Ссылки для упрощенного доступа

29 Январь 2020, Бишкекское время 21:18

О чем говорит зеркальная статистика?


Иллюстративное фото.

О совместном журналистском расследовании по контрабанде медиаресурсов «Азаттык», Kloop и OCCRP.

В последнее время усилились попытки дискредитировать и принизить значение расследования журналистов по контрабанде, которые, по мнению их оппонентов, якобы манипулируя фактами и цифрами, бросают тень на хорошую работу нынешней власти по заказу своих заокеанских хозяев - по одной версии, либо из-за некомпетентности журналистов в вопросах, освещаемых ими - по другой версии. В доказательство оппоненты находят различные, большие и малые, ошибки и неточности в работе журналистов.

В кампании по дискредитации как всегда отличаются государственные средства массовой информации, квазинезависимые СМИ, такие как «5 канал», «ЭлТР», «Пирамида» и прочие. Если говорить о персоналиях, то передовую линию атаки против журналистского расследования занимают государственные чиновники - от премьера-министра и спикера ЖК до работников таможенной службы - и дежурные аналитики, которые готовы обосновать любую точку зрения, в которой нуждается власть.

Они утверждают, что эти банковские переводы и перевозы денег наличными не имеют никакого отношения к бюджету, так как 700 млн долларов, которые выводились за рубеж для отмывания, являются лишь оплатой за товары, которые продавцы на рынках получают от своих поставщиков из Китая, Турции. Об этом говорил Исхак Масалиев на круглом столе, проведенном радио «Азаттык» сразу после опубликования результатов резонансной второй серии журналистского расследования и в диспутах КТРК «Ой ордо», состоявшихся в последующие дни.

А премьер-министр Абылгазиев ошарашил всех своим заявлением, что подобных банковских переводов в стране осуществляется на 90 млрд в год.

По его мнению, 700 млн долларов могли быть частью этих 90 млрд обычных банковских переводов в зарубежные страны, в которых нет никакого криминала. Говорят еще, что в расследовании речь идет главным образом о поставках товаров в Узбекистан, на рынок, организованный Абдукадыром и, следовательно, не правомерно показать эти 700 млн долларов как потери бюджета Кыргызстана, ибо товар в Узбекистан проходил транзитом. Одним словом, получается, что у нас нет никакой контрабанды и что Матраимов чист, как кристалл.

Скажу честно, что изложение материала журналистами не является идеальным. В нем много неясностей и противоречий. Но их материал уникальный. И по большому счету правдивый. Критика журналистского расследования вызвана лишь нежеланием признать существование коррупции и контрабанды, особенно при нынешней власти. Критики охотно соглашаются с тем, что при Атамбаеве она существовала, но категорически отвергают их наличие при Жээнбекове. Но пытаясь поймать журналистов на ошибках, критики сами, как ниже покажу, допускают еще более грубые ошибки, утверждают немыслимые вещи, попадая тем самым в смешное положение.

Для определения, какая из сторон врет и кто прав, мною составлена таблица зеркальной статистики, чтобы сравнить и проследить тенденцию изменения импорта китайских товаров. Что такое зеркальная статистика? Когда одна страна поставляет товар в другую страну, ее стоимость учитывается таможенными органами обоих стран. Разница только в том, что в стране, поставляющей товар, груз проходит как экспорт, а в стране, получающей его, он является импортом. Эти данные затем передаются в статистические органы, которые на их основе рассчитывают объемы экспорта и импорта. Данные другой страны станут отражением своих данных - отсюда и слово «зеркало». Сравнение своих данных с данными другой страны, с которой она осуществляет торговлю, называется зеркальной статистикой. На практике отклонение данных является нормой, ибо в этом деле не может быть идеальной точности. Однако оно, как правило, небольшое.

Для составления таблицы зеркальной статистики я собрал данные по торговле статистических органов Китая, Кыргызстана, России, Казахстана, Таджикистана и Узбекистана. Собрал данные за 4 года до вступления Кыргызстана в ЕАЭС (2011, 2012, 2013, 2014) и 2 года после (2016, 2017). Ограничение двумя годами после объясняется тем, что данных за 2018 и 2019 годы на сайте Статистического комитета Китая не оказалось. А также мы не смогли найти данные по торговле на сайте Республики Узбекистан. По известной причине нас интересовал прежде всего импорт, где были большие расхождения. Данные представлены в таблице.

