Ссылки для упрощенного доступа

17 Июль 2019, Бишкекское время 12:29

Айтматова: Из близких акцию поддержали трое - две мои дочки и кошка


Ширин Айтматова.

В социальных сетях в последние несколько недель распространяется картинка, на которой изображен силуэт лица человека с буквой «М» на заднем плане. Пользователи в этой картинке увидели изображение бывшего зампреда Государственной таможенной службы Райымбека Матраимова. Своеобразную акцию против коррупции начала экс-депутат парламента Ширин Айматова. Она признается, что сначала это выглядело как шутка, но потом акция приобрела большие масштабы.

В беседе с «Азаттыком» Айтматова рассказала о новой форме протеста и трафарете как инструменте борьбы с коррупцией.

«Азаттык»: С чего началась акция?

Айтматова: Эта акция родилась спонтанно, пока были обсуждения в «Твиттере» вокруг расследования Али Токтакунова. Просто была дискуссия о том, что нужно сделать логотип, который будет представлять борьбу против коррупции. Несколько дизайнеров поработали над этим, и у одного из них получилось сделать то, на что общество отреагировало. Затем я начала думать о новом формате политического протеста и противостояния системе, которая дает существовать коррупции вместе с теми обещаниями, которые мы слышим. Но именно эта наслойка несовместимости обещаний и реальных действий вызывает у многих возмущение.

«Азаттык»: Когда я первый раз увидел изображение силуэта этого человека с буквой «М» сзади, я подумал, что это шутка и что на этом все закончится. Но потом идею подхватили пользователи соцсетей. Как вы оцениваете масштабы реакции на это? Можно ли это назвать общественным взрывом?

Айтматова: Я точно не знаю, не могу предполагать. Никто из политиков не говорит на языке молодежи. А это то, что понимает молодежь. Таким способом молодежь выражает свой протест против органов, которые должны нас защищать. Это касается не только расследования о 700 миллионах, это касается вообще всего того, что происходит в обществе. Так получилось, что я оказалась в соцсетях, я удивлена, думала, что мы просто пошутим и все.

«Азаттык»: Почему вы исчезли из соцсетей? До этого вы были достаточно известной персоной в соцсетях, но на несколько лет вы выпали из этого движения. И вот вы возвращаетесь. Что подтолкнуло вас взять в руки смартфон и написать свой первый твит?

Айтматова: Когда ушла из Жогорку Кенеша, я, можно сказать, вышла на пенсию - занималась детьми, собой, хозяйством. Я развивала себя вне сети. Когда вышло расследование Али, я ужаснулась реакции в ЖК. Если это было бы в другой стране, думаю, была бы большая реакция и требования о расследовании. Мне очень жаль и горько видеть, что ЖК оказался заложником этой ситуации.

«Азаттык»: Можно ли ваше возвращение в соцсети назвать формой протеста?

Айтматова: Я просто такой человек. Я пеку печеньки, занимаюсь детьми. Я мама, но мне надоело оставлять своих детей в такой стране. Я не хочу, чтобы они с таким сталкивались. Мы не должны допускать, чтобы прозрачность снижалась. Прозрачность политпроцессов и людей. Как так получается? Кто эти люди? Кому на самом деле принадлежит парламент? Это очень тревожные сигналы для нашей страны.

«Азаттык»: Как бывший депутат, как оцениваете нынешнее состояние парламента?

Айтматова: Ужасное.

«Азаттык»: А что насчет качества законов, которые принимают, дискуссий в стенах парламента? Оправдывает ли парламент надежды электората?

Айтматова: Нет!

«Азаттык»: А если провести параллели с прошлым созывом?

Айтматова: Но тот тоже был не очень, но там была оппозиция. Сейчас не понятна мотивация депутатов. Как они к этому пришли?

«Азаттык»: Как ваши близкие отнеслись к акции?

Айтматова: Мои близкие меня не поддерживают. В этом во всем нас четверо - две дочки, я и кошка.

«Азаттык»: А что насчет соцсетей и общественности? Отдельные депутаты даже хотели приобрести эти футболки с логотипом...

Айтматова: Ну, мой друг Дастан Бекешев всегда готов меня поддержать. Наверное, он единственный депутат, с которым я общаюсь. Мои близкие не верят, что коррупция может быть побеждена, и задаются вопросом, зачем мне портить отношения с уважаемыми людьми.

На самом деле эта акция, которая вышла из под контроля. Почему люди хотят высказаться? Ведь это просто какая-то картинка. Бренды и тому подобное – это визуальный язык, на котором идет общение. И не надо кричать: «Я против коррупции!». А тут ты просто отметился и все этим сказано. Этот протест затрагивает то уважение, которое за годы меценатства было куплено у народа. Это сдирает мантию с тех людей, которые хотят показать себя в другом свете. Страна очень маленькая, и все знают, кто, как и сколько денег заработал.

«Азаттык»: Акции протеста в Кыргызстане, как правило, проходят на площадях и площадках, там собираются люди, выкрикивают лозунги…

Айтматова: Это – олдскул.

«Азаттык»: Можно ли сказать, что сейчас в стране зарождается новая культура протеста?

Айтматова: В социальных сетях многие пишут, многие говорят. Но когда надо взять в руки трафарет и нарисовать – это уже другое. Мне, например, пишут, просят футболки для мигрантов. Но эта тематика уже не моя, я дарю ее народу.

Изначально, цель этих трафаретов – достучаться до властей и сделать так, чтобы они расследовали, чтобы выводы, к которым они придут, отражали действительность, а не какую-то завуалированную сказку.

  • 16x9 Image

    Болот Колбаев

    Выпускник кыргызско-турецкого университета "Манас". Работал в ведущих кыргызстанских информационных агентствах.

    E-mail: bolotbek.kolbaev@gmail.com

    Twitter: @bkolbaev

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG