Ссылки для упрощенного доступа

11 июля 2020, Бишкекское время 16:17

Пути решения приграничных проблем


Иллюстративное фото. Автор фото: Алибек Адылбеков.

На кыргызско-таджикской границе 24 мая вновь звучали выстрелы. Таджикистан сообщил, что с их стороны пострадал пограничник. Обе республики возложили ответственность за конфликт друг на друга. Есть ли пути разрешения приграничных споров, от которых устало местное население, и каковы они?

На эту тему «Азаттык» побеседовал с профессором Ником Мегораном, лектором курса «Политическая география» университета Ньюкасл (Великобритания). С 1995 года он изучает Ферганскую долину, публикуя научные работы на политические и социальные темы по региону, и ежегодно посещает Центральную Азию.

«Азаттык»: Господин Мегоран, в недавней онлайн-дискуссии, вы предложили возможные пути по разрешению приграничных споров, которые периодически возникают между народами Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана из-за пользования водой и землей. Каковы эти пути решения конфликтов, которые стали постоянной головной болью населения приграничья?

Ник Мегоран: Ну, для начала обратимся к истории. В давние времена по отдельности таких стран как Кыргызстан, Узбекистан и Таджикистан в Ферганской долине не существовало. Народ этой местности либо зависел от какого-либо государства или же был под его гнетом. Например, если взять периоды пребывания в составе СССР или же существования под управлением Кокандского ханства. Во времена СССР если и существовали какие-то границы, то они были внутренними. Люди могли спокойно пересекать их, в любое время – когда была на то необходимость, например, по каким-то семейным обстоятельствам или еще по другим причинам.

Но как только эти республики обрели независимость, границы стали государственными. Это случилось не по воле проживавших там граждан. Это было решение, навязанное извне. А учитывая, что люди в этом регионе жили бок о бок столетиями и все у них было взаимосвязано, то эти изменения очень осложнили им быт, перемещение между населенными пунктами стало довольно проблематичным. Особенно пострадали этнические меньшинства, которые проживают вдоль линии границ. У властей новых государств тоже возникла масса проблем, например, по обеспечению ирригации, полива сельскохозяйственных угодий, транспортного сообщения и контактов населения, экономическая составляющая. Образ жизни в Ферганской долине не предназначен для проживания в составе нескольких независимых государств – настолько там между народами все тесно переплетено.

Еще до Советского Союза в регионе естественным образом сформировалась единая экономическая система. И установление внутри всего этого международных границ создало для людей огромные проблемы. И вместо того, чтобы понять это и сотрудничать, создавать общую экономическую зону, главы вновь образованных республик кинулись отстаивать свои границы, тем самым разделяя народ.

Карта анклава Сох.
Карта анклава Сох.

«Азаттык»: С учетом вышеперечисленного можно сказать, что для решения приграничных конфликтов не хватает политической воли руководителей трех стран?

Ник Мегоран: Если вы обратили внимание, заявления президентов этих республик, когда эти страны только получили независимость – того же Аскара Акаева, Ислама Каримова и таджикского лидера – то они были примерно одинаковыми. Все трое подчеркивали, что, мол, между нашими странами никогда не будет границ, мы не будем делить народ, который веками жил бог о бок друг с другом, всю жизнь мы пили воду из одного ручья, выдавали своих дочерей замуж за соседей и брали их девушек замуж, у нас один язык и один менталитет...

Но постепенно, к примеру, Кыргызстан и Узбекистан, стали все больше различаться, выбирая каждый свою макроэкономическую политику, систему государственного устройства. Так, Ташкент установил авторитарное управление, склоняясь к сильной руке государства в вопросах экономики, тогда как Бишкек выбрал свободу рыночной экономики. И в итоге, несмотря на заявления глав двух республик, за границами теперь уже следили строго. Каждая страна региона настроилась на самостоятельное формирование своей экономической системы.

Тут, наверное, будет правильным сказать, что политическая воля оказалась здесь не столь важной, как расхождение в политических приоритетах. Лидеры государств, пытаясь показать себя защитниками рубежей, временами стали скатываться в национализм. И если поначалу такая обособленность объяснялась каким-то личными мотивами, то позже вернуться к изначальным намерениям не хватило политической воли. В последнее время инициативу об укреплении сотрудничества в регионе стал проявлять лидер Узбекистана Шавкат Мирзиеев. Но пока это проявляется лишь в виде намерения, обещаний на будущее, и для претворения их в жизнь должно быть много чего сделано.

«Азаттык»: Мы часто слышим от живущих в приграничных районах людей, которые устали от перестрелок, конфликтов и постоянного пребывания в страхе, что, мол, если бы быстрее определили границы, обозначили их на карте, то и споры прекратились бы. Что для этого должны сделать власти?

Ник Мегоран: Делимитация межгосударственных границ – очень сложный вопрос. В мире полно примеров, когда граничащие друг с другом страны постоянно спорят из-за того, что не могут определить рубежи. Например, США и Канада уже три столетия не могут делимитировать границу между своими странами. Этот процесс начался, когда их территории еще находились в прямом подчинении Великобритании.

Всем известно по международной практике, насколько тяжело идет процесс определения границ. Но мы не видим, что власти стран Ферганской долины пытаются найти какое-то решение в интересах проживающих в регионе людей. Я очень надеюсь, что в будущем границы там постепенно откроются, буду созданы условия, когда люди смогут свободно передвигаться и перемещаться, без каких-либо ограничений. Отсутствие у властей этих стран политической воли говорит о том, что они не понимают повседневных забот жителей приграничья, не знают истории, традиций и судьбы этих народов.

Женщина, требующая открытия границ между Польшей и Германией.
Женщина, требующая открытия границ между Польшей и Германией.

«Азаттык»: В онлайн-дискуссии вы сказали, что «Ферганская долина могла бы использовать как пример путь разрешения приграничного спора Германии и Дании». Что это за опыт?

Ник Мегоран: В XIX веке приграничные споры между Германией и Данией дважды приводили к войнам. Регион Шлезвиг-Хольштайн постоянно переходил к победившей стороне, и там каждый раз сменялась власть. И там так же, как в Ферганской долине, веками жили представители разных народностей. И в период процветания националистических идей в Европе XIX века проживавшие там люди примыкали то к Дании, то к Германии, и каждый раз проливалась кровь, в каждой из двух войн...

И все эти конфликты, столкновения прекратились лишь после Второй мировой войны, когда власти Дании и Западной Германии разрешили немцам и датчанам из этой местности и вокруг говорить на своем родном языке, получать на нем образование в школах и университетах, ходить в своих церкви и работать в той из стран, где они желают.

Поэтому власти стран Ферганской долины могли бы изучить этот опыт, и если бы главы Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана договорились, что представители этнических меньшинств и все остальные в их странах могут свободно выезжать куда хотят, учиться и работать там, где им удобно, то жизнь людей стала бы намного лучше. Я думаю, что если руководители этих трех стран подписали единое соглашение о том, что права всех этносов, проживающих в Ферганской долине, будут защищены, то многие вопросы решились бы.

«Азаттык»: Было бы большим достижением, если власти всех трех государств объявили внутренние границы Ферганской долины демилитаризованной зоной, где не может применяться оружие, не могут производиться выстрелы и так далее… Речь не идет о внешних границах - с тем же Афганистаном, но в случае внутренних границ, возможно, такое решение помогло бы избежать кровопролития в будущем…

Ник Мегоран: Да, это было бы важным шагом. У границ есть правовые функции. Там должны проверяться те, кто переходит через линию, чтобы пресечь какие-то незаконные деяния, например, торговлю людьми. Кроме того, если мы не хотим допустить других каких-то неблаговидных дел, например, контрабанду, транспортировку запрещенных вещей, то власти должны этим заниматься. Но применять оружие против живущих в приграничье людей нельзя. Если жителям приграничных районов разрешили свободно перемещаться между странами, многие вопросы решились бы сами собой.

Конечно, там есть и геополитические проблемы. Как у члена ЕАЭС у Кыргызстана имеются свои обязательства по охране границ. Германия и Дания являются членами НАТО, между ними геополитических проблем нет. Отсутствие у руководителей стран Центральной Азии единства в решении геполитических вопросов влияет на то, что приграничные и другие проблемы в регионе не решаются.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал материала здесь.

XS
SM
MD
LG