Импорт из Китая в ряд центральноазиатских стран и Россию (в млн долларов США)

По национальной статистике

По китайской статистике

Абсолютная разница (китайская статистика минус национальная статистика)

Относительная разница( китайская статистика 1)

2011 год

Кыргызстан

923,5

4878,29

3954,79

5,28

Казахстан

4928,8

9566,53

4637,73

1,94

Россия

48202

44055,96

-4145,872

0,91

Таджикистан

408

1996,78

1588,78

4,89

Узбекистан

нет данных

1359,24

2012 год

Кыргызстан

1 214,90

5073,37

3 858,47

4,18

Казахстан

7444,9

11000,73

3 555,83

1,48

Россия

51844

38903,52

-12 940,40

0,75

Таджикистан

488,1

1747,87

1 259,77

3,58

Узбекистан

нет данных

1783,34

2013 год

Кыргызстан

1 452,80

5075,35

3 622,55

3,49

Казахстан

8364,5

12545,12

4 180,62

1,50

Россия

53212

49591,17

-3 620,83

0,93

Таджикистан

607,4

1869,36

1 261,96

3,08

Узбекистан

2613,36

2014 год

Кыргызстан

1 200,20

5242,52

4 042,32

4,37

Казахстан

7357,2

12709,85

5 352,65

1,73

Россия

50773

53676,94

2 903,94

1,06

Таджикистан

726,5

2468,24

1 741,74

3,40

Узбекистан

2678,21

2016 год

Кыргызстан

1 468,40

5605,46

4 137,06

3,82

Казахстан

3668

8292,59

4 624,59

2,26

Россия

38022

37355,77

-666,14

0,98

Таджикистан

841,1

1725,1

884,00

2,05

Узбекистан

нет данных

2007,55

2017 год

Кыргызстан

4695

11564,44

3836,71

3,56

Казахстан

48056

42830,6

6869,44

2,47

Россия

1500,1

5336,81

-5225,4

0,89

Таджикистан

556,3

1301,38

745,08

2,34

Узбекистан

нет данных

2749,42

Сначала отметим, что неестественно большие объемы импорта из Китая для Кыргызстана характерны были исторически. Однако это вовсе не означает, что всю разницу в оценке импорта статических органов Кыргызстана и Китая можно отнести к контрабанде, как например, делает Казахстан, обвиняя нас в контрабанде. Большие объёмы импорта и реэкспорт китайских товаров в страны СНГ имели вполне законные основания. Дело в том, что в 1998 году Кыргызстан вступил в ВТО. После этого наши таможенные пошлины оказались самыми минимальными из всех стран, появившихся на месте развала бывшего СССР в торговле с членами этой организации.

Они оказались минимальными и при импорте товаров из Китая также, поскольку он также был членом ВТО. Более того, согласно договорённостям с ВТО, в отличии от России и Казахстана по некоторым товарам таможенные пошлины уплачивались по весу товаров, что освобождало таможенников от обязанности критически отнестись к заявленной стоимости импортируемых товаров. В 2000 году был создан ЕврАзЭС, куда вошел и Кыргызстан. Между странами, входящими в ЕврАзЭС, являющимся зоной свободной торговли, таможенные тарифы были обнулены. В результате образовался самый выгодный маршрут ввоза товаров из Китая через Кыргызстан в бывшие советские республики. Отсюда появились экономические монстры - рынки «Дордой», Карасууйский, «Мадина» и прочие. Они стали перевалочными базами для отправки с наименьшими затратами китайских товаров в ближнее зарубежье.

Здесь мне хотелось бы сделать отступление. Позже для Атамбаева, а также Сариева и Оторбаева, ставившего себе в заслугу создание этого реэкспортного канала, (он и при Акаеве занимал ключевые должности и был сторонником идеи превращения Кыргызстана в местный Дубай -торговый центр) открытие большого рынка на территории с 200-миллионным населением стало главным аргументом при вступлении в ЕАЭС. Они утверждали, что кыргызская экономика не развивается из-за отсутствия рынка. Как мы видим из изложенного, этот рынок для нас был открытым с 2000 года.

Проблемы экономического развития Кыргызстана были в другом, а именно - в неумении производить товары. Если бы Кыргызстан мог произвести конкурентоспособные товары, то не вступая в ЕАЭС он мог развивать свою экономику более быстрыми темпами, что в настоящее время демонстрируют Таджикистан и Узбекистан, в которых темпы роста ВВП составляют не ниже 5-7%, тогда как у нас они упали до 3%.

Однако данные зеркальной таможенной статистики показывают, что бизнесмены, зарабатывающие на реэкспорте китайских товаров, не удовлетворились этим дешевым маршрутом, дающим немало прибыли. Коррупция имела место и на таможне.

Как видно, расхождение в оценке импорта из Китая в Кыргызстан между нашей и китайской статистикой до вступления в ЕАЭС составляло 4-5- кратную величину. После вступления оно, конечно, снизилось, но все еще составляет не ниже 3-кратной величины.

Заметим, что подобное расхождение есть и по Таджикистану и Казахстану. Однако по России оно заметно меньше, и при этом китайская статистика российский импорт оценивает ниже, чем российская статистика. Это обстоятельство доказывает, что расхождение объясняется не особенностью китайской статистики, которая, как утверждал один из депутатов ЖК при обсуждении связанных с бюджетом законопроектов, склонна преувеличивать китайский экспорт, так как там есть порядок, согласно которому при экспорте НДС возвращается экспортеру, и чем больше экспорт, тем больше возвращаемых денег и что это стимулирует китайских бизнесменов завышать на бумаге стоимость экспортируемого Китаем товара (следовательно, импортируемого Кыргызстаном).

Неужели этот порядок не распространяется на экспорт в Россию? Конечно, исключений из общих правил, насколько я знаю, в Китае нет. Большая разница между кыргызской и китайской статистикой не связана с возвращением НДС. Это не связано и с особенностью кыргызской статистики, которая позволяла платить таможенные пошлины по весу и другим упрощенным правилам. В противном случае после вступления Кыргызстана в ЕАЭС эта разница должна была автоматически исчезнуть, так как с вступлением он полностью перешел на методику России, т. е. перестал учитывать товар по весу. Замначальника Таможенной службы при обсуждении вопроса об организованной преступности в парламенте говорил, что расхождение данных зеркальной статистики связано еще с тем, что китайские таможенники экспорт Китая в Таджикистан и Узбекистан, идущий как транзит по Кыргызстану, оформляли как экспорт в Кыргызстан.

Как видно из данных таблицы, эта версия также опровергается. Если таджикский импорт сидит в кыргызском импорте, то по этой стране в китайской статистике стояли бы нули или импорт Таджикистана не составлял бы такую большую сумму, как она есть. Как видим из таблицы, импорт Таджикистана и Узбекистана из Китая имел сопоставимую с другими странами величину. Все это говорит, что правда все же на стороне журналистов. В Кыргызстане имела место контрабанда китайских товаров, на которой наживались не только торговцы, но и таможенники, поскольку без их участия торговцы самостоятельно не могли снизить стоимость импортируемых товаров.

Я здесь позволю себе сделать второе отступление от темы. Недавно Казахстан обвинил Кыргызстан в контрабанде. Зеркальная статистика говорит, что контрабанда имела место и в Казахстане, и в Таджикистане ( возможно, и в Узбекистане).

+При этом по абсолютному размеру казахская контрабанда значительно превышала кыргызскую. Если учесть, что методика казахского таможенного учета товаров не содержала нормы учета товара по весу, то она могла быть больше и по относительному размеру. Обращаем внимание на рост объема импорта из Китая в Казахстан в последние годы. Если коэффициент расхождения импорта зеркальной статистики ранее составлял примерно 1,5 раза, теперь он вырос до 2,5 раза. Это, скорее, связано с действием в Казахстане особых размеров таможенного налога (Казахстан после вступления в ВТО сохранил свои таможенные тарифы, выторгованные у ВТО, тогда как Кыргызстан полностью перешел на российские тарифы). Я не знаю, какова была договоренность в ЕАЭС по вопросу, как противостоять возможному казахскому реэкспорту. Но судя по тому, как наши таможенники хвастаются, что сняли любой контроль на границе с Казахстаном, китайский товар сейчас проникает через Казахстан, который занял прежнее место Кыргызстана в качестве реэкспортёра китайских товаров.

Выше я не случайно говорил об уникальности проведенной журналистами работы. Уникальность ее состоит в том, они вышли на одного из организаторов налаженной сети контрабанды и сети отмывания этих заработанных денег, который очень подробно рассказал, как они это делали, указал на конкретные лица, которые участвовали в рассказываемых им схемах. После этого глупо отрицать наличие контрабанды в нашей стране. Сам факт убийства Саймаити после контакта с журналистами, рассказавшими об этом, и передачи им части документов однозначно доказывает, что эти 700 млн долларов имеют преступное происхождение. Кроме показаний Саймаити участие Матраимова в этих схемах доказывается имуществом, которое обнаружено журналистами в Дубае и в Кыргызстане. Какое еще нужно доказательство, чтобы власти поверили журналистским расследованиям и начали настоящее разбирательство дела?

Сапар Орозбаков, экономист, публицист.

Тексты в рубрике «Мнение» не отражают точку зрения радио «Азаттык».

XS
SM
MD
LG