Ссылки для упрощенного доступа

20 апреля 2021, Бишкекское время 22:22

«Не надо сразу бежать за оксигенатором». Специалист об ошибках, которые нельзя допускать при COVID-19


Аида Зурдинова. 

Почему при первых симптомах COVID-19 не надо бежать и покупать кислородный концентратор и как принимать антибиотики, если их назначил врач? На эти и другие темы «Азаттык» побеседовал с главным внештатным фармакологом Министерства здравоохранения Аидой Зурдиновой.

«Азаттык»: Что сейчас надо делать тем, кто уже заразился коронавирусом или чувствует какую-то простуду? Что им делать?

Зурдинова: Сейчас у нас эпидемия, и любые признаки, характерные для вирусных заболеваний, конечно, мы рассматриваем с подозрением. Не исключено, что это могут быть другие инфекционные заболевания. Мне звонят пациенты, у которых фолликулярная гнойная ангина. Все параллельно, но в период эпидемии все такие жалобы мы рассматриваем с подозрением на коронавирус. Тем более - вы же видите, какое большое число больных с пневмонией. Раньше в летнее время так много пневмонии не было. Не было и такой большой смертности.

Самое главное, 80% населения у нас все равно переносит COVID-19 в легкой форме. У некоторых вообще нет высокой температуры, у некоторых она субфебрильная – до 38. Могут быть легкие катаральные явления. В этом нет ничего страшного, не надо никуда бежать, искать лаборатории. Мы видим, что тесты, к сожалению, их чувствительность и специфичность недостаточна, чтобы на 100% гарантировать, правильный результат. Поэтому, если первые симптомы только появляются, надо сразу самоизолироваться, соблюдать нормы гигиены, чаще мыть руки, есть и пить из отдельной посуды, находиться в отдельной комнате, чаще проветривать помещение.

Надо соблюдать такие же нормы, как и при вирусных заболеваниях. Если есть температура, надо принимать жаропонижающие – парацетамол, ибупрофен. Надо часто пить теплую воду. У вируса есть такое свойство – он проникает в нас через фермент ангиотензин. Вирус к нему цепляется и проникает в легкие. Этот фермент содержится у нас в легких, он есть также в кишечнике, поэтому у некоторых проявляется диарея, тошнота, рвота может быть. Но большая доля этого фермента содержится в легких.

Вирус повреждает мелкие сосуды в легких, которые снабжают кровью легкие и осуществляют газообмен с альвеолами, в результате это сопровождается кровотечением. Далее срабатывают механизмы свертывания крови - образуются тромбы. Для этого у нас есть другой белок – фибрин, который и составляет основу тромба. Соответственно, на рентгене матовое стекло оттуда и появляется.

«Азаттык»: Как сделать так, чтобы легкая форма не перешла в пневмонию или другое тяжелое состояние?

Зурдинова: Появляются симптомы – насморк, легкий кашель, горло першит… Это не означает сразу постельный режим. Человек должен оставаться дома, нормально питаться, пить достаточно много жидкости. Кровь надо разжижать, потому что вирус сгущает кровь. Поэтому надо больше жидкости. Соответственно, я, например, рекомендую людям старше 20 лет, если нет язвенной болезни или заболеваний крови, использовать банальный аспирин - от 75 до 325 миллиграммов. Любой препарат, который доступен - в целях профилактики. Мы называем его антиагрегант. Не мешает его пропить, от него нет особого вреда. Тем более, он и в положительную сторону сыграет. Не надо лежать - наоборот, надо двигаться. Сколько жидкости теряем, столько должны использовать. Ходить по комнате, делать дыхательные упражнения, можно делать легкие упражнения без силовой нагрузки. Если за собой следить, состояние не перейдет в средней тяжести.

Если присутствует сухой кашель, если он мешает человеку говорить или спать ночью, то надо, конечно, принимать таблетки от кашля, лучше растительного происхождения - либексин, каделак. Эти простые растительные препараты хорошо снимают симптом, также хороши обильное питье, бульоны.

