Ссылки для упрощенного доступа

23 Ноябрь 2017, Бишкекское время 13:42

Российскому правозащитнику Виталию Пономареву запрещен въезд в Кыргызстан. Об этом стало известно 9 июля. По его словам, он не может получить ответ от официальных госструктур, почему был введен такой запрет.

"Азаттык": В связи с чем вам был запрещен въезд в Кыргызстан?

Виталий Пономарев: Ну, я думаю, что это однозначно связано с правозащитной конференцией, в которой я участвовал и которая была посвящена проблемам прав человека, экстремизма и терроризма. То есть, это конференция, которую мы проводили с 1 по 3 июля совместно с "Кылым шамы". В ходе этого мероприятия обсуждались очень важные вопросы с участием многих юристов, адвокатов, правозащитников и представителей прессы не только Кыргызстана, но и таких стран как Казахстан, Россия, Крым и Украина. Я был ведущим на этой конференции. Собственно, практически ничем больше занимался кроме как этой конференцией, ее подготовкой, и ни с кем не встречался, и никаких переговоров не проводил. Когда я въезжал перед началом конференции, у меня не было никаких проблем на границе. Только когда выезжал 4 числа в Казахстан, около 50 минут с моим паспортом где-то ходили, что-то там выясняли. Но кончилось это немножко странно: пришел пограничник и театрально так стал говорить: "Оказывается, господин Пономарев очень законопослушный человек, к нему нет никаких претензий". Ну, и так далее. В общем, я так и не понял, зачем понадобился этот спектакль. Позже, на обратном пути меня уже не впустили в страну.

"Азаттык": Что обсуждалось на конференции? Какие темы поднимали лично вы?

Виталий Пономарев: На конференции обсуждалась тема защиты прав человека, вопросы экспертизы и другие юридические аспекты. Например, обсуждалась функция антиэкстремистских законов. Кроме того, были затронуты очень важные вопросы. Например, в Кыргызстане принят Уголовный кодекс, который вступает в силу в 2019 году. В нем отменена уголовная ответственность за хранение тех или иных [экстремистских] материалов. Но уголовные дела по этой статье продолжаются, и граждан КР приговаривают к достаточно длительным срокам лишения свободы.

Это обсуждалось не применительно конкретно к Кыргызстану, что "здесь все плохо", а в том плане, что некоторые общие проблемы ряда стран СНГ связаны с функционированием нынешней модели антиэкстремистского законодательства. Почему это вызвало какую-то реакцию, я не понимаю. Это очень напоминает действия спецслужб в бакиевские времена, когда абсолютно нормальные вещи как бы вызывают некие неадекватные действия. И я надеюсь, на уровне руководства, как и того ведомства, которое инициировало этот запрет, эта ситуация будет оценена и пересмотрена.

"Азаттык": В 2009 году, во время президентства Курманбека Бакиева, вам тоже запрещали въезд в Кыргызстан. Как тогда объяснили эту ситуацию?

Виталий Пономарев: Формально мне никто никогда не объяснял, за что был введен запрет. Просто сказали: вам запрещен въезд на 5 лет. Но фактически это было связано с публикацией доклада о ноокатских событиях. Собственно, я даже не собирался этот доклад писать, но тогда немного специфическая ситуация на юге Кыргызстана была. Адвокаты долго работали по этим делам, рассказывали об ужасных превышениях полномочий, пытках, которые происходили. Но вопрос упирался не в правовые моменты, а в то, что все решалось по политическим каналам. В том числе приговор суда определялся не судами, а указаниями, которые поступали из Бишкека. Я написал доклад, на его основе была создана комиссия, которая смогла найти гораздо больше материалов о тех нарушениях. И после того, как режим Бакиева пал, около 20-30 человек были освобождены.

"Азаттык": Вам удалось получить от госорганов официальные разъяснения запрета на въезд в Кыргызстан?

Виталий Пономарев: Нет, знаете, там такая игра в прятки идет. Во-первых, эти статьи - 43 статья закона "О государственной границе" и 7 статья закона "О внешней миграции" – они не были написаны специально для меня, а просто впечатаны в типографский бланк. То есть, независимо от того, что я сделал, была бы ссылка на эти статьи и не только для меня, но и для всех, кому они вручают это предупреждение.

Во-вторых, я спрашиваю их, кем принято решение, на какой срок запрет, когда принято решение. Ответ такой, что, мол, "мы вот не уполномочены вам ничего раскрывать, связывайтесь через посольство, через адвоката". Хорошо. Адвокат подъехал. И единственное, что ему сказали - то, что письмо ГКНБ имеет гриф "секретно". А вот детали, о которых я спрашивал, они отказались сообщить, сказав, мол, "оставляйте письменный запрос, через месяц мы вам ответим".

Я не встречался с оппозицией, никому не давал интервью, просто встречался с коллегами, и мы обсуждали конференцию. Я бы хотел и дальше, по возможности, приезжать в Кыргызстан. У меня много друзей здесь, и в принципе, я регулярно езжу в Центральную Азию, в том числе и в Кыргызстан, с середины 80-х годов.

"Азаттык": У вас были аналогичные проблемы при въезде в другие страны?

Виталий Пономарев: Ну, были в 90-е какие-то проблемы с Туркменией, с Узбекистаном – страны, где диктаторские режимы. Но если брать последние 10 лет, то были только проблемы с режимом Бакиева. Была ситуация на Украине, когда мне сказали, что въезд закрыт, но через два дня Служба безопасности Украины извинилась и сказала, что у меня есть возможность въехать.

В Средней Азии много вопросов, но у нас приоритетные всегда были Туркменистан, Узбекистан, где наиболее грубые массовые нарушения прав человека. А в Кыргызстане все-такие развитое гражданское общество, поэтому нет смысла дублировать его усилия.

Но сейчас меня поражает полное молчание официальных структур. Очень странные вещи происходят. Выясняется, что есть немало случаев запретов на въезд, но большинство из них просто не получают огласки в силу того, что сами, так сказать, пострадавшие, по разным причинам не хотят. Случаев таких много, причем большая часть из них вообще не попадала в СМИ.

Самое странное, что начинают попадать в эти списки те, кто был включен туда во времена Бакиева, но потом специальным решением Временного правительства был исключен из этого списка.

Создается такое впечатление, что, по крайней мере, внутри ГКНБ усиливается какая-то группировка, которая принимала решения во времена Бакиева. Происходит много таких странных, не очень непонятных процессов, которые не имеют никакого отношения ни к вопросам политической стабильности, ни и к государственной безопасности. И я думаю, что руководство КР должно внимательно вглядеться в тот хаос, который здесь существует.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

XS
SM
MD
LG