Ссылки для упрощенного доступа

25 Сентябрь 2017, Бишкекское время 21:03

В чем причина того, что кыргызстанцы, проживающие в России, связываются с криминалом? Кто они - граждане КР, отбывающие наказание в российских тюрьмах? Достаточно ли защищены права тех, кто задерживается по подозрению в совершении преступления?

На эту тему дискуссия в программе "Мы и мир" ("Биз жана дүйнө"), в которой принимают участие заместитель директора Бюро по координации борьбы с организованной преступностью на территории государств-участников СНГ Аскат Алиев, юрист Посольства КР в России Мырзапаяс Карагулов и Жанна Сабаева – практикующий переводчик, принимавшая участие в судебных процессах в Москве.

"Азаттык": Если посмотреть статистику, то количество преступлений в России, совершенных с участием мигрантов, ежегодно растет. Например, если в 2015 году число кыргызстанцев, отбывающих наказание в российских тюрьмах, составляло 1508 человек, то в 2016-м это число достигло почти 2000 человек. Каковы показатели этого года? Какие преступления чаще всего совершают мигранты?

Больше всего тех, кто осужден по обвинению в воровстве, грабеже, изнасиловании, а также за подделку документов, незаконное пересечение границы и незаконный оборот наркотиков.

Мырзапаяс Карагулов: Кыргызстанцев, отбывающих по решению суда наказание в России, около 2 тысяч. Но это непостоянная цифра, так как кто-то выходит на свободу и уезжает домой, а кого-то, наоборот, осуждают и он попадает в заключение. Больше всего тех, кто осужден по обвинению в воровстве, грабеже, изнасиловании, а также за подделку документов, незаконное пересечение границы и незаконный оборот наркотиков. Зачастую наши соотечественники пересекают границу по чужим паспортам или их задерживают с поддельными документами.

Жанна Сабаева: Удручает то, что среди подозреваемых в совершении преступления очень много молодых. Некоторые, приехав сюда на заработки, вместо того, чтобы улучшить финансовое положение своей семьи, как будто специально идут на преступление. Вроде нормально работают, а потом не выдерживают временных трудностей и начинают промышлять такими вот делами. Есть и те, кто, отдыхая в кафе или за городом, теряют контроль над собой и нарушают закон.

Аскат Алиев: Я не могу сказать, что задержанные это те, кто ранее привлекался к уголовной ответственности. Москва - это мегаполис. Те, кто, не увидев столицы Кыргызстана, приезжает сюда прямиком из села , теряет себя. Там, в селе они боятся, что старшие увидят, или родственники. А тут, зная, что никого из знакомых нет, прячут стыд и совесть подальше, обманывают друг друга, воруют и идут на более тяжелые преступления. Большинство задержанных в возрасте от 18 до 30 лет.

"Азаттык": Три-четыре года назад говорили о том, что существуют ОПГ (организованные преступные группировки), которые притесняют кыргызстанских мигрантов, вымогают деньги. Допустим группировки тех же Эрниса Мурзахметова (прозвище "Чач"), Улана Токтосунова (прозвище "Сакал"), Камчы Кольбаева (прозвище "Коля Киргиз") или Мурсалима Омурзакова ("Карышкыр"). Какова ситуация на сегодня?

Аскат Алиев: До этого ситуация с организованной преступностью была тяжелой. До 2014 года нас отправляли сюда в командировку, и так вот работали. Но в том же - 2014 году, в ноябре мы начали работать здесь официально. И в первую очередь нам поручили совместно с правоохранительными органами России начать борьбу против ОПГ. По итогам той работы десятки членов этих группировок были задержаны и сейчас находятся в заключении. Можно сказать, что были развалены две крупные ОПГ, а участники третьей объявлены в розыск. Раньше граждане не писали на них заявления, в полицию не обращались. В 2012-2013 годах были факты, когда они вывезли бизнесмена в лес и жестоко убили его. Сейчас такого уже нет.

"Азаттык": Среди тех, кто преступает закон, стали все чаще появляться и женщины-мигранты. В какие группировки попадают они?

Жанна Сабаева: Есть девушки, которые намеренно обвиняют в грабеже или разбое парней, с которыми раньше встречались. Бывают и такие, кто крадет в магазинах одежду - надевают ее на себя, и не расплатившись, убегают. Сейчас, например, в краже обвиняется мать троих детей.

Недалеко от здания нашего Посольства женщину, продававшую билеты, многие называли "апа" (мама), а в итоге скольких она обманула.

Аскат Алиев: Я далек от того, чтобы говорить, что много уголовных дел, где фигурируют наши соотечественницы. На преступления идут и 18-летние девчонки, и 70-летние старушки. Недалеко от здания нашего Посольства женщину, продававшую билеты, многие называли "апа" (мама), а в итоге скольких она обманула. Есть и такие, кто обвиняется в вымогательстве, разбое, похищении человека.

"Азаттык": Как защищаются права тех, кто подозревается в совершении преступления и заключен под стражу? Всегда ли предоставляется переводчик во время следственных мероприятий и судебного процесса? Могут ли мигранты в Москве нанять частного адвоката или юриста, чтобы защитить свои права?

Некоторые, имея всего лишь 6 или 9 классов образования, по незнанию, подписывают бумаги о том, что отказываются от адвоката и переводчика, предоставляемого государством. То есть не знают своих прав.

Жанна Сабаева: Права граждан во время следствия защищены. Некоторые, имея всего лишь 6 или 9 классов образования, по незнанию, подписывают бумаги о том, что отказываются от адвоката и переводчика, предоставляемого государством. То есть не знают своих прав. Некоторые нанимают частных адвокатов. Но многим они не по карману. Это могут себе позволить лишь четверть мигрантов, но в процессах, где участвовала я, не было таких, кого отпустили прямо в зале суда.

"Азаттык": Информация о подозреваемых в преступлении поступает в Посольство сразу? На каком уровне юристы нашего консульства могут защитить права граждан во время следствия и судебных заседаний? Каковы их полномочия?

Мырзапаяс Карагулов: По законодательству российские следственные органы должны предоставить информацию о наших гражданах в течение 4 часов с момента задержания. Но эти сведения вовремя не поступают. Или же они должны предоставить задержанному возможность связаться с семьей. Мы можем участвовать в гражданских, административных делах и трудовых спорах. А вот к уголовному делопроизводству нас не подпускают. По закону защитником может выступать лишь гражданин России, имеющий адвокатскую лицензию. Наши возможности в этом плане ограничены.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

XS
SM
MD
LG