Ссылки для упрощенного доступа

20 Сентябрь 2019, Бишкекское время 22:03

Алия. Жизнь вопреки


Джусупбек Есеналиев и Алия Хайрова с детьми.

«Азаттык» и дискуссионная площадка «Эсимде: осмысляя свою историю» представляют публикацию Эльмиры Ногойбаевой о судьбе Алии Хайровой, прошедшей Вторую мировую войну, ГУЛАГ, потери и приобретения, выжившей вопреки и прожившей долгую не простую жизнь. Мы продолжаем показывать закрытые страницы истории через судьбы отдельных людей.

Вопреки – эта мысль пульсирует каждый раз, когда открываешь для себя очередную судьбу. Они жили вопреки. Вопреки разуму, логике, ранам, потерям, войне на конец.

Алия – девчушка из татарского Поволжья, родилась в 1918 году в городе Царицыне (позже Сталинград, Волгоград) в многодетной семье – восемь братьев и две девочки. В ту пору в традиционной татарской мусульманской семье девчонок много не учили – начальная школа, воспитание, рукоделье и замужество. Но не для Алии. Отец-врач любил дочь и баловал, когда со временем стал проявляться ее характер и склонности к учебе, не стал ее ограничивать. Алия Хайрова закончила полную школу-семилетку, потом Технический институт в Ростове-на-Дону. Все складывалась хорошо, вышла замуж, родила двоих детей. Большая дружная и счастлива семья. Пока не началась война.

Война

На фронте погибли муж и брат – они были летчиками. Потом не стало всех остальных братьев. Тогда, все кто был с высшим образованием, автоматически приравнивались к офицерам. В 23 года Алия ушла на фронт. Прослужила в офицерском звании всю войну с 24 июня 1941 года по декабрь 1945-го.

Попав в зенитные войска, была зенитчицей-наводчицей на только вышедших передовых тогда боевых машинах реактивной артиллерии БМ-13, в народе названных легендарным именем «катюша». В самом начале войны советские войска спешно отступали. Так случилось, что переходя широкую реку Кубань, на том берегу была оставлена одна единица боевого оружия, та самая «катюша». Все зенитчики были убиты. Алия с сослуживцем получили приказ: уничтожить орудие. Тогда в советской армии была негласная установка уничтожать стратегические объекты, орудие на территории отступления, чтобы не доставалось противнику. К тому же «Катюша» была еще новым орудием, ее технология держалась в секрете. Вместе с взрывчаткой и орудием двое солдат вплавь переплывут широкую реку Кубань, уничтожат боевое орудие и вернутся назад. Алия обернется напоследок: как она смогла переплыть эту могучую реку? Даже после нескольких дней сражений, после ранений, отступая, они меньше всего думали о себе. Сегодня трудно объяснить этот поступок, силу и самоотверженность. Может быть это был шок после нескольких дней боя, может быть вера в победу и будущее.

Через много лет дочь Алии приедет на Кубань посмотреть на то место, где ее мать, тогда молодая девчонка в офицерском звании, совершила подвиг. Река Кубань – широкая, полноводная и опасная. Трудно представить, что ее вообще можно переплыть. Алия смогла, она многое могла. Природа и эта река, возможно, первые почувствовали характер и силу голубоглазой девчушки, которая в полном обмундировании переплыла ее дважды. Вопреки, казалось бы всем человеческим возможностям.

Победу Алия встретит в конце 1945 года в Будапеште, в госпитале, где находилась после тяжелого ранения.

В это время на родине, ее семья попадает в зону оккупации. Родителей расстреляли. Двое ее детей от голода кушали потравленное, чтобы не оставлять врагу зерно, оба умерли. Восемь братьев и муж были на фронте, они все там погибнут. Осталась единственная сестра. Да, и племянница – дочь старшего брата. Их дом попал под бомбежку, в развалинах соседи услышали плачь ребенка, раскопали. Из семьи брата Рая одна выжила чудом.

1946 год. Стакан молока

Алия вернулась домой в Сталинград. Устроилась работать на тот же мясомолочный завод, где работала раньше. Как офицер по званию с воинскими наградами, ее назначили начальницей цеха, к тому же у нее было профильное высшее образование инженера-технолога. Проработала она недолго. 1946 год был тяжелым, голодным. Все трудоспособное население было призвано «поднимать родину», а это в большинстве своем были женщины, работавшие не покладая сил. Среди подчиненных Алии была одинокая молодая женщина, которая оставляла дома ребенка одного. Ребенок сильно болел и чах. Вопреки предписаниям, сжалившись, Алия выписала матери ребенка стакан молока, который по тем временам был непозволительной роскошью. Продукцию завода вообще нельзя была выносить. За расхитительство социалистической собственности их обеих осудили и приговорили к лагерям. Позже Алие так и не удалось узнать о судьбе той семьи.

