Ссылки для упрощенного доступа

4 марта 2024, Бишкекское время 12:13

«Людей спрессовало как в консервной банке, среди них оказался мой брат». Очевидица об аварии в Ульяновской области


Попавший в ДТП микроавтобус.
Попавший в ДТП микроавтобус.

Карима Кочорова оказалась свидетелем страшного ДТП, которое произошло 21 августа в Ульяновской области России и унесло жизни 16 человек. Сама она уже несколько лет работает в Москве и говорит, что не ожидала увидеть в том микроавтобусе погибшего вместе с другими пассажирами своего двоюродного брата.

В интервью «Азаттыку» она рассказала о том, что видела собственными глазами на месте автокатастрофы.

«Азаттык»: Карима, вы стали одной из первых, кто оказался на месте трагедии и оказывал помощь пострадавшим. Расскажите, пожалуйста, об этом.

Карима Кочорова: Мы с семьей выехали в Кыргызстан. Когда приехали в Ульяновскую область, оказались в очень большой пробке на дороге. Потом увидели, как внедорожники проезжают по объездной трассе, и тоже решили воспользоваться этой дорогой, поехали вслед за ними. Тут стали появляться первые сообщения о том, что произошла авария. И мы как раз остановились в том месте, где столкнулись машины. Муж остановил нашу машину и сказал, что пойдет разузнать в чем дело. Мы еще не вышли из машины, как услышали, что стоявшие там в очереди русские, узбеки начали говорить, что, мол, это, оказывается, кыргызы.

Муж вернулся и сразу стал расспрашивать меня о моем двоюродном брате, уточнять на какой машине тот отправился в путь. Я без задней мысли сказала, что, вроде, тот выехал в пятницу. Но все равно начала беспокоиться и обзванивать тех, кто обычно организовывал поездки мигрантов к границе и обратно. Потому что после того, как ввели новые правила, что надо выехать из страны и вновь въехать, многие наши соотечественники стали пользоваться такими услугами.

Отправляа фотографии своего двоюродного брата и спрашивать, видел ли его кто-нибудь. Все говорили, что не знают его, не видели. В итоге, я не выдержала и пошла к той машине, которую зажало между фурами. Страшно об этом говорить, но людей там спрессовало как в консервной банке… Я искала брата, отправляла сообщения сотрудникам посольства, а он оказался среди погибших…

«Азаттык»: Как ваш брат оказался в числе пассажиров того буса?

Карима Кочорова: Мой двоюродный брат - Акылбек уулу Майрамбек, в декабре ему должно было исполниться 25 лет. Он был старшим сыном моего дяди, родом из Кадамжая. Не успел обзавестись семьей… В жизни никого не обидел, очень мягкий был человек. В России он работал легально, состоял на [миграционном] учете. За последние пять лет не ездил в Кыргызстан. По профессии был сварщиком. Окончил обучение в России и здесь же работал. В последний раз, когда мы общались, я спросила его, по своей ли профессии он работает. Он мне ответил: «По профессии, не волнуйтесь».

В Москве он жил вместе с родителями. После аварии мы отправили тетю домой. А мой дядя вернулся на родину спецбортом, который привез в Кыргызстан тела погибших. Вот такая судьба… Большинство погибших – молодые, самому старшему было 46 лет.

«Азаттык»: Все они возвращались уже после того, как съездили к границе с Казахстаном? Как произошла эта трагедия?

Карима Кочорова: Они въехали в Казахстан и оттуда перешли вернулись на территорию России, то есть пересекли границу. А мы ехали, получается, навстречу им. На дороге, по которой мы ехали, проводили ремонтные работы, там была огромная пробка. В очереди стояла и грузовая фура. За ней остановился микроавтобус «Мерседес-Бенц Спринтер», в котором ехали наши соотечественники. И в это время в бусик сзади на полной скорости врезался другой большегруз. Причем не видно, чтобы он пытался как-то остановиться, нет тормозного пути. Сейчас рассматриваются две версии. Или водитель этой фуры уснул за рулем, или ему стало очень плохо с сердцем. Все говорят, что он не пытался остановить машину. Он ехал со скоростью 60 километров в час, но на тормоз не нажал. Я говорила почти со всеми сотрудниками полиции, которые в тот момент были на месте происшествия, и они все выдвинули эту версию. Водитель большегруза тоже погиб. Так мне сказали полицейские и спасатели, которые были на месте ДТП.

«Азаттык»: В последнее время много обсуждают, что из-за новых миграционных правил в России иностранным гражданам приходится выезжать и вновь въезжать в страну. При этом появляются видео с очередями на границах. Какая там обстановка на самом деле?

Карима Кочорова: Действительно так. Мой двоюродный брат отправился к границе именно по этой причине. Если его прежняя регистрация по имеющемуся юридическому адресу была бы признана действительной, ему и не пришлось никуда ехать. Потому что все, кто работает официально по трудовому договору, могли бы и так продлить свою регистрацию. До последнего времени действовали именно такие правила.

Но когда появились изменения начался переполох среди кыргызстанцев: до 3 сентября обязательно надо оформить этот выезд/въезд. Кроме того, с июня все те, кто состоял на учете по юридическому адресу, перестали показываться в базе. К примеру, моих детей не смогли найти [в базе]. И объяснили мне это тем, что мы состоим на учете по юридическому адресу. Но ведь граждане России [которые сдают квартиры] не готовы нас регистрировать по своим домашним адресам. Вот почему мы вынуждены оформлять регистрацию по другим адресам.

«Азаттык»: Вы говорите о своего рода панике среди наших соотечественников в связи с новыми правилами. А официальные органы, то же посольство Кыргызстана в России, проводили достаточную информационную работу?

Карима Кочорова: Они могли бы пораньше решить эту проблему. Отвечающие за этот вопрос ведомства должны были предоставить точную информацию. А то сначала говорят одно, на следующий день - уже другое. В итоге люди запутались и не знали, что им делать. К примеру, некоторые из тех, кто попал в это ДТП, возможно, состоял в общей базе. Потому что я видела тех, кто имел регистрацию, но все равно выезжал на границу для оформления этого выезда-въезда. Кого-то я остановила. Но посольство не смогло предоставить полной информации по этому вопросу. Я, конечно, не хочу никого обвинять в чьей-то смерти. Но можно было это предотвратить, если бы соответствующие чиновники выступили и сказали, что те, у кого действительная регистрация, могут не ездить на границу.

Когда я спросила у тех, кто организует эти поездки к границе, сколько примерно человек в день они отправляют, мне ответили, что точной информации нет, но очень много. Моя коллега съездила на границу и простояла там в очереди сутки.

Я хотела бы обратиться к властям: если такое происходит, пусть создадут условия, чтобы кыргызстанцам не пришлось выезжать на заработки. Если же не получается, и они отправляют граждан работать, то пусть позаботятся о приемлемых условиях. Посольство я тоже не могу обвинять, раньше и того хуже было. Они стараются сейчас оказать помощь в этой трагедии, доставили тела погибших на родину.

В то же время хочу сказать, что раньше за молодых людей до 25 лет несли ответственность родители. А сейчас молодежь и младше уже работает, обеспечивает свои семьи и фактически несет ответственность за своих родителей. Что это такое? Возможно, кто-то осудит меня, но я призвала бы родителей взять на себя ответственность за своих детей. Или же все идет к тому, что скоро власти введут ограничения на выезд молодых людей за границу.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал здесь.

  • 16x9 Image

    Бакыт Асанов

    Директор "Азаттык Медиа". В 2011 году закончил факультет коммуникаций Кыргызско-Турецкого университета "Манас". С 2011 года сотрудничает с радио "Азаттык". 
     

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG