Ссылки для упрощенного доступа

25 января 2021, Бишкекское время 10:56

«Революция из тюрьмы». Как соцсети в Кыргызстане стали главным рупором политиков


Адахан Мадумаров, Садыр Жапаров и Сыймык Жапыкеев. Коллаж.

Садыр Жапаров в интервью российскому изданию «Коммерсантъ» заявил, что «сделал революцию из тюрьмы». Он пояснил, что создавая группы в социальных сетях и мессенджерах, «за три с половиной года до всего народа дошел».

Активный в Интернете Жапаров

Беседа с Садыром Жапаровым, который лидирует на досрочных президентских выборах в Кыргызстане, была опубликована на страницах «Коммерсантъ» 11 января.

Комментируя ситуацию в стране, он констатирует, что «до сегодняшнего дня … чиновники наверху занимались чехардой», но тут же заверяет, что отныне такого не будет. «Уничтожим коррупцию, уберем забюрократизированность. Хватит у нас на это воли», ‒ обещает политик.

Ответил Садыр Жапаров и на вопросы о прошедших в октябре 2020 года событиях, в ходе которых вышел на свободу из тюремного заключения. В частности, журналисты напоминают, что «еще четыре месяца назад» он был за решеткой, а теперь беседа с ним протекает в президентской резиденции. «Раскройте секрет головокружительной карьеры», ‒ просят они.

В ответ без пяти минут глава Кыргызстана признается, что «к этому мы долго шли, и достигли не за четыре месяца, а за десять лет ‒ с 2010 года шла работа».

Садыр Жапаров.
Садыр Жапаров.

Садыр Жапаров: В 2017 году меня второй раз закрыли, чтобы я, во-первых, не смог участвовать в президентских выборах, а во-вторых, не поднимал тему Кумтора. Но я просто так не сидел в тюрьме, а через соцсети работал с народом.

«Коммерсантъ»: Это можно было делать в тюрьме?

Садыр Жапаров: По закону нельзя, но мы нашли выход. Три с половиной года я напрямую связывался с простым народом. Создавал группы в «Одноклассниках», в Facebook, в Instagram. Я собрал контакты людей в WhatsApp и создал там более 50 групп ‒ одна группа вмещает 256 контактов. Через эти группы я распространял информацию про Кумтор, про мою работу. Так я за три с половиной года до всего народа дошел. В тюрьме ты 24 часа в сутки свободный человек: свободное время есть. Вот таким образом я сделал революцию из тюрьмы.

О своей активности в социальных сетях и мессенджерах Садыр Жапаров впервые рассказал на публике 14 октября, когда его назначали на пост премьер-министра:

‒ У меня в телефоне более 10 тысяч контактов, в WhatsApp’е ‒ более 50 групп. Я получил сообщения от более чем 10 тысяч человек. Но так как телефона сейчас у меня рядом нет, то ответить им я не могу. Сейчас не то, что отвечать на сообщения, поспать времени нет. Последние 10 дней я вообще не отдыхал. Помощник мне зачитал сообщения, вроде, «как стал премьер-министром, теперь и внимания не обращаешь». Поймите меня правильно. Как только наладится работа, начну отвечать.

Кстати, в мессенджере WhatsApp групп, поддерживающих Садыра Жапарова, во время президентских выборов стало еще больше. В «Инстаграме» у аккаунта, который считается официальной страницей Садыра Жапарова, имеется 225 тысяч подписчиков. Во время выборов там появлялись публикации о его агитационной кампании. Правда процедуру верификации этот профиль не проходил. Но когда он был премьер-министром, то его пресс-секретарь заверял, что страницы в «Инстаграме» и «Фейсбуке» являются аккаунтами Садыра Жапарова.

А вообще, в «Инстаграме» можно найти более 50 профилей, открытых от имени или в поддержку этого политика. Есть подобные группы и в «Фейсбуке», одна из них к примеру насчитывает более 170 тысяч участников.

Новые способы работы с аудиторией

Журналист Ибраим Нуракун уулу, который в ходе президентских выборов организовывал в соцсетях прямые эфиры с кандидатами на пост главы государства, поделился своим мнением по поводу активности Садыра Жапарова в Интернете:

Ибраим Нуракун уулу.
Ибраим Нуракун уулу.

‒ Ни один депутат, политик или партия, будучи на свободе, в отличие от Садыра Жапарова не смогли так активно отработать в социальных сетях и мессенджерах, как он. Они все зарылись головой в песок и тем самым потеряли связь с народом. А Садыр Жапаров и другие вроде него политики воспользовались этим вакуумом. Конечно, отставшие от него могут начать наверстывать упущенное, но делать им это надо самостоятельно, не привлекая фейк-аккаунты, нанятых журналистов или блогеров. Если они будут выступать от своего имени и постоянно поддерживать коммуникацию с каждым читателем, тогда и сторонников у них прибавится. На этих президентских выборах и состоятельные, и образованные кандидаты набрали от двух до 20 тысяч голосов избирателей. Это показатель того, как они отдалились от населения.

Садыр Жапаров, как известно, активно общался с подписчиками в соцсетях еще до своего приезда в Кыргызстан в 2017 году. И на своих виртуальных страницах он публиковал ответы оппонентам в ходе недавней выборной кампании.

Специалист по политическому пиару Азим Азимов отмечает, что в век информационных технологий политикам важно быть всегда на прямой связи с гражданами и усиливать коммуникацию со своими избирателями. По его словам, чиновники, которые избегают журналистов и стараются общаться через посредников, быстро забываются обществом:

Азим Азимов.
Азим Азимов.

‒ Победа того же Дональда Трампа на президентских выборах многими объясняется его активностью в социальных сетях и публикациями на небольших информационных сайтах. К примеру, у того же Сооронбая Жээнбекова, когда он был президентом, имелись все возможности и доступ к госканалам, информационным агентствам. Но он, видимо, любил только «Биринчи радио». И только в его эфире отвечал на вопросы, давал интервью. Но мы видим, что традиционные медиа уже не так полезны для политиков. На сегодняшний день им надо напрямую общаться со своими сторонниками, чтобы добиться успеха.

Среди политиков Кыргызстана, которые активно работают в соцсетях, выделяется и лидер партии «Бутун Кыргызстан» Адахан Мадумаров. В двух группах, которые открыты от его имени в «Фейсбуке», насчитывается от 12 до 21 тысячи человек. Помимо этого у него имеется канал «АКМ пресс» на YouTube, где он иногда публикует видеоинтервью с различными общественными и политическими деятелями, памятуя о своем журналистском прошлом.

А вот в «Инстаграме» у его страницы всего 67 тысяч подписчиков, что меньше, чем у Садыра Жапарова. Кроме того, у него не так много групп поддержки в этой соцсети.

Политолог Айболот Айдосов называет относительно новым явлением активность в Интернете уже зрелых политиков:

Айболот Айдосов.
Айболот Айдосов.

‒ Мы наблюдаем этот феномен не только в Кыргызстане, но и во всем мире. Это следствие того, как Интернет, в том числе соцсети, влияют на нашу жизнь. А теперь еще и на политику. К примеру, таким образом кыргызстанцы недавно узнали о таком человеке, как Сыймык Жапыкеев. Просто делясь в «Фейсбуке» своими мыслями с аудиторией, он склонил на свою сторону многих. Его заявления в какой-то степени имели отношение и к октябрьским событиям, а впоследствии он возглавил финансовую полицию. И даже сейчас, будучи в больнице, он продолжает общаться со своими подписчиками. Недавно появился еще и некий Медер Алиев, за короткое время набравший популярность. Его выступления в ходе конституционного совещания тиражируются в соцсетях, они вызвали такой ажиотаж, какого раньше не было ни у одного молодого политика.

Бывший депутат парламента Бектур Асанов – один из тех политиков, кто побывал за решеткой. У него нет сомнений насчет того, что Садыр Жапаров мог, будучи в заключении, расширить армию своих сторонников. Но, считает он, акции протеста в октябре 2020 года, которые привели к смене власти, организовывали не сторонники Жапарова. Он также признал, что иметь телефоны в заключении противозаконно, но многие осужденные это правило нарушают:

‒ Там все пользуются связью. Хотя по закону и нельзя, хотя проверки проводятся постоянно. Но искоренить это невозможно. Там, где есть коррупция, законы не работают. Есть страны, где пользование телефонами в заключении разрешено. Но Садыр Жапаров после революции, конечно, превратился в героя.

А что с YouTube-каналами?

Специалисты, отслеживающие тренды общественного мнения в Интернете, признают, что в Кыргызстане с обострением политической ситуации, на позицию пользователей соцсетей стараются влиять «фейки» и «тролли», которые искажают информацию, провоцируют людей и так далее. Кроме того, отдельного внимания заслуживают и популярные YouTube-каналы кыргызскоязычного сегмента, которые славятся своими заголовками вроде «Шок!», «Сенсация!», «Срочно к просмотру!».

Проживающий в ОАЭ инженер Ажымурат Орозалиев провел свой небольшой анализ по таким страницам на портале YouTube, которые были открыты за последние три года. В итоге он пришел к выводу о том, что создатели этих каналов фактически самоустранились от ответственности за контент:

‒ Эти страницы, как выяснилось, курируются нашими соотечественниками, проживающими в России. Причем и видеозаписи ведь не их авторства. Они просто скачивают их везде, в общем никакой ответственности. Так как хозяева профилей скрыты, то и подать в суд никто не может. И подобным распространением слухов и непроверенной информации занимается около 20 YouTube-каналов. Их цель – получение прибыли с рекламы и, возможно, сотрудничество с кем-то из политиков. Ведь каждое их видео в среднем просматривает от 50 до 100 тысяч человек. Борьба с фейковой информацией стала проблемой во всем мире. Но большинство пользователей пока не умеют различать достоверную и проверенную информацию от лжи.

По информации консалтинговой компании «Светлана Марголис» на июнь 2020 года, в Кыргызстане «Фейсбуком» пользуются 710 тысяч человек, а в «Инстаграме» зарегистрировано почти 2,5 млн кыргызстанцев.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

Смотреть комментарии (1)

Не допускаются комментарии, содержащие элементы агитации или антиагитации, унижающие честь и достоинство личности, элементы разжигания розни, угрозы и нецензурную брань публиковаться не будут. Просьба следовать правилам форума.

XS
SM
MD
LG