Ни ее заслуги, ни воинские награды в тот злополучный, послевоенный 1946 год не могли ее спасти. Алия, как и многие вернувшиеся с фронта, не питали иллюзии по поводу цены победы. Они знали, что такое война. У них не было страха. Они были полны уверенности в своей правоте.

В тот первый послевоенный 1946-год у фронтовиков, возвращавшихся с войны, еще была уверенность победителей. Они знали цену победы, они видели две стороны медали – и советского, и того капиталистического общества по которому им удалось пройти. Заслуженных почестей они не дождались. Вождь и его окружение были обеспокоены уверенностью и ожесточенностью возвращающихся победителей. Ветеран Великой Отечественной писатель Виктор Астафьев в интервью журналу «Родина» так объяснил сталинскую жестокость: «Необходимо было убирать тех солдат, тех вольнодумцев, которые своими глазами увидели, что побежденные живут не в пример лучше победителей, что там при капитализме жизнь идет здоровей и богаче...». 9 февраля 1946 года в предвыборной речи Сталин ответил недовольным: «Говорят, что победителей не судят, что их не следует критиковать, не следует проверять. Это неверно. Победителей можно и нужно судить, можно и нужно критиковать и проверять. Это полезно не только для дела, но и для самих победителей: меньше будет зазнайства, больше будет скромности». Всепроникающая сталинская государственность не терпела независимости человека от государства. Даже величайшие заслуги не гарантировали права стать исключением из правила. А сам День Победы – 9 мая - широко отмечавшейся в 1945 году, потом на 20 лет был упразднен и был официально обычным рабочим днем.

Указ Президиума Верховного Совета СССР об объявлении 9 мая рабочим днем (24.12.1947) и нерабочим (26.04.1965)
Указ Президиума Верховного Совета СССР об объявлении 9 мая рабочим днем (24.12.1947) и нерабочим (26.04.1965)

Почести фронтовики не дождались. Наоборот, многие попали в лагеря. Так их усмиряли.

Алия не рассказывала о войне, не любила. Никогда не говорила о наградах. Может позже на настырные расспросы внуков она отвечала, но и тогда она рассказывала больше не о себе, а о тех с кем ей довелось воевать и выживать.

ГУЛАГ

Главное управление лагерей и мест заключения – огромное, разбросанное по всей стране подразделение НКВД СССР. Алия попадает в одно из самых крупнейших подразделений Норильлаг (Норильский исправительно-трудовой лагерь). Основной задачей, которого было обеспечение рабочей силой разработку медно-никелевых руд, строительства и обслуживание горно-металлургического комбината, строительства «с нуля» города Норильска, и освоение всего Норильского промышленного района. Через норильские лагеря прошло около 400 тысяч человек. В газетах и журналах того времени можно прочитать, что Норильск был построен энтузиастами-комсомольцами. Однако в реальности, основной строительной силой были заключенные.

Лагерный «контингент» - в основном, «политические», осужденные по печально известной 58-й ст. УК РСФСР, представители многих национальностей, проживавших как на территории СССР и за его пределами. Средний срок лишения свободы у отбывающих наказание - 10-15 лет лишения свободы. Рабочий день по 10-12 часов даже в 40-градусный мороз и мизерная пайка хлеба в день. Среди заключенных Норильлага в разные годы были исследователь Арктики Николай Урванцев, историк-этнолог Лев Гумилев, композитор Сергей Кайдан-Дешкин – автор гимна советской пионерии «Взвейтесь кострами», актер Георгий Жженов, писатель-фантаст Сергей Снегов.

Норильск – самый северный в мире город, считается одним из самых изолированных на континенте: в радиусе около тысячи километров других крупных населённых пунктов нет. Единственный город, с которым Норильск соединён – это Дудинка. Оба города до сих пор считаются закрытыми.

Дудинка - самый холодный (среднегодовая температура – 9,40 С) и один из самых северных городов на планете (69024' северной широты). Сегодня Дудинка – административный центр Таймырского Долгано-Ненецкого района, относится к районам Крайнего Севера. Район расположен за Северным полярным кругом, на полуострове Таймыр.

Норильлаг.
Норильлаг.

Ввиду экстремальных климатических условий Заполярья, медицинский осмотр и отбор заключенных, подлежащих отправке в Норильск, производились не после прибытия в лагерь, а до того, в местах их отправления. При этом отправке не подлежали те узники, которые оценивались как неспособные к длительному пребыванию и труду за полярным кругом.

