахстан, Узбекистан, Беларусь, Армения поддержали Россию, а мы воздержались. Нужно понимать, что наше «воздержались» для Кремля означает то же «против».

Но самое интересное, буквально на днях, подводя итоги года, Алмазбек Шаршенович высказался за то, чтобы российская авиабаза в Канте прекратила свое существование до оговоренного ранее срока. Я искренне пытался понять логику нашего президента. Но оказалось, что как раз этой самой логики крайне мало в нашей политике в отношении России. Если была бы логика, мы в самом начале не должны были официально поддержать присоединение Крыма в результате референдума, по которому в мире очень много сомнений и споров. Теперь мы взяли да и поменяли свою позицию.

Примерно то же самое получается в отношении братской Турции. Наш президент сблизился с лидером этой страны Режепом Тайыпом Эрдоганом очень сильно, что было замечательно. Но вдруг он посоветовал ему просить прощения за сбитый российский самолет. Анкара за этот «совет», как минимум, была обижена, если не оскорблена. Бишкек после этого постарался сгладить возникшие шероховатости, но опять мы удивили турков своей очереднй непоследовательностью: на просьбу Турции разобраться с сетью учебных заведений «Себат», одной из важнейших целей которой является распространение идей и взглядов Фетхуллаха Гюлена, противоречащих официальной политике современной Турции, мы ответили элементарно грубо и резко. Получилось очень не по-братски и не дипломатично. Турция категорически не заслуживала такой резкости и такого плевка, если учесть, как она много нам помогала в разные годы и впредь готова поступать так же. Мы не должны признавать две Турции, но только ту, которую представляет официальная в Анкаре власть. Ведь мы же признаем только один Китай, а не два, имея в виду Тайвань.

О том, как мы не ценим дружбу и легкомысленно с ней обращаемся, свидетельствует и то, что наш парламент до сих пор не ратифицировал межгосударственный договор по Кыргызско-Турецкому университету «Манас», который является самой крупной и самой ценной инвестицией Турции в Кыргызстан. Почему самая ценная инвестиция? Потому что это инвестиция в наш человеческий капитал.

Таким образом, год, в целом, получился весьма нескучным, если иметь в виду скандалы, всевозможные разборки. Год получился также достаточно непродуктивным, если иметь в виду очень громкие заявления на самом высшем уровне, которые так и остались обычным сотрясением воздуха. Как обычно, мы не доводим дело до конца: что говорим утром, то вечером забываем.

Героем года стал Омурбек Текебаев, который собрал все лавры и заработал немыслимые для публичного политика очки. Однако, мне бы хотелось предостеречь всех политиков, а также и журналистов, в связи с этой самой публичностью. Так, Текебаев в прямом эфире усомнился в мужской чести Атамбаева, заявив: «Атамбаев, если ты мужик, то…». Не хочется повторять ту реплику, выброшенную в традиционной горячности Омурбека Чиркешевича, но полагаю, что в отношении главы государства такой выпад был совершенно неуместен. Это было крайне вульгарно и некорректно. Все-таки мы должны научиться уважать свои государственные институты, символы, уйти, наконец, от колхозной своей психологии и не уподобляться базарным хулиганам, для которых всякая вульгарность - есть проявление истинного мужского достоинства.

Итак, уходит от нас год Обезьяны и приближается год Петуха. По традиции, наступление периода правления Петуха знаменует собой приход осени, время сбора плодов, подведения итогов. Говорят, что Петух – объединяющий знак. Под его крылом усиливаются семейные и социальные связи. Это время обращения к писаным и неписаным законам общества, реставрации и нового выстраивания правил совместного бытия.

Дай-то бог. Действительно пора подводить итоги и открывать новую, более разумную и плодотворную страницу нашей истории. Для этого у нас есть все возможности: и горькие уроки прошлого, и опыт настоящего, и твердые надежды на будущее.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG