Ссылки для упрощенного доступа

21 Апрель 2019, Бишкекское время 08:55

Какую роль в экономике Кыргызстана играет Национальный банк


Меня часто спрашивают, в чем состоит результативность денежно- кредитной политики НБ КР. Думаю, что актуальность этого вопроса продиктована тем,что сегодня среди экономистов существуют как минимум два мнения: деятельность НБ КР для кыргызской экономики - безрезультатна и даже в чем-то вредна; темп инфляции в одну цифру - это уже результат.

Для большей ясности подчеркну, что речь идет именно о результативности реализуемой НБ КР денежной политики и именно для экономики Кыргызской Республики. Как всегда, приступая к ответу на такой вопрос, сначале надо понять требования законодательства, устанавливающего правовые основы деятельности объекта исследования, в данном случае, денежной политики НБ КР.

Итак, Закон КР «О Национальном банке КР, банках и банковской деятельности» от 16 декабря 2016 года достаточно однозначно определяет цель и задачи деятельности НБ КР. И все же, как показывает жизнь, существует совершенно разная интерпретация текста этих статей. В этой связи вот два комментария к тому, как эта цель понимаетсяв НБ КР и что на самом деле она предполагает.

Первый. Поскольку обратной стороной низкой инфляции является безработица, то обычно в целевой установке центрального банка власти определяют два условия: требования по темпам роста потребительских цен и требование содействия экономическому росту как условие балансирующее требование по подавлению темпа роста инфляции.

Однако в нашем законодательстве, это требование отнесено к выполнению задач банковской системы в целом. Иными словами, согласно закону «О НБ КР, банках и банковской деятельности», Нацбанк не несет ответственности за участие в создании ситуации роста экономики, он лишь обеспечивает выполнение задач банковской системы для достижения своей цели «…поддержание стабильностицен…». При этом содействие росту экономики - это лишь возможное следствие выполнения этих задач.

Таким образом, НБ КР позиционирует себя вне экономики Кыргызской Республики. Для сравнения: ФРС США имеет жестко сбалансированный мандат: инфляция, занятость, рост.

Второй. Существует значительная разница между целевым значением показателя, который определен как «…достижение и поддержание стабильности цен…», и показателем, который определен просто, как то или иное значение темпа роста инфляции. Первый вид целевой установки требует, чтобы в течение периода, заявленного центральным банком, темп роста потребительских цен был стабильным, например, темп роста в 5% по каждому году заявленного периода. Если в каком-либо году этого периода стабильность темпа роста цен не выдержана, то центральный банк обязан компенсировать это расхождение в следующем году. Это чрезвычайно важное требование, поскольку бизнес как реального, так и финансового секторов экономики старается учитывать объявленные темпы инфляции в своих учетных политиках и финансовых планах. Для бизнеса учет значения этого показателя обеспечивает, во- первых, видение и понимание накопленного уровня снижения покупательной способности национальной валюты, во-вторых, понимание и возможность оценки реального уровня дохода (убытка) на активы и большую предсказуемость ожидаемых результатов принятия решений на ближайшую перспективу.

Второй вид целевой установки,определяемый как требование простого снижения темпа роста инфляции, обычно не используется без установки минимальных граничных условий,так как иначе неизбежно формирование явно незаметной, новсегда ускоряющейся тенденции деградации экономики.

Сегодня НБ КР, имея законодательно установленную цель первого вида, однако реализует денежную политикуна основе цели второго вида и, естественно, без каких- либо граничных условий.Обратите внимание, о какой стабильности роста потребительских цен может идти речь при вот такой статистике данных по инфляции за период с 2013 года по 2018 годы, соответственно, по годам (в процентах): 4.0, 10.5, 3.4, 99.5, 0.4.

Конечно же, неверная интерпретация целевой установки, определяющей деятельность НБ КР, объективно должна привести к неверной реализации его денежной политики. Здесь хочу обратить внимание, во- первых, на объявляемый и фактически реализуемый темп инфляции, во- вторых, на принятую и уже несколько лет реализуемую НБ КР методологию денежной политики «таргетирования инфляции».

В этой связи напомню, что совместным заявлением правительства КР и НБ КР от 27.02.2018 г. ха №115\07\1-1 одобрено следующее условие: « Денежно-кредитная политика НБ КР в течение 2018 года будет нацелена на обеспечение ценовой стабильности в стране в пределах 5-7% на среднесрочную перспективу». Иными словами, эти цифры - это обязательство НБ КР перед бизнесом страны на 2018 год и на период ближайшей перспективы.

Реально, в 2018 году мы имеем темп роста инфляции в 0.4%.

Теперь посмотрите на баланс НБ КР. Вот уже много лет по статье «Чистые внутренние активы» он показывает отрицательное значение внутренних активов. Это значит, что вместо активов (кредитов в экономику) НБ КР по этой статье баланса имеет обязательства перед экономикой, то есть НБ КР вместо расширения своего участия в финансировании экономики, наоборот, изымает деньги из экономики.

Соответственно, коэффициент монетизации экономики в расчете по денежной базе на 1 января 2019года - 19%, то же можно сказать и в отношении банковской системы, здесь достаточно красноречив коэффициент финансового проникновения банковской системы в экономику на ту же дату, его значение - всего лишь 23%.