«Азаттык»: А теперь по поводу противовирусных. Стоит их принимать на начальной стадии?

Зурдинова: Противовирусных препаратов на рынке очень много - которые противовирусные в кавычках. Это всякие интерфероны, арбидолы, ингавирин. Это группа достаточна большая, но на сегодняшний день мы не имеем доказательств того, что они эффективны при этих заболеваниях. При вирусе они не эффективны, а тем более при COVID-19… Хотите эффект плацебо и вам не жалко дененег - ради бога, это выбор каждого человека. Даже умудряются в инструкциях, показаниях написать «от коронавируса». Пользуясь ситуацией, они пытаются продвинуть свой товар. Это агрессивный маркетинг, я считаю.

«Азаттык»: Скажем, у человека пневмония. Поскольку сейчас нет мест в больницах, многие лечатся дома. Что им принимать? Недавно, например, уважаемый академик сказал, что с первого дня надо принимать антибиотики.

Зурдинова: Я категорически против. Из-за занятости (я занимаюсь алгоритмами)не могу ему ответить. На самом деле это неправильно. Для того, чтобы знать, как четко лечить, надо для начала патогенез знать. Этиология известна, и мы не можем этот вирус убить, потому что препаратов нет, они все экспериментальные, все изучается. Доказанного ничего нет. Хорошо изучен патогенез заболевания, он образует, повышает тромбообразование. Риск развития тромбоэмболии легочной артерии у больных повышен. Поэтому самая основная терапия, на которую сейчас должен быть сделан упор – это антикоагулянты. Соответственно, и антиагреганты. Антибиотики мы рассматриваем только в случаях, если пациенты 5-7 дней температурят.

«Азаттык»: Какая должна быть температура, чтобы насторожиться?

Зурдинова: 37,5 – это субфебрильная температура. Организм борется, вырабатывает какие-то вещества для борьбы с вирусом. Если побольше жидкости пить, такая температура снизится. Повышенной температурой для взрослого населения считается 38,5 градуса. У детей и пожилых людей повышенной считается 38 и выше. Такую температуру надо сбивать. До этой границы температуру сбивать не надо. Самое главное – больше пить.

«Азаттык»: А когда применять антибиотики?

Зурдинова: Если у взрослых 38,5, а у детей и пожилых держится пять дней выше 38, то поднимается, то опускается, если пациент чувствует, что у него усилился кашель, появилось чувство нехватки воздуха, мы можем рассмотреть антибиотики. И то перорально. То есть те, которые мы можем пить. А у нас сразу делают внутривенно, внутримышечно. На дому это вообще не приветствуется.

Сейчас дневные стационары открыли, там тоже не надо капать. В полевых условиях - после того как проверят, есть у пациента аллергия или нет. Не дай бог, будет еще анафилактический шок. Когда вещаешь на всю страну, тем более травматолог, нельзя говорить, что антибиотики - в первую очередь. Я спорю с врачами. Это не внебольничная пневмония. Когда мы говорим, что внебольничная, значит, есть бактерия – пневмоккок, гемофильная палочка. Но в данном случае идет вирусная пневмония. Если посмотреть компьютерную томографию и рентген этих людей - у всех есть полисигментарное матовое стекло. Это говорит о том, что вирусная. Почему мы говорим, что после 5-7 дней мы рассматриваем антибиотики? Потому что к вирусной инфекции у людей, которые имеют сопутствующие заболевания, особенно сахарный диабет, астму, хроническую обструктивную болезнь легких, может присоединиться бактериальная флора. А выписывать всем с первого дня – не правильно. Этот антибиотик вирус не убьет.

«Азаттык»: Каким антибиотиком лечат?

Зурдинова: Наше самое больное место – антибиотики. Да и бог с ними, они всегда у нас на рынке были, никуда они не делись. Но самое обидное то, что наши академики будут так говорить, а люди им верить, появляются разночтения. Инфекционисты говорят, что основное – это антикоагулянты, а антибиотики - это второй план лечения. Соответственно, если послушать, сейчас пойдет волна самоназначений. Поэтому я всегда против того, чтобы озвучивать антибиотики, потому что это уже врач прописывает. У нас в алгоритмах все четко прописано, с чего начинать.

«Азаттык»: Проблема в том, что многие не могут обратиться в больницу. Им даже не с кем посоветоваться.

Зурдинова: Они как делают? Они слышат, что надо уколы делать. У нас всех в голове еще стереотип советского времени сидит: только уколы, они лучше помогают. Уколы помогают в том случае, если пациент не может пить и есть, у него сильная интоксикация. В данном случае мы можем в первые два-три дня, это есть и в международной практике, применить ступенчатую терапию: два-три дня колешь внутривенно, а потом переходишь на пероральный путь. Это самый безопасный метод.

Любой специалист скажет, что есть протокол, по нему и надо лечить. Если протокол не работает, можно рассмотреть какой-то индивидуальный подход. Потому что протокол же для общей популяции пишется, не для конкретного пациента. Я людям посоветовала бы: если вы начинаете антибиотики, если 5-7 дней, то они обязательно должны быть пероральными. То есть, их надо пить. И надо всегда начинать с самого простого. Это обычные пенициллины. То есть, это амоксициллин и ампициллин, который вообще не всасывается и будет больше выводиться.

Обязательно, когда назначается антибиотик, мы спрашиваем у пациента, какой антибиотик он в последнее время использовал. Это обязательно. Я, например, своим пациентам говорю, чтобы они записывали. Они ведут дневники. Он записывает, когда ему назначали антибиотик, как долго он его принимал. Это важно. У отдельных бактерий к нему чувствительность восстановится через какой-то определенный период. Поэтому обязательно должен назначать врач. Поэтому надо не полениться и спросить, какой антибиотик в последний раз использовали, сколько дней, от какого заболевания. В зависимости от этого делается выбор. А у нас как? Сами покупают антибиотики и пьют 5-7 дней, ждут эффекта. Нет, если через три дня температура не снизилась, вы чувствуете, что вам хуже стало, либо вам не стало лучше, это говорит о том, что антибиотик не сработал, надо менять на другой антибиотик. И то же самое по второму. Подход должен быть такой. Часть пациентов делали себе капельницы дексаметазона, химсмеси 6-7 дней, эффекта нет. Эти препараты даже усугубили состояние. Они поступают в таком состоянии и говорят, что им врач назначил. Что я могу сказать: неправильно назначил! Наш минус в том, что мы не всех обучили, мы запаздываем.

«Азаттык»: Сейчас все ищут кислородные концентраторы, подушки. Как их использовать и можно ли использовать в домашних условиях?

Зурдинова: Оксигенаторы – это экстренная помощь. Есть определенные пациенты - с хроническим легочным фиброзом, у которых легкие не могут выполнять свою функцию газообмена, насыщать нашу кровь кислородом. Есть пациенты, которые всю жизнь таким аппаратом пользуются. Есть отдельные заболевания, при которых нужны эти аппараты. Конечно, дома его можно использовать, но в данном случае, на волне паники, не надо его покупать. Есть свои показания. Например, если вы задаете вопросы человеку, а он невпопад отвечает. Или у него были случаи потери равновесия, или какое-то психоэмоциональное возбуждение. Тогда подозреваем, что у человека была гипоксия. В данном случае, если пациент состояния средней тяжести и у него есть гипоксия, и домашние условия позволяют вести этого пациента, почему бы и нет, учитывая, какая загруженность. Но ими пользоваться нужно под наблюдением, не просто так – взял и дышишь.

Смотреть комментарии (9)

Не допускаются комментарии, содержащие элементы агитации или антиагитации, унижающие честь и достоинство личности, элементы разжигания розни, угрозы и нецензурную брань публиковаться не будут. Просьба следовать правилам форума.
"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).

XS
SM
MD
LG