Ссылки для упрощенного доступа

19 Август 2018, Бишкекское время 18:12

Невыносимая легкость патриотизма


Второй год подряд в декабре нашу страну сотрясают виртуальные скандалы, связанные с оскорблением национального достоинства.

В прошлом году - Году истории и культуры – это был скандал с чучуком, а в этом Году нравственности, воспитания и культуры – это скандал с собакой и калпаком. Конечно, подобные скандалы бывают и в других странах, но все же хотелось бы понять причину избирательной ранимости людей. Почему одни события привлекают столько внимания и эмоций людей, а другие вовсе остаются незамеченными? Или почему это происходит в декабре?

Франсуаза Саган, французская писательница, удостоенная премии князя Монако за вклад в литературу, написала свое первое произведение, после того, как провалила экзамены в Сорбонну. Ее первый роман «Здравствуй, грусть!», написанный в 19 лет был переведен на более чем 30 языков и экранизирован. Как и многие писатели и поэты она писала о том, что «ранимость всегда идет рука об руку с обаянием юности, ароматом юности».

Для многих из нас ранимость связана с образом юной девушки, оставшейся где-то далеко, то ли в воспоминаниях, то ли в мечтах. И только со временем, став взрослыми понимаем, что мы по молодости ошибались, как и Франсуаза Саган. Жизнь показывает, что на самом деле, оказывается, самыми ранимыми в этом мире являются патриоты, религиозники и президенты.

Скандалы с чучуком и калпаком на собаке порождают вторичные волны возмущения тем, что сеть стала прибежищем для хейтеров (ненавистников) и кибербуллинга (массовой травли). Часто это сопровождается самобичеванием, в котором обвиняется собственная нация или страна. Собака сама по себе - друг человека, она весьма уважаема в культуре кыргызов. У тюрко-монголов сохранились имена, которые, возможно, обозначали это животное - Ногой, Кебек.

Показателен следующий пример. Компания «Майкрософт» создала искусственный чат-бот по имени Тэй, который должен был общаться с людьми в Твиттере, одновременно учась у них общению. Алгоритм ответов был заложен на то, чтобы достичь популярности в короткие сроки. Конечно, это могло быть случайностью, пятьдесят на пятьдесят, но случилось неожиданное для многих. Тэй пришла в сеть с лучшими намерениями. «Здравствуй мир!» - было ее первое сообщение, но уже спустя несколько часов она стала злостным троллем, нацистом, антисемитом и даже поклонником Трампа. Все потому, что она выбирала наиболее популярные и резонансные твиты в сети, вроде «Я ненавижу всех людей». Программистам пришлось остановить бот и объяснить 75 тысячам подписчиков, которыми она обзавелась в короткий срок, что Тэй была ботом. Не бывает национальных изъянов – есть отрицательные стороны присущие людям вообще. То, чему научился чат-бот у людей – это ненависть.

Многие наши соотечественники пытаются сравнивать Кыргызскую Республику с местом их зарубежного проживания, утверждая, что в той стране такого нет. Но такие волны есть во всей Сети, независимо от страны или языка, на котором идет общение. Места, «где Большие данные встречаются с Большой ненавистью», есть не только у нас. Другое дело, что наш сегмент соцсетей не такой большой и не так насыщен событиями, поэтому у нас все это легче отследить и запомнить.

Обсуждая и критикуя соотечественников в Сети, за их волны возмущения, мы забываем также обратную сторону. На самом деле мы не замечаем того, что эмоциональные посты с заголовками о победе наших танцоров или спортсменов также становятся хитами в Сети - точно так же, как и просьбы о помощи бедным или больным. Введение кнопок с эмоциями в соцсетях тоже способствует этому.

Феномен эмоций в сети уже стал предметом изучения со стороны исследователей. Один из проектов - «Коллективные эмоции в киберпространстве» - был даже поддержан Евросоюзом с включением многих исследователей из различных европейских университетов. Исследование проводилось по поводу эмоций вообще, радости или ненависти, горя или счастья. Ученые статистически подтвердили, что любое эмоциональное начало дискуссии – неважно, положительное или отрицательное – влияет на то, что она будет более длительной. Длительность эмоций влияет на то, что, в конце концов, мы пишем комментарий или делимся новостью, усиливая эффект лавины по поводу того или иного события.

То, что такие волны патриотизма или ненависти бывают не только у нас, но и везде в мире, вовсе не обозначает, что можно расслабиться и считать такие явления нормальными. Почему эти скандалы пришлись на декабрь, хотя поводов для защиты своих символов в течении года было множество? Что это – пароксизм показного патриотизма (от др.-греч. παροξυσμός - раздражение, озлобление, поощрение, усиление какого-либо болезненного припадка до наивысшей степени)? Бюрократически назначенные годы истории и культуры (2016), нравственности, воспитания и культуры (2017) должны были закончиться такими же показными актами патриотизма и нравственности?

Масштабное исследование эмоций в Сети все же не дало ответа на вопрос, почему одни события вызывают волну возмущения, а другие - нет, хотя хочется наоборот. Почему, например, не вызывает возмущения тот или иной факт коррупции, незаконного осуждения невиновных или освобождения виновных?

На эмоции и волны возмущения влияют несколько факторов. В первую очередь - частота событий и результат волны возмущения. Коррупция, нарушения законов у нас привычны, а связанные с калпаком или чучуком события редки. При этом, что бы ни говорили сторонники свободного выражения идей и противники фетишизации символов, возмущение, вызванное чучуком или калпаком, приводило к хоть какой-то реакции и результату, включая извинения. Коррупция же кажется бессмертной, а возмущения против нее бессмысленными. Кроме этого, мы сами являемся частью всей этой прогнившей системы, но не принадлежим к тем, кто может неудачно использовать национальные символы.

Количество усилий для достижения результата в случае с «одиноким возмутителем спокойствия» минимально: пост-комментарий-поделиться. При этом самому не нужно меняться. Усилий для достижения результата в случае борьбы с коррупцией требуется гораздо больше, прежде всего - изменения самого себя. Государственная машина и чиновники будут оперативно реагировать на возмущение граждан в одном случае и спустит все на тормозах – в другом. Остается вопрос – почему бы не поделиться статьей о факте коррупции, не написать комментарий - неужели это трудно, неужели это опасно?!

Не хочется верить в то, что принимавшие участие в недавнем сетевом возмущении люди способны только на протесты против одиночек, а не против системной власти с ее карательными функциями. Хочется верить, что подобные факты вызваны привыканием к нормальности ненормального, с синдромом приобретенной беспомощности, когда действительно трудно победить систему, и каждый имеет такой опыт. Верить в то, что со временем люди поймут важность коллективных действий и собственную силу, не только на примерах чучука и калпака. Тогда волны возмущения, пусть даже включающие моменты ненависти, могли бы помочь сосредоточить внимание на коррупции, нарушениях прав человека, восстановлении справедливости – то есть, приводили бы к положительным результатам.

Как бы там ни было, волны возмущения или радости, которые происходят в Сети, приводят к тому, что общество обращает внимание на те или иные события или проблемы. Люди зачастую объясняют свое неучастие в пусть даже виртуальной, но борьбе против системы, не только бесполезностью усилий, но и тем, что они «устали от политики». Между тем это обычный проверенный путь властей, которые делают все, чтобы вызвать безразличие к происходящим наверху процессам, оставляя нишу для выхода пара в разборках на «нижнем уровне».

Коварность властей, третьих сил и заговорщиков из окна овертона все же может работать до тех пор, пока мы сами позволяем. Любой голос важен, любая оппозиция нужна. Отсутствие любой, пусть даже «вечно недовольной», «неконструктивной», «несистемной», «умеющей только говорить» оппозиции приведет к тому, что люди станут полностью зависимы от политики власти.

Почему на первый план выходят символы, а не что-то другое, более важное? Люди борются за утверждение тех или иных символов с большей энергией, чем за собственные права или законность. Калпак, флаг, георгиевская ленточка – эти символы кажутся простыми и понятными, оттого и доступными каждому. На самом деле доступным и понятным можно сделать все что угодно. Мобильный телефон состоит из сотен элементов и технологий, но он доступен и понятен даже ребенку.

Неприкасаемые символы и священные коровы – отражение той жизни, которую нам навязали. Они могут быть важны и могут быть желательны в нашей жизни, но не они главные. Человек, любовь, достоинство, справедливость, доброта – разве не это главное в нашей жизни? Когда становится слишком много священных коров, то большинство из них бродят по свалкам.

Наша жизнь идет по Конституции, где забыли про Основной закон. Мы живем по подзаконным актам, выгодным для узкого круга лиц, но не для большинства граждан. И это происходит везде, в том числе и в религии, где желательное заменяет обязательное. Ранимость патриотов, религиозников и президентов объясняется с точки зрения власти. Создание символов для поклонения – это первый шаг для создания человека для поклонения. Любой проповедник или национальный лидер, который становился объектом поклонения, начинал с того, что пропагандировал символы, которым надо поклоняться и наказывать тех, кто не согласен этого делать.

Символы важны, но нельзя их делать орудием собственного порабощения или потери достоинства. Символы не могут быть важнее людей. Все, что делается для людей, должно служить людям, иначе символы будут служить власти.

Элери Битикчи

XS
SM
MD
LG