С точки зрения участия банковской системы, в обновлении или создании производительных активов для роста экономики - это смешные цифры, с другой стороны, в контексте того, как понимает свою цель и свои задачи НБ КР, это нормально.

Предвижу ответ НБ КР собязательной ссылкой на инфляцию, но вот данные самого НБ КР. В период с 1 января 2016-го по 1 января 2019 года денежная база увеличилась более чем на 50%, тогда как в эти же три года - 2016-2017-2018 - темпы инфляции составили 3.4-0.5-0.4 процента соответственно.

Поскольку реализуемые центральным банком меры денежной политики сразу и непосредственно влияют на карман каждого гражданина страны, то очень странно выглядит поведение денежной власти, часто выдающей желаемое за действительно существующее.

В подтверждение этих слов давайте попытаемся разобраться в том, как НБ КР на практике «реализует» методологию денежной политики «таргетирования инфляции». Напомню, данная методология определяет следующие обязательные требования к ее реализации: целевой показатель – темп инфляции; основной инструмент политики - учетная ставка центрального банка. Вместе с тем для развивающейся экономики должны быть выполнены еще два условия. Это, во-первых, независимость денежной политикиот государственного бюджета и, во- вторых, отказ от стремления сохранять обменный курс на определенном уровне.

Что все это значит?

Это означает, что НБ КР, объявив целевое значение своей денежной политики, например в 5%, обязан финансировать спрос экономики на деньги до тех пор, пока не будет достигнуто это значение темпа инфляции, при этом изменение спроса на деньги в экономике должно формироваться только путем изменения значения учетной ставки НБ КР. Одновременно он не должен никаким образом влиять на динамику обменного курса сома (сглаживать - по терминологии НБ КР).

Да, конечно, нашей экономике давно нужна именно эта методология реализации денежной политики, имеющей ограничение только по заявленному темпу инфляции. Но вот вопрос: может ли Нацбанк работать в рамках этих требований? Вряд ли. И вот почему.

Во-первых, мы это видим по вышеприведенным цифрам.

Во-вторых, у НБ КР нет данных статистики спроса на деньги в экономике, поэтому предложение денег ставится в зависимость от размера внешнего финансирования дефицита бюджета, в объемах равных сомовой эмиссии внешнего долга правительства.

В-третьих, НБ КР периодически осуществляет подавление темпа роста цен путем стабилизации уровня обменного курса сома, так как в структуре кыргызского ВВП чрезвычайно высока доля импорта, поэтому обменный курс используется в качестве «якоря инфляции».

Несмотря на все это, НБ КР все же объявляет о переходе на методологию «таргетирования инфляции». При этом, на первый взгляд, может показаться, что названные причины, необходимые для выполнения требований принятой методологии, находятся вне компетенции НБ КР, так как они обусловлены, во-первых, структурой мелкотоварной кыргызской экономики, имеющей всего лишь 4,5% юридических лиц, из которых 80, 2% - малые и мелкие субъекты хозяйствования с следующей демографией выживания (по данным 2018 года,в процентах к 2017 году): вновь созданных - 5.5%; ликвидированных - 40%. Во-вторых, почти полной ориентацией на импорт предприятий, производящих товары, а также предприятий оптовой и розничной торговли.

Однако, на самом деле, это далеко не так. В основе процесса формирования именно такой структуры экономики, прежде всего, лежит денежная политика НБ КР, а эти причины – ни что иное как следствие ее реализации. А то, что денежная политика НБ КР не используется для формирования эффективной структуры экономики - это и есть результат неверной интерпретации цели денежной политики НБ КР, о которой было сказано выше.

Отмечу два,на мой взгляд, основных негативных аспекта денежной политики НБ КР: во-первых, это многолетнее дискреционное ограничение спроса в рамках так называемого помешательства на инфляции, во- вторых, это обеспечение устойчивости национальной валюты (сома) путем ограничения спроса и периодических интервенций «сглаживания» его динамики, а не через постоянный рост производительности предприятий реального сектора экономики.

Легко заметить, что оба этих аспекта денежной политики взаимосвязаны. Ведь рост производительности - это результат постоянного технологического обновления производственных активов, а основной фактор обновления - это инвестиции, из которых наиболее эффективный - это банковский кредит.

Кстати, просто напомню, в соотношении затраты - производительность опережающие темпы роста затрат всегда приводят к росту внешнего долга, а если это соотношение не находится под контролем, то ситуация дефолта экономики более чем реальна. Между прочим (отмечу на заметку), у нас даже Национальный статистический комитет не имеет данных по производительности труда.

Итак, теперь, я думаю, вывод относительно результативности денежной политики НБ КР напрашивается сам собой. И все же я далек от мысли о том, что в НБ КР не знают всего,что изложено выше, вернее всего,что знают и прекрасно понимают настоящее положение дел и возможное развитие событий. Другое дело:Почему требуются одни решения, а вырабатываются и принимаются другие? Вот об этом в следующий раз.

Бывший член правления НБ КР и директор Союза банков Азамат Токбаев.

Публикации в рубрике «Особое мнение» не обязательно отражают точку зрения радио «Азаттык».

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG