Ссылки для упрощенного доступа

17 Декабрь 2017, Бишкекское время 06:37

Актан Арым Кубат: Давайте жить как люди


Кадр из фильма "Кентавр". В главной роли - режиссер картины Актан Арым Кубат.

На Берлинале, одном из самых громких кинособытий в мире, состоялась премьера кыргызского фильма «Кентавр». После длительного перерыва режиссер Актан Арым Кубат дает «Азаттыку» первое развернутое интервью.

Еще одна трилогия

«Азаттык»: Актан, ваша картина «Свет-аке» вышла 6 лет назад. Вы потом практически исчезли из медиапространства...

Актан Арым Кубат: Во-первых, я огорчился: «Свет-аке» приняли в штыки. Многие восприняли фильм как политическое кино. На деле «Свет-аке» - это картина о нашей жизни, в которой мы все так или иначе стали политиками. Поезжайте в любое село – там нет тружеников, разговоры только о политике. Лента отражала характер дня. Во-вторых, производство в моем случае не поставлено на конвейер. Чтобы что-то снять, во мне должно накопиться достаточно внутренних переживаний. Мои фильмы – это результат размышлений. Они – следствие, а не причина. Такой подход требует времени.

«Азаттык»: Почти все ваши картины стартовали на крупнейших мировых площадках: в Каннах, Локарно. Теперь вот Берлин. Каково это - представлять свой фильм на Берлинале?

Актан Арым Кубат: «Кентавр» попал в программу «Панорама», это внеконкурсный показ. В этом году наша лента - единственная из Центральной Азии. Попасть на Берлинале – удача. Это уровень, статус, рейтинг – считайте, я в обойме мирового кинематографа. Берлин тепло принял "Кентавр", мы довольны.

* Самара Сагынбаева написала материал о "Кентавре" прямо из дворца Берлинале - читайте его русскоязычную версию здесь.

Мои фильмы – это результат размышлений. Они – следствие, а не причина.

«Азаттык»: Кажется, «Кентавр» тесно связан со «Свет-аке». Очевидно, что не сюжетом. Чем?

Актан Арым Кубат: «Кентавр» в каком-то смысле продолжение «Свет-аке». Будет, надеюсь, трилогия – еще одна (после «Селкинчек»-«Бешкемпир»-«Маймыл» (1993-2001). В третьей картине я вновь сам сыграю главную роль. У нее уже есть рабочее название - «Я проживаю – я переживаю».

«Свет-аке» - это картина о свете, который мы разучились дарить. О человеческом свете, тепле, добре. Мы все стали какими-то злыми, грубыми, меркантильными: ты – мне, я - тебе... Свет-аке – это кыргызский Прометей. Он похищает электричество для людей, которые не могут оплатить счета. В режиссерской версии был эпизод, позже я его вырезал, когда Свет-аке судят за воровство:

- Сен кудай белең? (Возомнил себя богом?).

- Мен кудай менен кесиптешмин (Я – коллега бога).

То есть, этот маленький человек, словно бог, дарит людям свет. И если Свет–аке дарит свет, то Кентавр ищет его.

Кадр из "Кентавра".
Кадр из "Кентавра".

«Азаттык»: Какую историю вы рассказываете в «Кентавре»?

Актан Арым Кубат: Вообще, это смешная, наивная история. Никто не знает настоящего имени главного героя, все называют его Кентавром. Он из тех, кому не лень разгуливать по селу и рассказывать людям байки. Древние европейские народы, еще не знавшие верховую езду, в тех же мифах Эллады называли кочевых скифских всадников кентаврами. Тенгрианские поверья, в свою очередь, говорят о том, что человек и конь издревле были единым целым, лошади считались крыльями людей. Кентавр считает, что кыргызы некогда были великими и непобедимыми - благодаря метафизической связи с конем. Так вот, со временем кыргызы предали своих друзей, превратились в жестоких поработителей. Тогда покровитель коней Камбар-Ата наслал кару на них, лишив прежнего благополучия и силы.

- Сен кудай белең? (Возомнил себя богом?). - Мен кудай менен кесиптешмин (Я – коллега бога).

«Азаттык»: В такой мифологизации, несомненно, спрятана метафора.

Актан Арым Кубат: Миф в фильме напрямую указывает на то, что происходит сегодня. Если лошади – наши крылья, то мы давно потеряли свои крылья. Потеряли свое духовное начало и превратились в обыкновенных хищников. Нынешнее общество – это кентавры, полулюди-полузвери. Для того, чтобы называться людьми, нужны другие ценности, не те, что мы исповедуем сейчас. Сами-то мы считаем себя людьми, но наше поведение говорит об обратном. Между нашими словами и поступками тотальная несовместимость.

Чистота кыргызской веры

«Азаттык»: Пресс-релизы к «Кентавру» намекают, что этот фильм - история о поиске бога...

Актан Арым Кубат: Персонаж Кентавра – бывший киномеханик. Его клуб забрали под мечеть. В селе, в котором я рос, случилось то же самое. У меня забрали мой клуб, мое кино, мое детство. В этом фильме одна религия – кино. И моя религия – это кино, разум, культура. Если человек разумный, он может приобрести бога – в глобальном понимании этого слова. Если нет - он не находит веру, а становится заложником ложной идеи.

Мой посыл одновременно прост и сложен – каждый носит бога у себя в сердце. Он может быть каким угодно и где угодно – в исламе, в тенгрианстве, в лошадях, в духах, в жизни, в детях. Но человеку нужен бог. Что-то должно толкать нас на более осознанную жизнь. Возможно, наши дети обретут бога. Сейчас у нас его нет.

Моя религия – это кино, разум, культура.

«Азаттык»: Раз уж мы перешли в плоскость тонкого: разве человек не способен на созидательную жизнь без привязки к вере?

Актан Арым Кубат: Неверие – это тоже вера. Осмысленная позиция. Человек, который заявляет, что не верит, говорит это осознанно. Он пребывает в согласии со своим духом, разумом. Его духовный багаж не позволяет ему принимать идолопоклонство. Разумная вера или неверие – вера высшей степени. Именно она делает человека человеком. Давайте в Кыргызстане жить как люди.

Со съемок фильма "Кентавр".
Со съемок фильма "Кентавр".

«Азаттык»: Под каким углом вы рассматриваете в картине тему ислама?

Актан Арым Кубат: Я ничего не имею против ислама, он достоин уважения как одна из мировых религий. В то же время касающиеся ислама отдельные процессы в нашем обществе не могут не беспокоить. Сравнялось количество школ и мечетей. Жизнь вдруг наполнилась «халалами», «ифтарами» и «астагфируллахами». Родная кыргызская культура испытывает натиск чуждой - арабской - культуры.

Почему кыргызы должны молиться по-арабски? Неужели мы не хотим обращаться к богу на своем языке? Понимаем ли мы, что во время похорон говорит молдо про близких, с которыми мы прощаемся? Наверняка хотели бы. Все, что происходит, очень опасно. Посягают на наш язык. Не будет языка – не будет и народа.

Давайте продолжать растворяться в других культурах! Тогда мы принимаем совместное молчаливое решение – не будет маленькой страны под названием Кыргызстан.

«Азаттык»: Ислам ведь можно рассматривать не только как подавляющую, но и как обогащающую культуру. Чем он так опасен?

Актан Арым Кубат: Я готов принять ислам, если он будет полностью переведен на кыргызский. Как духовное подспорье - это великая культура, огромный пласт архитектуры, литературы, математики. Однако сейчас ислам только отбирает. В церемонии тех же похорон нам запрещают петь свои кошоки и прощаться с покойником три дня, как было принято еще до арабского влияния. В искусстве есть понятие чистоты жанра, так вот, я хочу чистоты традиций.

Или давайте продолжать растворяться в других культурах! Тогда мы принимаем совместное молчаливое решение – не будет маленькой страны под названием Кыргызстан. Есть понятие биоразнообразия, опираясь на которое экологи борются за каждый вид растений и животных. Того же самого хочу и я: чтобы на этой планете осталась такая разновидность человека как кыргызы. От того, что мы пропадем, мир не выиграет, не проиграет. Наше сохранение нужно только нам. Те, кому мы доверили управлять нами и нашей страной, поверьте, не защитят ни нас, ни нашу культуру. Посмотрите – с их уст не сходит «кудай».

Несовершенная интеллигенция, несовершенная страна...

«Азаттык»: Такая повестка дня формируется и озвучивается в первую очередь интеллигенцией. Это ее главная роль – пребывать в поисках истины, понимания того, куда и как движется общество. Можно ли отнести к интеллигенции наших деятелей культуры?

Актан Арым Кубат: У нас была интеллигенция. После развала Союза весь культурный слой вымылся. Поколение уехало, умерло, растворилось. Не знаю, будет ли возрождение. Потому что сейчас интеллигенции у нас нет – это однозначно. В том числе, как ее представителя нет и меня. А наши аксакалы – это не альтернатива. Они не говорят правду, они озвучивают то, что их просят сказать.

В основе жизни кыргызского интеллигента нет предпосылок, чтобы им быть.

Чтобы быть настоящим интеллигентом, нужна независимость. Я про финансовую часть вопроса, про духовную как-то неудобно говорить. Мы все нищие, так получилось. Назовите хоть одного независимого интеллигента. Где у нас хоть один мыслящий человек, который, несмотря на то, как он живет, неустанно говорит правду и борется? Как нищий человек с мизерным доходом может быть автономен? Лучше подхалимничать властям – за это можно получить орден и как-то обустроить свою жизнь, обеспечить семью. Другого пути нет. В основе жизни кыргызского интеллигента нет предпосылок, чтобы им быть.

Про нас так и говорят: интеллигенции нет, она продажна. Да, мы продажны. Да, мы не можем говорить правду. Как и все обычные люди, как все политики, мы хотим просто жить. В несовершенном государстве несовершенна и интеллигенция.

«Азаттык»: А вы разве не говорите правду?

Актан Арым Кубат: Что я могу сказать с уверенностью, так это то, что я не вру.

Съемки фильма "Кентавр".
Съемки фильма "Кентавр".

«Азаттык»: В самом начале интервью вы упомянули про всеобщую политизированность в Кыргызстане. Почему мы так глубоко увязли в политике?

Актан Арым Кубат: Наверное, когда человек живет плохо, он поневоле это делает. Этим умело пользуются наши политики: нас делят по регионам, по родам, даже по улицам. Вся страна – это не жители, это электорат. Потом, политика стала бизнесом. В политику идут не улучшать страну, а заработать или защитить свой бизнес. И вот такое грязное, беспардонное, отвратительное дело как политика владеет сознанием нашего населения. Вот вам самый красноречивый пример: молодые люди хотят быть политиками, а не учителями или врачами.

В этом году мы отметили 25-летие независимости. Независимости от чего? Мы с вами говорим по-русски. У нас тотальная исламизация. Неисчислимые займы. Мы постоянно во всем и везде зависимы. Я не говорю, что мы должны бороться со всем миром, но можно же жить достойно.

Когда ты видишь хаос – а именно в нем мы живем – нельзя оставаться спокойным.

«Азаттык»: Вы говорите о своих фильмах как о концентрации ваших переживаний по поводу происходящего вокруг. Что в Кыргызстане, кроме исламизации и политизированности, вызывает у вас беспокойство?

Актан Арым Кубат: Меня возмущает все вокруг - как живем, в какой среде обитаем, по каким улицам ходим... Нельзя сказать, что я такой уж эстет или сноб. Но так получилось, что я вырос там, где все было в порядке. Улица, двор, подъезд – во всем была органика. Когда ты видишь хаос – а именно в нем мы живем – нельзя оставаться спокойным.

Во всем у нас бескультурье. И я не подразумеваю сейчас что-то высокое. Культура – это духовность, образованность, традиции. Но это еще и умение беседовать, пройти по улице, уйти – общечеловеческие поведенческие нормы. В человеке все должно быть в хорошем виде. Культура – это то, что обозначает человек. Без нее не обрести бога, без нее не сохранить нацию, без нее не жить в хорошей стране среди хороших людей.

«Азаттык»: Как бороться за лучший Кыргызстан?

Актан Арым Кубат: Я борюсь через свои фильмы, через такие интервью. Я стараюсь быть примером нормального человека, гражданина, кыргыза, за которого не стыдно. Я не интеллектуал, не начитанный, не образованный – я обычный человек, но я пытаюсь быть образцом для каждого вокруг себя. Возможно, это и есть моя главная борьба.

Национальная премьера фильма "Кентавр" состоится 26 марта в Бишкеке.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG