Ссылки для упрощенного доступа

13 Ноябрь 2018, Бишкекское время 04:21

Махгут: Ледники в Кыргызстане ежегодно тают на полметра


Ледник Абрамова. Фото предоставлено сотрудником Цюрихского университета Хорстом Махгутом.

Принятие поправок в Водный кодекс Кыргызстана заставило еще раз обратить внимание на состояние ледников в стране. Специалист по ледникам, сотрудник Цюрихского университета Хорст Махгут (Horst Machguth) в интервью «Азаттыку» рассказал о своих наблюдениях за ледниками в Кыргызстане.

«Азаттык»: Вы сотрудничаете со Всемирной службой мониторинга ледников (World Glacier Monitoring Service) Цюрихского университета. О чем говорят ваши данные: исследования, фотографии со спутника?

Махгут: Я много ездил по Кыргызстану, провел большую работу по изучению ледников, в том числе, в горной системе Тянь-Шянь. Например, несколько раз съездил на ледник №354 недалеко от рудника Кумтор, чтобы изучить изменения. Ездил на ледник Соок недалеко от одноименного перевала, провел немало замеров на леднике Абрамова в горах Памир-Алая на юго-западе Кыргызстана.

Относительно вашего вопроса, в целом ситуация такая: ледники тают с большой скоростью.

Теряется ледниковая масса, толщина льда резко сокращается – на ледниках в горах Тянь-Шаня на 0,25-0,5 метра (25-50 сантиметров) ежегодно. Это не намного меньше общемирового показателя, который в последние годы превысил один метр.

Но при сопоставлении показателей есть один нюанс. Цифры в 0,25-0,5 метров в Кыргызстане показывают средние изменения, начиная с 1975 года. Их, например, нельзя сравнить с показателями прошлого года. В горах Тянь-Шаня они могут быть выше долгосрочных показателей.

«Азаттык»: Основной причиной таяния ледников называют глобальное потепление – общемировое повышение средней температуры - и увеличение углерода в атмосфере. Можете ли вы конкретизировать причины на примере ледников Кыргызстана, которые вы изучили?

Махгут: Я могу привести вам пример ледника №354, который расположен на склоне горы Ак-Шыйрак в двух ледниках южнее от рудника Кумтор. В 2003-2012 годах толщина этого ледника ежегодно сокращалась на 0,4-0,5 метра (40-50 сантиметров). Сократилась и длина ледника. Но назвать конкретные причины сокращения длины я не могу. Номер 354 этому леднику дали в советское время во время исследований. Он находится южнее ледника Бордо, который расположен рядом с ледником Сары-Тор на руднике Кумтор.

«Азаттык»: Вы говорили об исследованиях и на леднике Абрамова.

Махгут: Ледник Абрамова в горах Памир-Алая – один из самых живописных и хорошо изученных ледников в мире. С 1967 по 1990-ые годы на нем проводились различные, очень интересные исследования. Мы же проводим свои исследования совместно с Центрально-Азиатским институтом прикладных исследований земли. По нашим наблюдениям, таяние этого ледника происходит медленнее, чем в горах Тянь-Шаня. Но мнения по этому поводу разделились. На основе спутниковых снимков некоторые исследователи считают, что размеры ледника не меняются. Мы же проводим исследования на месте, применяя методы советских ученых.

По нашим расчетам, этот ледник тоже уменьшается. Толщина ледника Абрамова ежегодно уменьшается на полметра, если брать период с 1970-х годов.

Исследования на ледника Абрамова. 2011 год. Фото Хорста Махгута.
Исследования на ледника Абрамова. 2011 год. Фото Хорста Махгута.

«Азаттык»: Для непросвещенного человека таяние ледников на полметра звучит устрашающе. А какая толщина ледников в Кыргызстане?

Махгут: Толщина ледника Абрамова от 200 до 300 метров, но это большой ледник. Толщина ледников вокруг Кумтора составляет 100 метров, максимум – 150. На мой взгляд, практически на всех ледниках, подобных №354, который мы изучали, такие же показатели. В среднем – 100 метров, максимум – 200.

«Азаттык»: Значит, у больших ледников довольно большая толщина. В советские времена в Кыргызстане насчитывали около 6800 ледников. Но чего нам ожидать в ближайшие 10-20-30 лет на фоне глобального потепления? Кроме того, Кыргызстан граничит с крупнейшей страной по выбросам в атмосферу – Китаем.

Махгут: Лично я ожидаю, что в ближайшие 10-20 лет таяние ледников будет идти сегодняшними темпами. Но мы сейчас говорим о том, что показатели глобального потепления будут расти. В таком случае можно ожидать роста темпа таяния ледников. Расположение Кыргызстана по соседству с крупнейшим загрязнителем атмосферы не представляет большой угрозы. Кыргызстан испытывает те же последствия глобального потепления, что и остальные страны мира.

«Азаттык»: В одном из недавних интервью «Азаттыку» известный кыргызстанский географ сказал, что с учетом природных циклов с 2030 года ледники Тянь-Шаня могут снова начать набирать массу. Вы поддерживаете эту теорию?

Махгут: Я с этим не согласен. Я не знаю в деталях эти геофизические циклы. Но ни в одном из исследований, которые я читал, неизвестно о циклах, которые могли бы изменить сегодняшнюю ситуацию, сложившуюся из-за выбросов в атмосферу. Даже при существовании такого цикла, он не сможет оказать существенного влияния на потепление из-за эмиссии углеродов.

«Азаттык»: В Кыргызстане существует дилемма, что нам важнее: золото или ледники. Пока из-за экономического состояния страны вопрос решается в пользу золота. Какое влияние на ледники оказывает горная добыча?

Махгут: Это интересный вопрос, который мне задавали не один раз. То, что Кумтор разрушил ледник Давыдова (площадь 11,6 квадратных км), очевидно. Ледник №354, о котором я ранее говорил, находится в 10 км южнее от Кумтора. Мы наблюдали изменения и на этом леднике, он тоже уменьшается. Но изменения на этом леднике происходят также как и на других в Кыргызстане.

Исследования на леднике №354. Фото Хорста Махгута.
Исследования на леднике №354. Фото Хорста Махгута.

«Азаттык»: Другими словами, добыча золота, химические вещества, применяемые для этого, не оказывают влияния на ледники?

Махгут: Ответить однозначно трудно. Мы принимали во внимание пыль от добычи золота. Пыль на ледниках меньше отражает солнечные лучи, что в свою очередь усиливает таяние. Но существенного влияния на таяние мы не наблюдали. Я могу сказать одно точно: таяние ледников на полметра ежегодно для Кыргызстана средние показатели.

«Азаттык»: Возможно ли срезать и перемещать ледники на другое место? При принятии поправок в Водный кодекс власти поясняли, что ледники будут лишь перемещаться.

Махгут: На мой взгляд, это невозможно. Возможно, в будущем будут разрушены и ледники Лысый (площадь 5,4 кв. км), и Сары-Тор (3,3 кв. км). Перемещать большие объемы льда без вреда нереально. При перемещении ледников на автотранспорте они как минимум загрязняются. Запыленный ледник тает быстрее. А сколько выхлопного газа выбрасывается в атмосферу при транспортировке. Это отдельный вопрос.

Ледник №354. Фото Хорста Махгута.
Ледник №354. Фото Хорста Махгута.

«Азаттык»: Можно ли вас попросить объяснить еще одну вещь? Мы говорим, что ледники продолжат таять даже без учета местных реалий в связи с глобальным потеплением. Какой объем составляет один или десять квадратных километров ледника в виде воды?

Махгут: Как я ранее говорил, средняя толщина ледников, которые мы исследовали, составляет 100 метров. Один квадратный километр ледника при такой толщине – это 10 кубокилометров льда. 10 квадратных километров ледника равны 100 кубокилометрам.

При пересчете, 1 квадратный километр ледника с толщиной 100 метров равен 100 миллионам кубометрам воды, 10 квадратных километров ледника – это 1 миллиард кубометров воды.

Максимальная емкость Токтогульского водохранилища составляет 19 млрд кубометров. Значит, 10 квадратных километров ледника с толщиной 100 метров равны примерно двадцатой части емкости Токтогульского водохранилища.

YrU

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

XS
SM
MD
LG