Пройдя войну и потеряв всю семью, Алие выпадают не менее тяжелые испытания - социально-политический контекст осужденной, попавшей в огромный молох лагерей ГУЛАГа, будучи фронтовичкой, победительницей, география, условия места – Северный полярный круг, мерзлота, голод и тяжелый, непосильный труд.

Единственным, что «смягчало» эти испытания, были люди, тот самый контингент «политических» с которыми Алие Хайровой довелось встретиться и провести годы. Это были наиболее стойкие, образованные люди. Среди них было много ученных с мировым именем, военных-фронтовиков, из высшего офицерского состава. С тех пор, на всю жизнь понятия «офицеры» и «офицерская честь» для Алии были не пустым звуком, а неким критерием, высшей планкой.

Здесь она повстречает своего мужа, которого полюбит и за которым поедет в Среднюю Азию в теплый и незнакомый тогда Кыргызстан.

Джусупбек Есеналиев к тому времени уже 10 лет находился в ГУЛАГе, всего он там проведет 18 лет. В тот самый 1937 год во Фрунзе он попадает под каток репрессий. Тогда в 27 лет был членом ЦК Коммунистической Партии Киргизской ССР, работал на руководящей должности, где опрометчиво прямо высказывал свое мнение. В день ареста он шел выступать на научно-партийную конференцию. Ему не дали, прям там, в той же одежде его арестовали. Судебная «тройка» осудила на пожизненный срок, без права переписки. Джусупбек не признает себя виновным, не сдаст никого из товарищей. Трижды вместе с другими репрессированными Джусупбека Есеналиева вывозили на казнь в Карагачевую рощу. Но волею судеб трижды после расстрела он возвращался в камеру живым. Тех, в кого попадали пули, закапывали в яме, а кому везло, возвращали назад в тюрьму. После этого Есеналиева отправили отбывать пожизненный срок на север, в Норильск на урановые рудники.

Джусупбек Есеналиев. 1937 год.
Джусупбек Есеналиев. 1937 год.

Вопреки всему - приговорам, казням, аресту, в трудовом лагере за Северным полярным кругом - вновь прорастает любовь. Алия и Джусупбек знакомятся, влюбляются, благодаря друг другу выживают и создают семью. А в 1950-м их и еще несколько человек из Норильска переводят на поселение в Дудинку - подразделение ГУЛАГ на Таймырском полуострове. Здесь они уже находятся не под конвоем, а в коллективном бараке. Они вместе с другими живут в начале в палатке, потом строят себе сруб-пятистенок. Это уже свой дом из четырех стен снаружи и одной внутри, разделяющей дом на две половины.

В 1951 году у них родилась первая дочь – Гайша. У девочки, рожденной в ГУЛАГ, на всю жизнь останется обостренное чувство свободы. Свободы и любви к Кыргызстану, которые привил ей отец. «Там на Большой земле находится твоя родина – Кыргызстан. Это самое лучшее место на земле» - рассказывал отец дочери. Позже у кого-то на стене, на куске брезента девочка увидит нарисованную необычайно красивую картину – природа и невероятной красоты женщина. Эта фантастичная картина станет ассоциацией с еще невиданной родной – «Большой землей».

Свидетельство о рождении Гайши Есеналиевой (г. Дубинка).
Свидетельство о рождении Гайши Есеналиевой (г. Дубинка).

Именно там, в ГУЛАГе, маленькой Гайше передалась это бескрайняя любовь и тревога за родину, которую она позже увидит и полюбит уже воочию. Пройдет время, люди в той стране услышат ее имя и удивятся ее мужеству. Гайша Ибрагимова станет первой женщиной кандидатом в президенты уже независимого и суверенного Кыргызстана.

А пока, до шести лет, Гайша будет расти за Северным полярным кругом, среди обожавших ее родителей и всех взрослых. Потому что на тот момент она олицетворяла чудо. Ребенок, родившийся в любви, в ГУЛАГе, вопреки всем испытаниям, что легли на плечи двух сильных, красивых людей. Джусупбек очень переживал за свою дочь, рожденную в неволе. Он знал, что в этом государстве быть дочерью судимых родителей, еще и по «политической» статье, приравненной к предательству родины - «сомнительное происхождение».

Гайша Ибрагимова в детстве. Город Дудинка.
Гайша Ибрагимова в детстве. Город Дудинка.

Если у Джусупбека за долгое время пребывания в неволе не осталось веры в справедливость, то Алия наоборот. Она строчила письма во все инстанции, пытаясь объяснить, что произошло недоразумение. Она верила в партию, в советское государство и не могла поверить в тотальный террор.

Когда в 1953 умирает Сталин, наступает амнистия. Для Норильлага это было отдельным испытанием, поскольку амнистия коснулась в основном не политического, а уголовного контингента. Там еще будут бунты и протесты, расстрелы и наказания. Но семья Алии и Джусупбека всего этого успеет избежать.

Джусупбек каждую неделю аккуратно, как и предписывало положение, ходил отмечаться в комендатуру. В тот день его вызвали вне расписания. Обычно такие «внеочередные вызовы» заканчивались плохо – либо человека расстреливали, либо переводили в другие подразделения ГУЛАГ, что значило расставание.

- Помню, я маленькая еще, сижу на кровати, мои ноги не достают до пола. Мама с узелком в руках провожает папу и плачет. (Из воспоминаний Гайши Джусупбековны Ибрагимовой).

Но Джусупбек вернулся с замечательным известием – им с Алией дали амнистию. Ее письма оказались не напрасными, они были рассмотрены и утверждены в реабилитации. Они были первыми, из тех, кто получил полную реабилитацию в Дудинке в 1953 году, после смерти Сталина. Семья засобиралась на родину в Кыргызстан.

Кыргызстан

Они приедут во Фрунзе. По дороге Джусупбек заедет в Москву для оформления документов о полной реабилитации, восстановится в партии. Алия заедет домой, в уже Волгоград, заберет осиротевшую племянницу Раю.

Семья. 1961 год.
Семья. 1961 год.

Казалось, что теперь жизнь должна наладиться. Родились еще две дочери – Сагын и Гульджамал. Но возвращение на родину омрачилось резким ухудшением состояния здоровья Джусупбека,- сказались 18 лет пребывания в ГУЛАГе, работа в шахтах на рудниках. Переезд из Заполярья в Среднюю Азию, смена климата и жара резко обострили болезнь – силикозный туберкулез.

Нужно отметить, что на родине во Фрунзе, полностью реабилитированный и восстановленный во всех статусах Джусупбек Есеналиев будет сильно разочарован. Да, он был на самом Севере, в трудовых лагерях. Но, здесь во Фрунзе, полагал он, партия и правительство работают на благо народа. В реальности же он столкнулся с чванством, стяжательством и подсиживанием на самом высоком уровне власти. Лояльная центру элита пыталась зарекомендовать себя изо всех сил, сдавая друг друга и не гнушаясь ничем. Это фактор подкосил и без того больного Джусупбека Есеналиева. Он умер, прожив, на воле – на родине - всего пять лет.

Алия осталась одна с четырьмя детьми, без жилья и средств к существованию. После смерти мужа власти забрали и его служебную квартиру. Алию никуда не брали на работу. Она так и не научилась мириться с несправедливостью, и снова принялась писать письма в ЦК. После долгих поисков, её приняли нормировщиком на фабрику «40 лет Октября». Очередное обращение с письмом уже в Москву, в ЦК КПСС, наконец, дало результат - ей выделили трехкомнатную квартиру от фабрики, в 3-м микрорайоне. Скитания по съемным квартирам в течение пяти лет закончились.

Правда, ее звала сестра, туда, на родину в Поволжье, но Алия отказалась.

Девочки будут жить здесь, в Кыргызстане. Они дочери этой земли. Они кыргызски как и их отец. А там они будут чужими.

Работала в две смены, в свободное время водила дочерей в театр и музеи, читала книги. Все девочки получили высшее образование. Для Алии это было принципиальным. Когда родственники уже во Фрунзе советовали, чтобы старшая Гайша вместо учебы шла работать и помогать маме, она сильно рассердилась. Образование было приоритетом в ее семье изначально. Так и осталось.

Гайша Ибрагимова.
Гайша Ибрагимова.

Потом, в другой стране – не в СССР, а в суверенном Кыргызстане - ее дочери создадут первый образовательный комплекс «Илим». Первое частное образовательное учреждение, которое поднимет планку в образовании, станет конкурентным и для государственных, и для частных организаций. Гайша, будет внедрять социальные и бизнес механизмы, гуманитарные принципы вместе с новейшими технологиями для того, что сегодня называется Школа. Воля к жизни, к свободе, любовь к Кыргызстану станут неотъемлемыми для дочерей Алии и Джусупбека.

Семья.
Семья.

От 3 дочерей родятся 8 внуков. От внуков – 17 правнуков. Более 30 человек соберется на юбилей Алии. Их Алия-апа такая красивая и сильная, вырастила такое древо – семью - дала столько любви, крону и тень.

В 94 года, она тихо сказала: «Мое тело устало. Мне пора». И ушла.

Алия прожила почти век. Вопреки всему.

Эльмира Ногойбаева, дискуссионная площадка «Эсимде: осмысляя свою историю».

Смотреть комментарии (15)

XS
SM
MD
LG