Ссылки для упрощенного доступа

22 Февраль 2020, Бишкекское время 06:19

«Долгое государство Путина». На уме у Путина, на языке у Суркова?


Владислав Сурков

В "Независимой газете" опубликована статья помощника президента РФ Владислава Суркова "Долгое государство Путина".

Владислав Сурков утверждает, что в России рождено государство нового типа, какого у нас еще не было: "государство Путина", Оно будет существовать до конца столетия, то есть переживет президента. И будет влиять на весь мир. Впрочем, как это не было? Нынешнего президента РФ сам же автор ставит в ряд очевидных тиранов, строителей военно-полицейского авторитаризма: "Иван III – Петр I – Ленин – Путин". Главное достоинство этого "государства Путина" – якобы умение слышать и понимать "глубинный народ", который доверяет только первому лицу.

Лавры главы Третьего отделения Александра Христофоровича Бенкендорфа не дают покоя Владиславу Суркову. Будущее России "выше всего, что может нарисовать себе самое смелое воображение". "Большая политическая машина Путина только набирает обороты и настраивается на долгую, трудную и интересную работу", – обещает Сурков. При этом главный и единственный смысл существования России куратор ДНР/ЛНР видит в экспансии: "Россия рушиться прекратила, начала восстанавливаться и вернулась к своему естественному и единственно возможному состоянию великой, увеличивающейся и собирающей земли общности народов".

Классик слова, воспевая хозяина, реабилитирует оппозиционный термин "путинизм": "Необходимо осознание, осмысление и описание путинской системы властвования и вообще всего комплекса идей и измерений путинизма как идеологии будущего".

Напомним, что Владислав Сурков своего рода "секретарь ЦК по идеологии" - один из создателей авторитарной политической системы в России, с имитационными выборами, "партией власти", управляемой думской оппозицией и полицейскими репрессиями против оппозиции реальной. В чине заместителя главы администрации президента Сурков – автор концепции "суверенной демократии", доведшей Россию до геополитической катастрофы 2014 года.

Для кого предназначен и почему сейчас на фоне тухнущих рейтингов власти появился и зажег-таки дискуссии этот многословный манифест? Обсуждают независимый политолог Дмитрий Орешкин, галерист, член Политкомитета Форума свободной России Марат Гельман, журналист и политолог Георгий Бовт.

Ведет передачу Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Опубликована статья помощника президента России Владислава Суркова, называется "Долгое государство Путина". Главная мысль: создано государство нового типа, вот оно и есть государство Путина. "И теперь Россия вернулась к своему естественному, единственно возможному состоянию великой, увеличивающейся и собирающей земли общности народов". То есть вернулась к экспансии. Попытаемся разобраться, для кого и для чего предназначается этот яркий манифест идеолога путинизма. У нас в студии политолог Дмитрий Орешкин и галерист Марат Гельман, по совместительству член политкомитета Форума свободной России. С нами на связи журналист и политолог Георгий Бовт. Можно ли сказать, что на уме у Путина, то на языке у Суркова?

Марат Гельман: Нет, я так не думаю. Мне кажется, что этот текст вообще не для Путина, хотя говорят, что он для Путина. Мне кажется, что он для путинистов, для тех людей, которые бенефициары, они выигрывают при Путине, они являются той бюрократией, которой хорошо живется при Путине, она в коррупционных схемах. Эти люди сейчас нервничают, им говорят про какой-то транзит. Ученые доказывают, что такие режимы не переживают своих авторов. И есть опасность, что они начнут разбегаться. Сурков этим людям, не нам с вами и не Путину, он говорит: оставаться на местах, Путин уйдет, а режим останется. Я даже не уверен, что Путину эта идея понравится, может быть, ему володинское "нет Путина – нет России" больше нравится.

Видеоверсия программы

Михаил Соколов: Мне кажется, что это примерно одно и то же, одно и другое связано, просто тут слов больше у Суркова и красивых слов больше. Дмитрий, что вы скажете, совпадают ум Путина и высказывания Суркова?

Дмитрий Орешкин: Я думаю, что Сурков умный человек, один из самых умных там, вряд ли бы он стал делать то, что с путинской логикой не совпадает. Но я бы перед тем, как содержательную часть анализировать, занялся бы, как положено при географическом подходе, описанием среды, в которой это явление произошло.

Почему мы с вами это обсуждаем? Ведь мы не обсуждаем, например, что говорит генерал Конашенков или Мария Захарова, потому что нам предлагают продукт жизнедеятельности этих людей, похожий на коровью лепешку, там ничего интересного нет. А здесь я вижу более сложное явление. С одной стороны, конечно, стул водянистый, неоформленный, с отчетливыми признаками непереваренных каких-то включений, с другой стороны, это продукт человеческий, поэтому есть смысл его рассмотреть.

Возникает сразу два вопроса судьбоносных российских: кто виноват и что делать? Что делать – понятно: присыпать песочком и не особо много внимания этому уделять, чтобы никто не поскользнулся случайно. А вот кто виноват и почему не донес господин Сурков до цели, а присел где-то на обочине исторического процесса и оставил этот свой след – это интересно.

Если позволите перейти к содержательной части, то, мне кажется, выделяется совершенно отчетливо три источника, три составные части. Первое – это непереваренное включение господина Дугина с его идеей про идеократию, то есть идея должна быть впереди и люди, которую эту идею реализует. Это проявляется в том, что он говорит, что важнее всего доверие, важнее всего то, что народ верит и взаимодействует непосредственно с лидером. Вторая составляющая – это Гумилев, отсюда "люди длинной воли", как написано у Гумилева, отсюда же отчетливый совершенно евразийский привкус. И третье – это патриотизм, который естественным образом эволюционирует в этой ситуации в начальстволюбие, поэтому эту тему можно не развивать. Отвечая на ваш вопрос, конечно, есть лесть Владимиру Путину, которого Сурков прямо и откровенно помещает четвертым после Ивана III, Петра Великого, Ленина. Сталина почему-то он пропускает, как и Ивана Грозного, и непосредственно переходит к Путину.

арат Гельман: Вы считаете, что сравнение с Лениным – это лесть?

Дмитрий Орешкин: Да, потому что Ленин был государственный вождь.

Михаил Соколов: Это софт-Сталин, это замена, так же как Иван III – это софт-Иван IV.

Дмитрий Орешкин: Здесь начинаются проблемы непереваривания, потому что товарищ Ленин был покруче товарища Сталина, у нас в голове он застрял как Ильич и так далее, но это уже проблема восприятия. Поскольку впереди вера, поскольку люди должны веровать, Сурков им дает национальную идею, не очень оформленную, как я уже говорил, водянистую, но тем не менее, она его национальная идея, его построение.

Михаил Соколов: Выбалтывает ли Сурков мысли Путина или он пытается все-таки угадать эти мысли, где-то ошибается, а где-то и не ошибается?

Георгий Бовт: Я думаю, что он не выбалтывает мысли Путина, поскольку Сурков единственный в администрации президента, включая самого президента, кто может написать самостоятельно такую теоретическую статью, подведя тем самым теоретические основы под существующий строй или режим, как угодно это можете характеризовать. Ни Володин не писал таких статей, ни Кириенко не пишет таких статей. Медведев написал, наверное, с помощью спичрайтеров, давно очень статью такую, где пытался подвести теоретическую основу под свой пост, но это было разовое явление. А Сурков периодически выступает с такими теоретическими статьями. Надо сказать, что в хорошем смысле такие бы публикации не повредили в исполнении наших деятелей политики, потому что общество не обсуждает, куда оно идет, что оно строит, какие наши цели, вплоть до того, а что будет после Путина. Вообще страшно вопрос такой поставить в публичном пространстве, а Сурков косвенно, мне кажется, поставил. Потому что он написал, что путинизм может существовать без Путина, а Володин говорил, что "нет Путина – нет России", а Сурков написал, что по сути Путина не будет, а путинизм останется. Так что еще неизвестно, какую реакцию это встретит там. Я думаю, что эта идея сама по себе не очень комфортна Владимиру Владимировичу.

Михаил Соколов: Что за национальная идея? Мне показалось, что здесь национальная идея – это экспансия, восстанавливаться, "вернулась к естественному и единственно возможному состоянию великой, увеличивающейся, собирающей земли общности народа". Я когда читаю это, такой сказовый стиль, былинный.

Марат Гельман: Так со мной дискутируют, что зря вы нас пугаете XIX веком. Основная идея моя была всегда, я говорил, что время важнее места, ваши все идеи не русские, они XIX-вековые.

Михаил Соколов: Архаика присутствует и Иван III не случайно.

Дмитрий Орешкин: Основная национальная идея, как мне кажется, да, она связана с экспансионизмом, она связана с милитаризмом. Походя господин Сурков обделал либералов, обвинив их, на самом деле, в том, в чем они ни сном, ни духом не виновны. Например, в презрении к порядку и к полиции. На самом деле я напомню, что либерализм родился в такой стране, как Британия, как самой крупной империи и одновременно самой сильной государственной структуре своего времени. Либерализм как раз подразумевает очень жесткое следование законам прописанным.

Сурков это дело опровергает, и понятно почему. Потому что ему нужно создать концепцию веры, вера – это и есть основа национальной идеи. При этом, понятно, как всегда в таких ситуациях, что у Дугина, что у Гумилева идет игнорирование реальности и вместо нее создается какой-то условный образ глубинного народа, который непознаваем, сермяжен, любит вождя, естественно. Для меня, как естествоиспытателя, очевидно, что, во-первых, идет фальсификация истории, потому что Иван III радикально отличался от Ивана IV, как раз в нынешней модели политического устройства очевидно, что больше мы заимствовали от Ивана IV Грозного, не зря его сейчас любят.

Иван III был представителем того, что я называю оседлой политической элитой, он строил города. Иван Грозный города не строил, он территориальную структуру разрушал за счет экспансии. Точно так же эмпирика приносится в жертву идеологии, когда он говорит про собирательство земель русских.

Ведь именно за путинскую эпоху у нас как никогда отвратительно сложились отношения с Белоруссией, я уже не говорю про Украину, которая отошла невероятно далеко от России, с Грузией и с Казахстаном сейчас тоже ситуация обостряется. На самом деле идет разрушение той самой пространственной территориальной структуры, которая была прежде.

Михаил Соколов: "Остров Россия".

Дмитрий Орешкин: Можно назвать "Островом Россия". Когда вы говорите, что там, при этом опять же принося в жертву идеологии эмпирику, он говорит о контристорическом невозможном распаде России. Распалась не Россия, распался Советский Союз.

Кстати говоря, куда тогда делся тот самый "глубинный народ", который составлял в Советском Союзе 290 миллионов, а сейчас ровно в два раза меньше почти. Что это за мифическая сущность? Сурков изобретает такие мифологемы, в которые они должны поверить, они не связаны с реальностью никаким боком. Как, собственно говоря, в советские времена никаким боком с реальностью не было связано построение коммунизма или достижения сталинских пятилеток.

И Гумилев тоже много чего выдумал красивого, убедительного, на меня это очень сильно влияло в 1970-е годы, как на человека, измученного нарзаном марксизма-ленинизма, казалось жутко интересно. Сейчас смотришь, понимаешь, что довольно простые выдумки.

Так что, исходя из этого, самое печальное, что следует из этой статьи, поскольку она исходит из того, что нам нужно верить в вождя, верить в лидера, как только вера кончается, так и вся эта "долгая Россия" Путина разваливается. А как раз сейчас, что характерно, мы переживаем начало кризиса веры. Могу сослаться на того же опросы "Левады": впервые за пять лет число людей, которые считают, что дела в стране идут в неверном направлении, стало больше, чем число людей, которые думают, что мы в верном направлении.

Михаил Соколов: 52% уверены, что им врут.

Дмитрий Орешкин: Это во-первых, а во-вторых, 45% считают, что мы идем в неверном направлении, 42% считают, что в верном. Никогда такого не было, и вот опять то же самое впервые, после начала 2014 года.

Михаил Соколов: Тут-то и выскакивает Сурков на арену с мифом о благодетельном самодержавии, народности. Только православия, между прочим, нет.

Дмитрий Орешкин: Это православие он хочет заменить новой идеей.

Михаил Соколов: Получается, это вертикаль полиции, армии, экспансия, милитаризм.

Дмитрий Орешкин: Более того, дает понять, что на нас все с завистью заглядываются.

Полный текст будет опубликован 13 февраля.

Опрос на улицах Москвы

Смотреть комментарии (1)

"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).

XS
SM
MD
LG