Ссылки для упрощенного доступа

10 Декабрь 2019, Бишкекское время 20:38

«Постсоветская цивилизация выбросила, а художник подбирает и сберегает»


В течение нынешнего лета в Кара-Балте на базе школы «Билимкана» (здание бывшего ликероводочного завода) для всех желающих открыт проект «Машина времени». Это группа выставок кыргызстанских фотографов, плакатистов и художников, отсылающая посетителя в прошлое. Что оно собой представляло (или, может, все еще представляет) – тема персональной экспозиции Константина Шкурпелы. Это 400 работ единого цикла, ставящего буквальный вопрос в своем же названии: «Назад в СССР?».

Работу над этим циклом кыргызский живописец и график из Каракола, заместитель председателя Союза художников КР Константин Шкурпела начал больше 20 лет назад:

- В принципе это позиция художника как историка на ту ситуацию, в которой мы жили, которую мы захватили. Скажем, если я не буду этого делать, это будет пробел в кыргызском искусстве.

Посмотрите небольшой сюжет-зарисовку с выставки.

Куратор выставки Гамал Боконбаев называет художника убежденным нонкорформистом в изобразительном искусстве Кыргызстана:

- Есть такой художник – Константин Шкурпела. Он начинал еще в Советском Союзе как нонконформист. Его выставки тогда приводили в оторопь и знатоков, и идеологов Советского Союза. Перефразируя знаменитое изречение про то, что рок-н-ролл мертв, а рок-н-ролльщики еще нет, можно сказать, что Советский Союз уже прошел, а совки остались. И вот есть такой художник, который, может, еще немножко находится в том времени – как советский нонкорформист в советском искусстве, который в условиях соцреализма, в условиях давления идеологии, партии коммунистов делал то, что воспринималось как протест.

Сейчас такой энергии протеста нет. Но история делает свои повороты. В связи с ситуацией России и остального мира или России и других постсоветских республик, которые вокруг нее объединяются, я бы не сказал, что эта выставка очень уж такая неактуальная для нынешнего времени.

Здесь у Шкурпелы мне больше всего нравится, что он берет какие-то слова, которые выделяют идиотизм этой однопартийной безальтернативной системы.

Сам Шкурпела считает свой подход к визуальному анализу советского опыта скорее ироничным, нежели порицающим:

- Вот, к примеру, читаешь слова Макаренко: «Только после Октябрьской революции половая жизнь людей приблизилась к тем идеалам, о которых давно мечтало человечество»... Сначала даже глазам своим не веришь. Эта мысль ведь пропагандировалась на весь Советский Союз и звучала положительно, а с позиции времени – это уже несколько смешно.

Или другая мысль: «Как и во всей своей жизни, так и в жизни половой человек не может забыть, что он есть член общества, участник нашего социалистического строительства». Ну, мне это смешно!

В своем творчестве художник использует метод коллажа, соединяя предметы советской культуры с ее имматериальной культурой – лозунгами, воспоминаниями, агитационными текстами и протоколами «красных мудрецов».

«Скажем, поздняя советская цивилизация все выбросила – всё подряд, а художник подбирает все эти вещи и вставляет в контекст современного мира. Мне думается, в этом есть сбережение. Да, памяти», - позже Константин Шкурпела добавляет, что такой подход расширяет границы культурного и духовного пространства и что именно создание его непрерывности - есть цель всех художников страны.

Отдельная тема выставки – место ее проведения. Почему все же стоит поехать в Кара-Балту (жителям Бишкека это можно сделать на поезде, который курсирует по этому маршруту два раза в день) рассказывает куратор выставки Гамал Боконбаев:

- За рубежом такие музейные пространства делают за городом. Когда, допустим, я был в Нью-Йорке, я ехал на выставку где-то 1,5 часа на электричке. Но я побывал там и не пожалел. В городе сегодня тесно, места нет. Центр занимают банки, строительные компании строят свои доходные дома. Там такого нет и не будет. То, что у нас был свой музей в центре города, было проектом, достижением Советского Союза. Как и Академия наук, которая уже никому не нужна.,то цеха бывшего ликероводочного завода, которые еще не заняты под классы. Мы лишь договорились с фондом «Билимкана». Мы жалуемся, что бедные, но у нас в том же Бишкеке простаивает много бывших производственных помещений. Там, конечно, решаются вопросы, кто когда украл и кто теперь за сколько и кому хочет продать, но это не наш вопрос. Вопрос общества: почему у нас простаивают такие помещения, а город задыхается от отсутствия школ, детских садов, больниц, жилья?

Об этом разговор давно идет, но некоторые еще продолжают строить дома культуры, которые в селе совсем никому не нужны. Более того, они называются сельскими клубами и даже проектируются архитекторами. Это всё - пройденная тема. Был «английский клуб», «рабочий клуб», в Советском Союзе придумали «сельский клуб». Сейчас их посещаемость минимальная. И чтобы поднять культуру в регионах, в селе, может, вокруг школы что-то делать? Школа – это та институция, которая осталась, которая будет всегда, и которая может быть многофункциональной, мультикультурной, а не просто «до обеда отучились и разбежались». Она может и вечерами работать, просто надо отнестись по-другому, расширить понятие школы и обучения. Мне кажется, нашему государству надо рассматривать школу как некое звено – схватив его, можно вытянуть всю цепь понятия культуры. То есть - школа для всего общества.

Вопросы всегда были: «Что мы, взрослые художники, будем делать здесь с детьми?». Ответ был такой: «Дети будут учиться быть взрослыми». Это проект такого плана.

Для посещения выставки можно подавать групповые заявки по тем телефонам, которые мы раздали. Это школа, территория режимная, и сюда можно попасть только каким-то коллективом. Вопрос решается, может, на выставку сделают отдельный вход. Экспозиция будет работать до августа , а, может, и год. Мы предполагаем с художниками ее доделывать, и скорее всего, в августе во второй раз состоится открытие в более расширенном масштабе.

XS
SM
MD
LG