Ссылки для упрощенного доступа

21 Июнь 2018, Бишкекское время 22:12

Сам Чингиз Торекулович Айтматов в своей повести «Белый пароход» устами одного из героев говорит: «Но ты уплыл. Знал ли ты, что никогда не превратишься в рыбу. Что не доплывешь до Иссык-Куля, не увидишь белый пароход и не скажешь ему: «Здравствуй, белый пароход, это я!» … И в том ещё, что детская совесть в человеке – как зародыш в зерне, без зародыша зерно не прорастает. И что бы ни ждало нас на свете, правда пребудет вовеки, пока рождаются и умирают люди… Прощаясь с тобой, я повторяю твои слова, мальчик: «Здравствуй, белый пароход, это я!». Именно с этой цитаты я хотела бы начать.

В преддверии памятного дня, а точнее, юбилея Айтматова, нам дали задание -перечитать любимое из произведений писателя. Я взяла в библиотеке сборник избранных произведений, сидела и пролистывала томик, выбирая что-то по душе. Надо сказать, что произведение, о котором далее пойдет речь, я прекрасно знала, перечитывала его три раза. И каждый раз это произведение производило на меня просто колоссальное впечатление. Я могу припомнить только два подобных случая. Это «Идиот» Федора Достоевского и «Белый пароход» Чингиза Айтматова, когда я плакала, смеялась, переживала все вместе с героями. Конечно, я не смогла обойти его стороной и выбрала именно «Белый пароход». Как филолог я не просто перечитала его, но и нашла некоторые интересные вещи, связанные с произведением. Немного посидела в библиотеке, в Интернете. Чем и хочу поделиться.

Конечно, не ставлю задачи рассказать о самой повести «Белый пароход» (в большей степени то, что всем уже давно известно), а лишь рассказать об одной очень занимательной и трогательной,на мой взгляд, истории, которую рассказал сам Чингиз Торекулович в своих диалогах с японским мыслителем Дайсаку Икэдой.

Для всех произведений Чингиза Айтматова и для повести «Белый пароход» в частности характерна тема добра и зла как центральная в творчестве писателя и извечная в литературе. И здесь я бы хотела сослаться ещё на одну цитату из повести. Это слова деда Момуна: «А он, на беду свою, остается неисправимо добрым». И это всё о том самом маленьком мальчике, главном герое произведения. Я хочу поделиться историей из жизни (а возможно, это вымысел, художественно приукрашенный самим автором). Совсем как в повести «Белый пароход», где рядом стоят два понятия: старая легенда, сказка и реалии современной жизни.

А история такова. Летом 1993 года Чингиз Айтматов по работе ездил в Японию (Токио), работал и давал многочисленные интервью. Чингиз Айтматов в диалоге с японским писателем, общественным деятелем и просто близким другом Дайсаку Икэдой затрагивали самые разнообразные темы. И вдруг разговор коснулся произведения «Белый пароход». Икэда спросил: «Как отнеслись читатели к трагедии в «Белом пароходе»?». Чингиз Торекулович ответил, что «большинство правильно поняли трагический финал» и не потому что он неизбежен. «А потому, что добро в лице мальчика оказалось несовместимым со злом. Непримиримость мальчика к злу остается с ним... И если он найдет пристанище в сердцах читателей, то в этом его сила. Откровенно говоря, я горжусь своим мальчиком», – сказал Чингиз Айтматов. Теперь становится ясно, почему я использовала цитату о добре.

Чингиз Торекулович вспоминает поразительный случай. Весной 1988 года он оказался в Пекине. Находясь в подавленном состоянии после перелета, писатель готовился было ко сну, как вдруг зазвонил телефон. Чингиз Айтматов очень удивился: в Пекине знакомых не было ни души. И ещё больше он удивился, когда в трубке кто-то обратился к нему с приветствием на кыргызском языке, называя Чингиза Торекуловича словами «ата», «аксакал», «отец»».

Икэда заинтересовался продолжением истории (как, впрочем, и мы), и тогда Чингиз Айтматов продолжил рассказывать эту странную, таинственную, но трогательную историю. Он спросил, кто же этот человек. На что получил поразительный ответ: звонивший – мальчик из «Белого парохода»! Он уплыл по реке, но не умер. А плыл из одной реки в другую и выплыл ...в Китае. И вот мальчик подрос, поступил в Пекинский университет. Теперь он студент и звонит от имени всех кыргызских студентов, пожелавших встретиться с Чингизом Торекуловичем.

На следующий день они договорились о месте и времени встречи. Большая толпа молодежи окружила Чингиза Айтматова, а он все гадал: каков же он на самом деле его мальчик из «Белого парохода». Молодые люди были веселы, радушны, знакомились, шумели… Но один парень показался Чингизу Айтматову особенным. Писатель подошел к нему и прямо спросил, он ли приплыл по реке из Иссык-Куля в Китай? Мальчик утвердительно кивнул. Они разговорились. Чингиз Торекулович спросил: «Почему ты всё-таки решил сказать мне, что ты тот самый мальчик из «Белого парохода»? И студент ответил: «Я просто не хотел, чтобы мальчик погибал. Он не должен был погибнуть. И я решил взять его судьбу на себя. У меня не было другого способа помочь мальчику. Он не должен был утонуть!». И писатель согласился: « Возможно, ты прав по-своему... Но в повести я пытался показать трагедию мальчика. Вероятно, он должен погибнуть в знак протеста. Потому что другого способа победить зло у него не было. Слишком чиста его душа».

«Я понимаю, – отвечал мой киргизский студент. – И у меня не было другого способа помочь мальчику, кроме как выдать себя за него. Не хочу, чтобы он утонул».

Этот диалог, по-моему, наводит на глубокие размышления. У меня родилась мысль, что душа народа выше всего! В частности, выше мрачного мироощущения, страданий, которые писатель изобразил в «Белом пароходе». Трагизм душе народа не свойствен, вот почему Чингиз Торекулович, встретив юношу, который сравнил себя с мальчиком из «Белого парохода», с большой радостью поделился с нами этим фактом, . Юноша увидел полное сходство судьбы мальчика со своей и сказал автору, что он очень счастлив, что все плохое в своей жизни преодолел, что он оптимистичен и открыт миру. Я хочу сказать, что душа автора как бы все время растет, развивается, видя, что идеал существует и живет в народе.

Творчество Чингиза Торекуловича Айтматова производит очень сильное впечатление на всех. Его произведения, начиная с самых ранних и заканчивая более зрелыми, великие роман «Тополёк мой в красной косынке», повесть «Прощай, Гульсары!» и многие другие, вся проза писателя – это в какой-то мере психологическая характеристика самого автора. Это способ осознания им окружающей действительности. Он переживает, он чувствует, он живёт. Глубокое чувство усиливается от сочинения к сочинению, все у Чингиза Торекуловича пронизано драматизмом и в то же время – любовью, добром, жертвенностью.

Образ Чингиза Айтматова в кыргызских семьях приравнивается к образу божества, образу великого, известного, крупнейшего соотечественника… Оттого я и использовала в эссе рассказ Айтматова своему коллеге Дайсаку Икэде, дабы показать это величие, эту значимость. Чингиз Торекулович не был святым, но именно своей близостью к народу он привязывал, именно его душевные порывы так высоко ценили тогда и ценят сейчас. В данной работе я попыталась передать всё то, что чувствую я (как и многие кыргызстанцы), когда звучит имя Чингиза Айтматова.

Бирюкова Виктория

Блог опубликован в рамках конкурса Радио "Азаттык" (Кыргызской службы Радио Свободная Европа/Радио Свобода) "Как я открыл Айтматова".

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG