Ссылки для упрощенного доступа

29 Январь 2020, Бишкекское время 02:30

Подкаст «Мажилис». Короли коррупции в Кыргызстане


В подкасте «Мажилис» на Радио «Свободная Европа» по вопросам Центральной Азии его участники обсудили последнее журналистское расследование о выводе из Кыргызстана сотен миллионов долларов.

Из Вашингтона подкаст вел Мухаммад Тахир, медиаменеджер по Южной и Центральной Азии Радио «Свободная Европа». Представляем нашим читателям текстовую версию подкаста с переводом на русский язык. От первого лица говорит ведущий подкаста.

Коррупция никогда не была отдаленной темой для жителей Кыргызстана. После публикации сенсационного расследования, подготовленного в сотрудничестве Радио «Свободная Европа», Центра по исследованию коррупции и организованной преступности и «Клооп Медиа», коррупция стала одной из самых обсуждаемых тем в стране. Этот шокирующий репортаж, раскрывающий глубину охвата проблемы, и это разоблачение практически замыкается на двух очень влиятельных семьях - Матраимовых и Абдукадыр.

Большая часть разоблачений была извлечена из огромного количества документов, которыми с журналистами поделился человек, чье происхождение было довольно темным, и он был убит в начале этого месяца в Стамбуле. Его зовут Айеркен Саймаити, он этнический уйгур китайского происхождения. Несмотря на то, что он убит, ящик Пандоры уже открыт. Все больше людей говорят об этом и выходят на улицы, требуя, чтобы виновные понесли ответственность.

Хотя причиной протеста людей является расследование, эксперты говорят, что это всего лишь верхушка айсберга и что история коррупции ни в коем случае не ограничивается только нынешними представителями власти. Поэтому сегодня мы собрались, чтобы обсудить некоторые детали, а также рассмотреть некоторые довольно серьезные коррупционные вопросы в Кыргызстане. В обсуждении вместе со мной принимают участие Илья Лозовский, управляющий редактор Центра по исследованию коррупции и организованной преступности, Бакыт Бешимов, бывший дипломат, а в настоящее время профессор Северо-Восточного университета в Бостоне, и Брюс Панниeр, редактор Радио «Свободная Европа» в Праге. Спасибо, коллеги, что присоединились к нам сегодня!

По теме: КАК КЛАН АБДУКАДЫР ПЕРЕВОЗИЛ МИЛЛИОНЫ ДОЛЛАРОВ ЧЕРЕЗ ТЕНЕВЫХ КУРЬЕРОВ

Думаю, что последнее расследование продолжает развиваться в более сложную историю, и мы не сможем охватить сейчас все его аспекты, но оно доступно на веб-сайтах Радио «Свободная Европа» и Центра по исследованию коррупции и организованной преступности для всех, кто хочет его прочитать. Итак, давайте обсудим некоторые детали. Илья, в нескольких абзацах расскажите нам об основных аспектах расследования.

Илья Лозовский: Как вы сказали, это сложная история, но очевидно, что это история о коррупции. То, что мы узнали от Саймаити, из документов, которые он предоставил, из множества дополнительных докладов, которые мы составили в подтверждение его словам, вырисовывается союз двух семей. То есть, семья Абдукадыр, скрытная и загадочная семья, о которой мало что известно, имеет сеть компаний по всему миру, владеющую недвижимостью. Но мы обнаружили, что по существу они управляют подпольной империей грузоперевозок и торговли, которая начинается в Китае, проходит через Кыргызстан и продолжается в других странах Центральной Азии и даже в России.

И то, что делает эту логистическую компанию по доставке грузов настолько прибыльной и успешной, заключается в том, что у них есть этот союз с таможенной службой, который позволяет им различными способами избегать комиссий за транзакции, таможенных сборов, задержек по обработке – то есть, это набор всевозможных «услуг», которые предоставляют таможенники грузовикам, принадлежащим семье Абдукадыр. По сути, мы описываем ситуацию, когда несколько таможенных терминалов между Китаем и Кыргызстаном и между Кыргызстаном и Узбекистаном являются практически частными объектами для компаний, связанных с Абдукадыром. Если вы являетесь их конкурентом, вам будет очень трудно конкурировать.

Это позволило им заработать огромное состояние, конечно же, с «откатами», выплачиваемыми таможне и Раиму Матраимову, бывшему заместителю главы таможенной службы и влиятельному человеку в Кыргызстане. Итак, если вы получаете всю эту прибыль от подпольной грузовой империи, что вы с ней делаете? Вы должны заняться отмыванием. Именно здесь появился Саймаити. Он очень многое знал об этом, поэтому ему не стоило усилий описать это и доказать это документами, потому что он сыграл важную роль в получении этих денег из Кыргызстана от имени семьи Абдукадыр и других клиентов.

Мы показали, как он осуществлял электронные переводы, используя фиктивные причины и фиктивные кредитные договоры с инкассаторами компании Абдукадыра, которые физически перевозили наличные через границу, а также при помощи других способов для отмывания денег на сумму более 700 миллионов долларов США. Настоящая сумма может быть намного выше, но есть определенные документы, которые подтверждают некоторые ее части, а также некоторую другую информацию, которая поступает из финансовой полиции Кыргызстана. Я думаю, что наверняка реальная сумма намного выше, но мы просто придерживаемся доказанной суммы, что само по себе довольно шокирует, учитывая, что Кыргызстан является одной из самых бедных стран мира.

Мухаммад Тахир: Я думаю, что глава финансовой полиции назвал цифру намного выше, около одного миллиарда долларов. Это, безусловно, огромные деньги для бедной центральноазиатской страны. Кто такой Саймаити и что он из себя представляет?

Илья Лозовский: Краткое описание деятельности Саймаити – отмывание денег. Он уйгур из провинции Синьцзян, который переехал в южный город Кыргызстана Ош будучи подростком, я думаю, в возрасте 17 или 18 лет. Он начал работать на местном рынке на границе с Узбекистаном, поэтому быстро ознакомился с экспортом и импортом и с тем, как работают эти базары. Он также стал экспертом по переводу денег в Китай от имени некоторых своих клиентов, включая, возможно, некоторых продавцов на рынке, потому что они покупают товары за границей, а затем отправляют наличные и получают товары для продажи.

По теме: ТЕНЕВЫЕ КУРЬЕРЫ. КАК МИЛЛИОНЫ ДОЛЛАРОВ НАЛИЧНЫМИ ВЫВОЗЯТ ИЗ КЫРГЫЗСТАНА

Таким образом, он приобрел опыт в этом деле, и на него вышел Хабибула Абдукадыр, глава этой семьи, который спросил его: «Вы можете научить нас перемещать деньги?». Сначала он просто собирался показать им, как это делать - это по словам Саймаити. Но затем они наняли его, чтобы он делал это для них в обмен на долю от прибыли. Таким образом, в течение более пяти лет он использовал эти методы, в основном, банковские переводы от имени себя, своей жены и компании, которой он владел. Но так же, как я уже упоминал, в дело были вовлечены и инкассаторы - для перемещения такого рода доходов грузовой империи Абдукадыра в основном в другие страны Центральной Азии и всего мира.

Мы также показываем отдельную сторону этой истории, я должен был упомянуть об этом ранее – семью Абдукадыр, которая управляет этой империей, Матраимовых, семью заместителя начальника таможни. Мы обнаружили, что у них есть совместная недвижимость – проект в Дубае, который стоит несколько миллионов долларов. Жена Раима Матраимова владеет там землей, и они совместно с семьей Абдукадыр строят здание на одном из этих участков. Мы впервые показали официальное деловое партнерство между этими двумя семьями.

Это часть того, что Саймайти рассказал нам, потому что он все время проводил часть этой операции по отмыванию денег, очевидно, что в Кыргызстане они также совместно, коррумпированно «зарабатывают» все эти деньги. Саймаити был прекрасным специалистом по этому делу, но он, в конце концов, поссорился с семьей Абдукадыр через пять лет сотрудничества. Он рассказал о том, как его избили и держали под прицелом пистолета в гостиничном номере в Оше. Они забрали у него паспорт. Мы не могли точно подтвердить, что послужило причиной распада их сотрудничества. Саймаити говорит: «Я знал слишком много, они пришли за мной, они всегда хотели, чтобы я был подставным лицом всех этих операций по отмыванию денег».

Другие источники говорят, что могут быть и иные причины, мы не можем это подтвердить. Мы знаем, что они поссорились, мы знаем, что против него было возбуждено уголовное дело, которое, по его мнению, было сфабриковано по приказу его бывших боссов, превратившихся в его врагов. Таким образом, он бежал через Таджикистан в Турцию и оказался в Стамбуле, где мы его нашли. Он жил там последние два года, больше не работал на семью Абдукадыр, но все еще продолжал свои операции по переводу денег для других клиентов.

В начале этого года Радио «Свобода» провело первоначальное расследование, которое по сей день продолжается и существенно расширяется. После того, как это расследование вышло в эфир, Саймаити получил телефонный звонок с угрозами от влиятельного криминального деятеля, и это еще одна отдельная история, о которой вы можете прочитать. Она также объясняет давление, которое на него оказывалось, и это правда, что влиятельные люди, на которых он работал и о чьих делах он был осведомлен, хотели, чтобы его заставили замолчать, и не хотели, чтобы он больше разговаривал с журналистами.

К сожалению, ранее произошла другая смерть в связи с этим делом, и пока мы из-за этого ускоряли процесс написания и редактирования второй части расследования и готовили пакет документов, сам Саймаити был убит в Стамбуле ночью 10 ноября. В течение следующих двух недель мы – это большая команда Радио «Свобода», Центра по исследованию коррупции и организованной преступности и Kloop Media – журналисты, редакторы и авторы работали вместе, чтобы собрать все воедино как можно быстрее, потому что в ходе этого расследования нам также угрожали, и нам нужно было выпустить его как можно скорее, тем более, что Саймаити был трагически убит.

Бакыт Бешимов: Прежде всего я хотел бы поблагодарить Илью за очень интересное наблюдение. Мой первый вопрос: планируете ли вы продолжить это расследование?

Илья Лозовский: Знаете, я действительно не могу сейчас говорить о планах на будущее, потому что мы все еще озабочены вопросами безопасности. Извините, я просто не могу об этом говорить.

Бакыт Бешимов: Я хотел бы прокомментировать сложности этого расследования. Я согласен с Ильей и с тенденциями общественного мнения относительно этого расследования. Во-первых, конечно, мы понимаем, что это дело чрезвычайно сложное. И как объяснить, что эти уйгуры из Китая – учитывая, какой контроль над ними осуществляет правительство Китая – часто и свободно путешествуют из этого места в страны Центральной Азии, в Турцию, Россию и ОАЭ?

Думаю, что это очень интересное явление. Во-вторых, по поводу общественного мнения в Кыргызстане я обнаружил следующее: расследование ясно показало, что обширная подпольная грузовая империя тайного клана уйгурской семьи Абдукадыр вместе с Раимом Матраимовым систематически направляла крупные взятки высокопоставленным чиновникам правительства Кыргызстана в течение нескольких лет.

Во-вторых, они разработали, как отметили журналисты-расследователи, заранее подготовленную, высокоорганизованную систему, в которой должностные лица на различных уровнях – от тех, кто работает на таможенных терминалах, до их начальников – получают часть этих доходов. В-третьих, их метод подкупа оказался для них весьма эффективным, прибыльным для высокопоставленных чиновников правительства и губительным для страны. В ходе расследования правоохранительные органы Кыргызстана не отвечали на неоднократные запросы о комментарии. Я могу сделать предварительный вывод, что реакция властей Кыргызстана на это расследование не конструктивна, что косвенно указывает на их возможную причастность к этой масштабной коррупции.

Мухаммад Тахир: Бакыт, вы работали в Кыргызстане на самых высоких должностях, объясните нам, как это возможно, что эти люди остаются на свободе, проделывая все это так долго?

Бакыт Бешимов: Поэтому я сказал, что предполагаю, что высокопоставленные чиновники Кыргызстана, бывшие и нынешние кыргызские власти могут быть вовлечены в эту коррупцию, потому что, по моему мнению, без защиты кыргызских властей было бы невозможно организовать и управлять этим преступным бизнесом на протяжении многих лет.

Брюс Панниeр: Нынешний президент Жээнбеков был губернатором Ошской области на юге, когда эти махинации там происходили. Когда вы находитесь на такой должности, вы все слышите и все знаете, потому что у вас везде есть связи. Вот почему я думаю, что Атамбаев как президент тоже был осведомлен, когда многое из этого происходило, и теперь ему нужно ответить на множество вопросов. Но это также плохой знак для нынешнего президента, потому что он работал в этой области. И утверждать, что он не знал, что все это происходило...

Не думаю, что кто-то поверит в это. Последствия этого будут очень далеко идущими в Кыргызстане, да и не только в Кыргызстане. Пару лет назад у Кыргызстана и Казахстана возникли проблемы, когда Казахстан закрыл границу, потому что они неожиданно обнаружили контрабандные товары, которые не должны были пересекать границу. Они сообщили, что некоторые из этих товаров были из Китая, в то время как между Атамбаевым и казахскими властями возникла напряженность, и они держали границу закрытой. А потом они, казалось, умыли руки от этого и вроде как забыли все, что произошло. И граница была открыта, и, по-видимому, те же самые товары снова начали пересекать границу с Казахстаном. Вы задаетесь вопросом, как далеко зашла эта сеть. Наверняка Жээнбеков был в курсе происходящего.

Мухаммад Тахир: Илья, вы упомянули, что если это происходило в Оше, то подобное происходило и в Узбекистане. Какая здесь есть связь?

Илья Лозовский: Была очень последовательная связь с Узбекистаном, потому что в Узбекистане очень большой рынок под названием «Абу-Сахий», он находится в Ташкенте. Узбекистан - страна, которая намного больше Кыргызстана, так что это большой рынок с большим влиянием и большим спросом на товары. И именно сюда много китайского груза Абдукадыра пришло через Кыргызстан, на этот рынок под названием «Абу-Сахий». На самом деле сеть компаний, которой руководил Абдукадыр, также называется «Абу-Сахий», так что связь явно прослеживается. Саймаити поведал историю, которую мы рассказываем в нашем расследовании, но мы не можем ее подтвердить: якобы Хабибула Абдукадыр был основателем рынка в Ташкенте под названием «Абу-Сахий». Я не могу утверждать, что это один и тот же рынок, есть небольшая доля вероятности, что это совпадение названий.

Мухаммад Тахир: В Ташкенте также был рынок «Абу-Сахий», чьим владельцем являлся зять бывшего президента Узбекистана, муж Лолы Тилляевой.

Илья Лозовский: Да. В любом случае, этот рынок является одним из основных пунктов назначения товаров, поступающих из Китая через различные схемы на таможне для того, чтобы быстро и дешево попасть через Кыргызстан в Узбекистан. Затем деньги нужно было перевезти обратно. Большую часть этих 700 миллионов, которые Саймаити отправил для Абдукадыра, составили деньги, заработанные в так называемой «черной кассе» на рынке «Абу-Сахий». Мы слышали, что деньги были ввезены контрабандой обратно в Кыргызстан в запасных шинах в грузовиках и доставлены на принадлежащий Абдукадыру объект под Кара-Суу.

И вот тут-то и приходил Саймаити, забирал эти деньги и клал их в банк. Он не делал фактических депозитов, но он приходил и удостоверялся, что все прошло как надо. И затем он отвечал за отправку денег, часть которых была предназначена для таможни, для Матраимовых. Большая часть средств была денежными доходами Абдукадыра, которые уходили за границу на различные инвестиции. Таким образом, Узбекистан, безусловно, является центральной частью этого, но не единственной, потому что таких товаров очень много.

Хоть некоторые из них и были декларированы в качестве товара, направляющегося в Узбекистан, фактически китайские товары выгружали вблизи границы, я полагаю, также недалеко от Кара-Суу, и порожние грузовики продолжали перемещаться в Узбекистан, как будто товары были все еще внутри по транзитным документам. Но товары теперь находились в Кыргызстане и продавались либо в Кыргызстане, либо они ввозились контрабандой в Казахстан или Россию - на любой прибыльный рынок. Это определенно очень межгосударственная ситуация, она затрагивает несколько стран.

Мухаммад Тахир: Примечательно, что во время правления бывшего президента Узбекистана было трудно пересечь границу, но каким-то образом это было не сложно для этих грузовиков... А каким был ответ на расследование от властей Кыргызстана?

Илья Лозовский: Реакции особой и не последовало. Пресс-служба таможенной службы категорически опровергла расследование и сообщила, что у них контрабанды нет и что материал не соответствует действительности. Они не ответили на предоставленные нами документы и на все имеющиеся у нас доказательства. Администрация президента в основном отрицает какую-либо связь между семьей Жээнбекова и семьей Хабибулы Абдукадыра. У нас в материале есть фотография Хабибулы Абдукадыра, присутствовавшего на инаугурации президента Жээнбекова, и это, кажется, является для них деликатным вопросом, потому что из всего, что было озвучено в расследовании, именно на это они и отреагировали.

В парламенте была создана комиссия для для расследования этого дела. Возможно, это была уже существующая комиссия, созданная для расследования смерти Саймаити. И брат Раима Матраимова Искендер, депутат парламента, который был в этой комиссии по расследованию смерти Саймаити (что, я думаю, довольно примечательно), вышел из нее в связи с общественным протестом. Он сказал, что хотел избежать конфликта интересов.

Наконец, действительно захватывающей новостью является протест, который в ответ на публикацию состоялся в понедельник. Протест не был масштабным, но было много молодых людей, которые воспользовались случаем, чтобы призвать к борьбе с коррупцией, а также выступить с требованием защиты журналистов от угроз со стороны организованных преступных групп, что, я думаю, является важной частью всего этого процесса.

Мухаммад Тахир: Имя Раима Матраимова связано с рядом сомнительных вопросов, которые обсуждались в Кыргызстане, но я до этого материала мало знал о семье Абдукадыр. Какую общую картину можно нарисовать, говоря о коррупции в Кыргызстане?

Бакыт Бешимов: Прежде всего, я хотел бы подчеркнуть, что благодаря новому поколению в Кыргызстане, которое организовало высокоэффективную акцию протеста в стране, материалы расследования стали самыми читаемыми в Кыргызстане и произвели взрывной эффект во всем регионе. Мы сейчас пытаемся понять, почему действия властей Кыргызстана такие агрессивные и неконструктивные. Что касается Раима Матраимова, он символизирует коррупцию в стране, и поэтому в Кыргызстане возмущенные люди, особенно новое поколение, задают вполне законные вопросы. Например, почему президент страны, провозгласивший себя лидером в борьбе с коррупцией, сохраняет молчание, переводя стрелки на своего предшественника?

На своей последней пресс-конференции он попросил журналистов предоставить факты. Теперь, когда факты доведены до его сведения, в ответ все еще висит молчание. Понимает ли он, что его молчание и продолжение коррупции подрывают верховенство закона и его легитимность? Многие молодые люди спрашивают, почему, несмотря на заслуживающее доверия расследование и настойчивые требования общественности, Раим Матраимов, бывший высокопоставленный таможенный чиновник Кыргызстана, по-прежнему неприкосновенен? Люди спрашивают: если премьер-министр и спикер парламента не получают взятки от этого преступного синдиката, почему они не принимают адекватных мер? Это говорит о крупномасштабной коррупции и возможном участии этого режима в этой коррупции.

Мухаммад Тахир: Где еще мы должны искать признаки коррупции в Кыргызстане?

Брюс Панниeр: В стране сейчас продолжается расследование дела о коррупции при модернизации ТЭЦ в Бишкеке на средства, выделенные Китаем. Прежде чем мы уйдем слишком далеко от Матраимова, я просто хочу добавить, что он был снят с должности заместителя главы таможенной службы, когда Атамбаев был президентом. После избрания Жээнбекова суд постановил, что это было несправедливым решением, и фактически приказал восстановить его на той должности, которую он занимал. Предположительно, было проведено какое-то расследование того, чем он занимался будучи заместителем начальника таможни, в результате которого все обвинения с него были сняты. Очень странным способом судебная власть приказала восстановить его вдолжности, которая, вообще-то, назначается правительством, и у судебной власти нет никаких реальных полномочий заниматься назначением должностных лиц.

Я думаю, если вы спросите кого-нибудь в какой-либо стране Центральной Азии о том, какие государственные учреждения являются самыми коррумпированными, таможенная служба всегда будет в топе. Все указывает на то, что это практически системное. Это регион, который хочет быть частью еще одного торгового проекта «Один пояс – один путь». Коррупция на таможне – именно то, что работает против них, и они должны эту проблему решать. Что касается Кыргызстана, то с точки зрения коррупции мы увидели китайский кредит на модернизацио ТЭЦ – пропали без вести около ста миллионов из 384 миллионов США. И это может относится к любому крупному проекту. Если есть какой-то крупный проект, вы почти всегда можете рассчитывать на то, что часть денег кто-то присвоит. И это, конечно же, проблема не только Кыргызстана.

Без сомнения, это происходит во всех странах Центральной Азии и странах за ее пределами. Высокопоставленные чиновники всегда берутся за подобные вещи, иначе они не стали бы в это вовлекаться. Чиновники низшего уровня не будут заниматься подобными вещами без одобрения и согласия людей, находящихся наверху. В случае с Кыргызстаном это расследование – бомба, потому что в следующем году у них парламентские выборы, а две лидирующие партии уже рушатся. Они говорят о снижении порога для процента голосов, который необходимо набрать, чтобы получить место в парламенте, и, как уже говорилось, Социал-Демократическая партия находится в упадке, а у нее сейчас наибольшее количество мест в парламенте. «Республика–Ата Журт» фактически расколота, и бывший лидер «Республики» сообщил, что он теперь вне политики. Таким образом, места в парламенте широко открыты, и коррупция станет важным фактором в избирательной кампании.

Мухаммад Тахир: Вернемся к заявлению главы финпола Кыргызстана о том, что из страны контрабандным путем был выведен почти миллиард долларов США. Как это возможно?

Бакыт Бешимов: Только при непосредственном участии президента страны, премьер-министра, ключевых членов правительства, в том числе главы таможенной службы и министра внутренних дел. Без этого создать и вести такой крупный криминальный бизнес невозможно. Это началось во времена правления Акаева в 90-е годы. Я помню, как в то время глава таможенной службы привел туда всех членов своей семьи. Потом это продолжалось во время режима Бакиева. Коррупция на таможне процветала и развивалась до этих масштабов во времена правления Атамбаева.

Жээнбеков продолжает этот вид бизнеса, и я полагаю, что он тоже имеет выгоду от этого. Говоря о недавних фактах, например, сегодня один депутат парламента, который лоялен к нынешнему режиму, сказал: «Как мы можем обвинять Матраимова в этом, ведь он был главным спонсором последних парламентских выборов?». Не знаю, как Жээнбеков получил 24 миллиона долларов на свою предвыборную кампанию, но мы можем предположить, кто был спонсором его кампании.

Мухаммад Тахир: Илья, говоря об огромной сумме денег, которые вывозят из Кыргызстана, что-нибудь удивило или шокировало вас в ходе расследования?

Илья Лозовский: Безусловно, 700 миллионов долларов США – это огромная сумма. Центр по исследованию коррупции и организованной преступности провел расследование в отношении отмывания денег и подпольных финансовых потоков, которые были гораздо больше, чем этот, например, в российских или азербайджанских схемах, где суммы исчислялись многими миллиардами. Но это Россия и Азербайджан, у которых много нефти. Удивительно, что эта значительная для Кыргызстана сумма может быть вывезена из страны таким способом. И, конечно же, в первую очередь страдают граждане и народ Кыргызстана, чье верховенство закона подрывается. Народ лишен доходов, которые должны быть в государстве для блага всех граждан Кыргызстана. Это было шокирующим явлением. И, конечно, убийство Саймаити нас очень шокировало.

Мы разговаривали с Саймаити в Стамбуле две недели назад, и, безусловно, еще тогда были проблемы с безопасностью. Он был обеспокоен, рассказал нам об угрозах, которые он получал, но чтобы кто-то застрелил его в общественном месте... Он пил чай в кафе в этот момент. И это еще не все, потому что он рассказал, что некоторые из его инкассаторов были убиты в предыдущие недели. Это безнаказанность, которую все наблюдают. Эти люди строили эту схему на протяжении многих лет, и я думаю, что большая ценность расследования заключается в том, что мы доказываем то, о чем ранее велись лишь разговоры.

У Матраимова есть популярное прозвище, люди называют его Раим Миллион - из-за его состоятельности. Многие разговоры об этом висели в воздухе, но мы доказываем это с помощью документов и тщательно подготовленных материалов. Я нахожу шокирующим то, что эти системы просто продолжают существовать без каких-либо действий со стороны государства. Скорее всего, здесь присутствует страх за безопасность, но я не хочу быть голословным в этом вопросе.

Мухаммад Тахир: Если говорить о более широких и долгосрочных последствиях с точки зрения коррупции, каково значение этого расследования в Кыргызстане?

Брюс Панниeр: Самым значимым последствием этого расследования должны стать политические перемены, которые должны произойти обязательно. Я думаю, что многие люди окажутся «козлами отпущения», потому что публика не будет удовлетворена, пока не увидит, что кого-то привлекут к ответственности. В конце концов, я не уверен, что это изменит способ работы таможенной службы. И если Абдукадыр будет устранен, то есть еще пятьдесят человек, которые, вероятно, захотят занять его место, и они просто придумают более сложную схему. Однако, это не должно препятствовать людям пытаться искоренить проблему и положить этому конец раз и навсегда. Но коррупция глубоко проникла в систему, и избавиться от нее будет сложно. Вы можете привлечь людей к ответственности прямо сейчас, но будут люди, желающие занять их место. Таким образом, самая большая трудность, которую я вижу - это президент Жээнбеков, которому будет тяжело, у него есть еще четыре года в администрации. Ему понадобится огромная удача досидеть до конца своего срока, потому что он действительно должен доказать, что каким-то образом он вообще не имеет ко всему этому никакого отношения, в противном случае народ ополчится против него.

Бакыт Бешимов: Это расследование создало политический кризис в Кыргызстане. С одной стороны, мы видим возмущение общественности и что число людей, которые просто требуют расследования и просят привлечь Раимбека Матраимова к ответственности, увеличивается. С другой стороны, мы видим молчание и очень агрессивную реакцию властей. Государственное телевидение и СМИ освещают протест молодых людей как заговор Запада. А газета с неоднозначной репутацией «Дело №...» сегодня опубликовала статью «Америка готовит переворот в Кыргызстане». Это означает, что напряженность в стране уже усиливается, и поэтому нужен какой-то эффективный, более обоснованный ответ президента и правительства.

Но молодые люди, которые организовали эту высокоэффективную акцию протеста, создали пространство для надежды. Я верю, что они будут усиливать свою онлайн-кампанию и распространять материалы о коррупции, создавать сотрудничество с международными партнерами и просить правительства этих стран проводить расследования, отслеживать их инвестиции в страну и т. д. Это положительное начало. Это очень сложно, потому что правительство уже начало оказывать давление на некоторых протестующих, но я действительно считаю, что кыргызская общественность сегодня более уверенно ориентируется на будущее своей страны.

Илья Лозовский: У нас, конечно, нет в мыслях совершать госперевороты. Мы не отдаем предпочтение какой-либо политической стороне или движению, мы просто делаем расследования в том направлении, куда ведут нас документы. Вся цель нашей организации состоит в том, чтобы информировать общественность об организованной преступности и коррупции, и о том, как влиятельные люди в своих странах не привлекаются к ответственности. Привлечение к ответственности – наша главная надежда. Расследования создаются с той целью, что в их результате люди, признанные ответственными с юридической точки зрения, должны предстать перед судом. И что будет создаваться общественный спрос не только среди населения в Кыргызстане, но и везде, где мы работаем, на то, чтобы бороться с коррупцией и добиваться разработки систем, которые будут работать на уменьшение возможностей для чиновников увернуться от правосудия при помощи различных схем. Если наша цель находит отклик у людей - это все, чем мы можем помочь.

Оригинал подкаста на английском языке

Смотреть комментарии (1)

"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).
XS
SM
MD
LG