Ссылки для упрощенного доступа

16 Октябрь 2018, Бишкекское время 22:13

«Кыргызы - ленивые бухарики?»


Неоднозначный твит известного кыргызстанца о том, что людям в регионах следует начать с антилени и меньше пить, вызвал обсуждения в соцсетях.

В ответ на это некоторые гражданские активисты призвали его извиниться перед жителями регионов.

В сетях продолжаются споры о том, прав ли кыргызстанец в том, что в регионах люди ленивы и пьют. Например, виноваты ли «ленивые и пьющие» люди в том, что около миллиона человек в регионах не имеют доступа к чистой воде, или есть какие-то другие причины? Не вдаваясь в подробности обсуждений, хотелось бы поговорить с читателями о том, что внушаемое чувство вины – это, прежде всего, инструмент управления.

Чувство вины, чувство страха и тщеславие, по словам одного друга-философа, являются основными инструментами управления обществом. В контексте данной статьи, наверное, нет нужды показывать, кто и как управляется через тщеславие. Страх, к сожалению, внушается нашим собственным государством – взять хотя бы пример «суда» над тем же Мавляном Аскарбековым, который со стороны ГКНБ обвиняется по ч.1 статьи 297 УК КР (публичные призывы к насильственному захвату власти или насильственному изменению конституционного строя). Показательный пример для остальных людей, кто осмелится высказываться против властей. И если первые два чувства действуют на людей избирательно, то чувство вины – это весьма интересный и знакомый многим способ управления и манипуляции.

Многие психологи отмечают, что чувство вины – это не врожденное чувство, а социально сформированное. Чувство вины не порождается совестью человека. Совесть собственная, неуправляемая извне, будет запускать не чувство вины, а принятие нужных решений для достойного выхода из ситуации.

Некоторые родители, к сожалению, используют чувство вины для управления своим ребенком, путая это с воспитанием. Религия и религиозные деятели также используют чувство вины для управления верующими, начиная от первородного греха и заканчивая пропущенной молитвой. У древних кыргызов в верованиях не было чувства вины и греха, а было понимание целостности и общности человека с окружающим миром, где действия человека могли вести к тем или иным последствиям. Вместо чувства вины вырабатывалась сознательность и понимание связи в цепочке: действие – последствия. Чувство вины – это властная взаимосвязь между неопытным родителем и ребенком, религиозным лидером и паствой, государством и его подданными. Использование чувства вины редко приводит к росту самосознания «виноватого», скорее, наоборот, усугубляет проблему, подчиняет его. Эта связь отражена в известной басне Ивана Крылова «Волк и ягненок»: «У сильного всегда бессильный виноват».

Особенно интересным использование чувства вины становится в колониальный период, когда чувство вины распространяется на целые подчиненные народы. Многие человеческие недостатки стали причисляться подчиненным народам как их врожденные культурные особенности. Одним из таких «культурных изъянов» колонизированных народов «становится» лень. Мексиканская писательница Хосефина Олива де Коль писала, что первая встреча с американскими индейцами поразила воображение Христофора Колумба: «Невозможно поверить, что человек может где-нибудь ещё увидеть таких добросердечных и открытых людей, готовых отдать христианам все, что имеют», людей, которые, «когда их просят, дают все с превеликой охотой, так что кажется, что, прося их о чем-либо, ты оказываешь им огромную милость».

Всего лишь через сорок лет после таких восторженных отзывов, Фернандес де Овьедо, назначенный испанским королем «историографом Индий» описывает индейцев как «людей, которые по природе своей ленивы и порочны, плохие работники, унылы и трусливы, подлы и с дурными наклонностями… Многие из них по своей воле приняли яд, чтобы не работать, а иные повесились» («Сопротивление индейцев испанским конкистадорам», Москва, Издательство «Прогресс», 1988). Надо полагать, что по мнению конкистадора Овьедо, индейцы покончили жизнь самоубийством не от безнадежности и рабского труда, а от лени и нежелания работать.

Каждый президент нашей страны высказывался по поводу лени своих подданных. Говорили о том, что «стыдно жить бедно в такой прекрасной стране… Я часто езжу по Чуйской области и вижу, кто в каком доме живет. Если дом с колючками, сразу понятно, здесь живет кыргыз. Нужно работать».

Колючки во дворах, неухоженные дома и подворья происходят не от лени, а от чувства безнадежности, желания уехать. Такие села и дома можно увидеть и в других странах, вполне процветающих, в чьих некоторых депрессивных районах люди не связывали свое будущее с этим местом и постепенно уезжали. Само чувство безнадежности также может внушаться со стороны власть имущих, особенно в нашей стране, где народ решился на два бунта. Делается все, чтобы внушать людям мысль, что любое сопротивление или борьба с системой – безнадежна.

Это характерно для всего пространства СНГ. Показателен пример двух нашумевших российских фильмов - «Левиафан» режиссера А. Звягинцева и «Дурак» Ю. Быкова. Эти ленты получили множество призов в России и за ее пределами. Фильмы посвящены борьбе героев-одиночек против системы в лице государственной машины и их поражению. При этом они были профинансированы за счет государственных средств и могут повлиять на русскоязычную аудиторию в любой стране СНГ.

Интересно, что в лени обвиняли даже малайцев, которые сегодня признаны одними из «азиатских тигров». Отличное академическое описание «мифа о ленивом туземце» и функционировании данного мифа в идеологии колониального капитализма дал малайский ученый Саед Алатас в своей одноименной книге, вышедшей в Лондоне в 1977 году. И если раньше миф о лени коренных народов внушался колонизаторами, то теперь данный миф выгоден правящей компрадорской буржуазии.

Под компрадорской буржуазией сегодня обычно понимается прослойка чиновников-бюрократов и олигархов, которые богатеют за счет продажи ресурсов собственной страны и разграбления кредитов. Большинство, если не все, кредиты были взяты на крайне невыгодных для страны условиях, при которых для выполнения работ привлекались иностранные специалисты - от руководителей вплоть до чернорабочих. В таких случаях всегда приводится аргумент о том, что местные рабочие и специалисты «недостаточно квалифицированы», «недисциплинированны» или самый простой аргумент - «кыргызы – ленивы».

На примере родителей, которые избегают прививать ребенку чувство вины, можно видеть, что на такое идут только любящие родители, которые хотят сознательного ребенка, а не послушного. И если кто-то внушает нам мысль о том, что мы сами виноваты в том, что происходит в стране, начиная от бедности в регионах, заканчивая продажей голосов на выборах, то нас, как минимум, не любят и хотят нами управлять и манипулировать по максимуму.

Историк, философ Элери Битикчи

Публикации в рубрике «Особое мнение» не отражают точку зрения радио «Азаттык».

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG