Ссылки для упрощенного доступа

27 сентября 2021, Бишкекское время 20:01

«Разве не лучше умереть, чем пережить такое?» На процессе в Лондоне казахи рассказали о пытках в китайских «лагерях»


Сотрудники китайской полиции на улицах Кашгара, города в Синьцзяне

На процессе в Лондоне, который получил название «уйгурский трибунал», — в суде разбирают притеснения мусульман в Синьцзяне — со свидетельскими показаниями выступили несколько этнических казахов. Они рассказали шокирующие детали пребывания в «лагерях политического перевоспитания» на северо-западе Китая.

СВИДЕТЕЛЬСТВА БЫВШИХ УЗНИКОВ

В суде в британской столице продолжается судебный процесс, на котором рассматривают дискриминационную политику Китая по отношению к уйгурам, казахам, кыргызам и другим коренным тюркоязычным народам Синьцзяна, исповедующим в основном ислам. На слушаниях 12 сентября в Лондоне показания дали несколько этнических казахов. Это уроженцы Китая, которые после выхода из «лагерей» сумели перебраться в Казахстан и вскоре раскрыли информацию о пребывании в стенах закрытых учреждений и применении там пыток.

Бакытали Нур рассказал, что его задержали в 2017 году и вскоре отправили в «лагерь политического перевоспитания». Основанием назвали «посещение страны из списка террористических 24 государств» (под этой страной подразумевался Казахстан, историческая родина Нура). По словам свидетеля, китайская полиция заставила его жену сделать аборт, когда она была на шестом месяце беременности.

Бакытали Нур вытирает слезы во время дачи показаний в британском суде. 12 сентября 2021 года
Бакытали Нур вытирает слезы во время дачи показаний в британском суде. 12 сентября 2021 года

Основываясь на информации, изложенной в его письменном заявлении, эксперты опросили Нура о пытках в отношении молодого мужчины уйгурского происхождения, который содержался вместе с ним в закрытом учреждении.

— Однажды этого парня забрали из камеры в половине первого ночи и привели четыре дня спустя. У него отнялись руки. На следующий день начальник [учреждения] — китайский работник — сказал мне: «Бакытали, у этого парня не работают обе руки, поэтому ты будешь водить его в туалет и кормить его». Так я помогал ему принимать пищу и справлять нужду. Там, где мы находились, были камеры [видеонаблюдения] и мы не могли разговаривать друг с другом. Поговорить удавалось только в туалете. Помогая этому парню, я спросил его, куда его забирали. Он ответил: «Меня привезли в неизвестное мне место и держали там четыре дня подвешенным за руки. Сначала мои ступни не касались пола, но четыре дня спустя мои сухожилия растянулись и ступни коснулись земли. После этого мои руки перестали работать». «Бакытали, приподними мою рубашку», — сказал он. Когда я приподнял ее, то увидел, что всюду на теле у него следы от ударов электрошокером. Тогда парень сказал: «Разве не лучше умереть, чем пережить такое? Что я такого совершил?» Вся его вина заключается в том, что с друзьями он пошел на «мешреб» (так называют у уйгуров совместное общение и времяпрепровождение. — Ред.). Его пытали, требуя «признать вину» и «рассказать, о чем говорили "террористы"», — сказал Бакытали Нур в суде. В его глазах стояли слезы.

Другой свидетель, Орынбек Коксебек, который пробыл в «лагере» 125 дней, говорит, что после освобождения его на протяжении двух месяцев держали под домашним арестом.

— Меня посадили в тюрьму за незнание китайского и за то, что я являюсь гражданином Казахстана. Я не могу описать словами то, каким образом меня пытали, — сказал Орынбек Коксебек. Он добавил, что после возвращения в Казахстан получал угрозы от неизвестных.

Бывший узник закрытого учреждения в Китае Орынбек Коксебек
Бывший узник закрытого учреждения в Китае Орынбек Коксебек

В интервью Азаттыку в 2018 году Коксебек говорил, что его неделями держали в наручниках в «лагере» и китайские надзиратели «бросили его в глубокий колодец и поливали ледяной водой, он терял сознание».

Еще один бывший узник «лагеря», Ербакыт Отарбай, тоже выступил с показаниями в Лондоне. Он сказал, что помещенных в закрытое учреждение «кормили едой, которую не станут есть даже бездомные собаки». Когда узники выражали протест, их избивали в комнате, где не было камер видеонаблюдения, которыми напичкан «лагерь», свидетельствовал Отарбай.

В разговоре с Азаттыком в ноябре прошлого года он рассказал, что провел 98 дней в китайской тюрьме, около полутора лет в «лагере политического перевоспитания» и полгода — под домашним арестом.

По словам Отарбая, он «стал нетрудоспособным» и не может иметь детей. Бесплодие медики связывают с воспалительным заболеванием, которое, как считает Отарбай, стало следствием содержания в суровых условиях в китайских застенках.

ПРОЦЕСС В ЛОНДОНЕ НА ФОНЕ ЗАЯВЛЕНИЙ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ГРУПП

Вторая серия слушаний в Лондоне по делу о преследовании уйгуров, казахов, кыргызов и других тюркоязычных народов в Синьцзяне началась 10 сентября. Первая состоялась в июне 2021 года.

Судебный процесс, который международные СМИ называют «уйгурским трибуналом», изучает доказательства преследования тюркоязычных мусульман Китаем и оценивает действия Пекина в соответствии с Конвенцией о геноциде. Комиссия под председательством британского юриста Джеффри Найса в эти дни заслушивает показания свидетелей, ученых и экспертов.

По сообщениям британских СМИ, суд не имеет юридической силы, но его организаторы надеются, что процесс даст оценку политике Китая по преследованию тюркоязычных мусульман.

В интервью Sky News председатель комиссии Джеффри Найс заявил: «Мы просто посмотрим на факты, рассмотрим закон и посмотрим, что было доказано». По его словам, китайских чиновников неоднократно приглашали на слушания, но ответа не последовало.

Правительство Китая ранее подвергало слушания резкой критике. Как сообщает Sky News, перед вторым слушанием на пресс-конференции в Пекине посол Китая в Великобритании Чжэн Чжэгуань назвал этот процесс «политической манипуляцией», направленной на дискредитацию Китая. Пекин категорически отвергает обвинения в свой адрес и осуждает шаги стран Запада, которые называют проводимую Китаем политику «геноцидом». Китай считает действия в Синьцзяне «внутренним делом» и «борьбой с экстремизмом», а лагеря — «центрами профессионального обучения».

Правозащитная организация Amnesty International в июне этого года заявила, что коренные этносы Синьцзяна сталкиваются с «систематическими, организованными государством массовыми тюремными заключениями, пытками и преследованиями», которые равносильны преступлениям против человечности. Организация считает, что власти Китая стремятся «насильственно насадить светскую, однородную китайскую нацию и идеалы коммунистической партии».

«Под прикрытием борьбы с "терроризмом" китайские власти подвергли сотни тысяч мужчин и женщин из числа мусульманских меньшинств "массовому интернированию и пыткам", а миллионы других — "систематическому массовому наблюдению", чтобы создать в Синьцзяне "антиутопический ад небывалых масштабов"» — так происходящее описала генеральный секретарь Amnesty International Агнес Калламар.

В апреле Human Rights Watch представила отчет, в котором говорится, что притеснения мусульман в Синьцзяне достигли «беспрецедентного уровня»: в дополнение к уже используемым методам, таким как массовые аресты и ограничение на исповедание ислама, правозащитники зафиксировали усиление принудительного труда, слежки и незаконного разлучения детей с их семьями.

Государственные СМИ Китая в ответ пытаются продвигать контент о «счастливой жизни» в Синьцзяне. Недавно газета «Жэньминь жибао» — рупор Компартии Китая — начала издавать онлайн-страницу на казахском языке, рассчитанную на аудиторию внутри Казахстана. Среди ее публикаций есть материалы, рассказывающие о «благополучии» в провинции на северо-западе Китая.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG