Ссылки для упрощенного доступа

25 мая 2024, Бишкекское время 01:10

Страны ЦА нарастили импорт из Европы и экспорт в Россию. Представитель ЕБРР – о тенденции и подводных камнях


Визуализация экспорта стран Центральной Азии в Россию.
Визуализация экспорта стран Центральной Азии в Россию.

Согласно февральскому анализу Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), посредническая торговля через ряд соседних с Россией стран может использоваться ею для обхода экономических санкций. По данным банка, в прошлом году у Кыргызстана, Армении и Казахстана существенно вырос импорт из западных стран, вместе с этим у этих стран вырос экспорт в Россию.

Александр Плеханов.
Александр Плеханов.

Этот рост совпадает с более чем 50-процентным падением экспорта ЕС, США и Великобритании в Россию по сравнению со средним показателем 2017-2019 годов. Один из авторов доклада, директор ЕБРР по глобальной экономике и вопросам развития Александр Плеханов объяснил причины таких тенденций.

«Азаттык»: Недавно экономисты Европейского банка реконструкции и развития опубликовали доклад под названием «Евразийский круговорот: торговые потоки в Россию через Кавказ и Центральную Азию». В нем говорится, что посредническая торговля через ряд соседних с Россией стран может использоваться для обхода экономических санкций. Скажите, какие факты или тенденции дают вам основания делать вывод, что Россия может обходить санкции с помощью стран Кавказа и Центральной Азии?

Плеханов: Мы начали заниматься этим исследованием в прошлом году. Два или три раза в год мы делаем экономические прогнозы по всем странам, где работает Европейский банк реконструкции и развития. И в тот момент, когда были наложены экономические санкции [на Россию], в марте 2022 года, очень мало кто прогнозировал, или практически никто не прогнозировал позитивную динамику в странах Кавказа и Центральной Азии. По мере того, как 2022 год развивался, темпы роста [импорта и экспорта] в этих странах намного превысили ожидания.

Это были страны, в которых национальная валюта укреплялась по отношению к американскому доллару в то время, когда практически нигде такого роста не наблюдалось. И мы стали смотреть на причины этого экономического развития. И пришли к выводу, что одна из причин - это сильное увеличение торговли, которая идет через эти страны. Мы стали смотреть на официальные данные по импорту из Европы, Соединенных Штатов, Великобритании, Китая, Турции и других стран. И мы видим значительный рост - в некоторых случаях в разы - относительно базовых величин 2017-2021 годов в долларовом выражении, даже с учетом инфляции.

В принципе, эта дополнительная торговля, которая идет в эти страны из Великобритании, Соединенных Штатов и Европейского союза, относительно уменьшения торговли этих стран c Россией - это небольшая величина. Но относительно ВВП стран, которые участвуют в этой посреднической торговле - Кыргызстана, Армении и других - это может быть очень большая цифра.

Если вкратце ответить на этот вопрос - мы смотрим на официальные данные, которые страны предоставляют в UN Comtrade относительно экспорта в Россию, в Центральную Азию, на Кавказ и в другие страны мира. Мы увидели сильное увеличение экспорта. И этот экспорт сильно увеличился по тем товарам, по которым хотя бы частично наложены санкции на экспорт из Евросоюза в Россию.

«Азаттык»: Вы сказали и в документе ЕБРР тоже утверждается, что торговый поток в Россию из других стран ЕАЭС заметно увеличился по товарным группам, которые хотя бы частично подпадают под санкции, и по товарам, схожим с санкционными. О каких товарах речь идет?

Плеханов: В принципе это очень длинный список товаров, которые покрывают все части товарной номенклатуры. Это товары, которые попали под санкции или похожи на те, которые попали под санкции. Мы видим эти тенденции по очень широкой массе продукции. Это могут быть компьютеры, легковые автомобили, это могут быть комбайны, тракторы, одежда, это могут быть запчасти для стиральных машин, краски и т.д. Но если мы посмотрим на группы товаров в нашем статистическом анализе, через эти страны, в первую очередь, идут товары потребительского спроса. Список этих товаров очень длинный. После [объявления] девятого пакета санкций Евросоюза, в который вошли 5500 типов товаров, они отличаются на том уровне данных, которые приводит UN Comtrade (это шестизначная классификация), почти 2000 из этих линий попадают под санкции.

«Азаттык»: Вы можете рассказать, как идет этот поток? В докладе утверждается, что, возможно, Россия обходит санкции через этот круговорот. Как эта схема работает?

Плеханов: Как эта схема работает или может работать? На самом деле в тех данных, которые у нас есть, мы этого не видим. Одна возможность - это то, что эти товары экспортируются в страны, которые выступают посредниками, и далее они могут перепродаваться в Россию. Изначальные экспортеры этих товаров об этом могут не знать. Есть также, в принципе, возможность транзита этих товаров через Россию и эти товары могут «потеряться» во время перевозки. Но у нас нет никаких конкретных примеров или данных. То, что мы видим в наших данных - это что экспорт в Центральную Азию и на Кавказ зафиксирован в данных Германии, Франции, Италии и других стран Евросоюза.

«Азаттык»: Официальная статистика Кыргызстана тоже показывает, что в прошлом году товарооборот Кыргызстана со странами ЕАЭС вырос на 32,3% по сравнению с 2021 годом. Из этого объема 71,4% приходится на Россию. У вас есть данные, какие товары Кыргызстан больше всего импортировал и экспортировал в прошлом году?

Плеханов: В общем и целом это товары потребительского спроса. На самом деле много товаров через Кыргызстан поступает также из Китая и Турции. Если мы посмотрим на экспортные данные этих стран, то экспорт в эти страны тоже сильно вырос.

«Азаттык»: Очевидно, что Россия восполняет свои потребности за счет импорта из «дружественных стран». Европейские источники говорят, что объемы российского импорта уже практически вернулись к довоенным, несмотря на наложенные Евросоюзом и странами G7 санкции. Насколько значителен удельный вес Кыргызстана или других стран Евразийского экономического союза в общем импорте России?

Плеханов: Действительно, мы видим, что к июлю и августу 2022 года объемы импорта в том числе тех товаров, на которые частично наложены санкции, по данным стран-экспортеров, приблизился или вернулся к досанкционному уровню. Что касается транзита или возможного транзита через страны Центральной Азии и Кавказа, то это примерно несколько процентов, около 5% (может, немного больше к концу лета), от падения прямого экспорта из стран Европы и США. То есть это относительно небольшая величина для общего импорта России. Гораздо больше переориентация произошла в прямой торговле с Китаем, в первую очередь, также с Турцией и некоторыми другими странами. То есть, грубо говоря, импорт из Китая вырос сильно. И вырос особенно за счет товаров, по которым частично или полностью введены санкции.

«Азаттык»: Власти Казахстана недавно заявили, что они принимают меры, чтобы избежать любых возможностей для уклонения от санкций со стороны российских или даже любых иностранных компаний. Власти Армении и Кыргызстана тоже не признают, что они способствуют торговле в обход западных санкций. Как вы считаете, насколько власти этих стран осведомлены об этих тенденциях в торговле с западными странами и Россией?

Плеханов: Это сложный вопрос. Я думаю, его лучше задать напрямую властям этих стран. В принципе, то, что мы видим в наших данных, это торговляежду западными странами, экспорт из западных стран на Кавказ и в Центральную Азию. С точки зрения санкций, эта торговля не подпадает под них. У экспортеров есть выражение know your customer – «знай своего потребителя». Если они знают своего потребителя и уверены, что это реальная торговля, которая идет в эти страны, то они выполняют принцип know your customer. То что происходит с торговлей дальше - у нас нет данных такого же качества. Мы можем об этом только догадываться.

«Азаттык»: Вы говорите, что ваше исследование основывается на данных европейских стран. Знают ли в этих государствах, что товары, которые экспортируются в страны Центральной Азии и Армению, могут попасть в Россию?

Плеханов: Я думаю, что в некоторых случаях, это действительно bone fide (ред. - добросовестные, реальные) транзакции со странами Кавказа и Центральной Азии. В некоторых случаях, думаю, что у компаний-экспортеров могли возникнуть разумные подозрения по поводу объемов товаров, которые они экспортируют. На этот вопрос очень сложно ответить с теми данными, которые у нас есть. Потому что экспорт происходит на уровне отдельной компании. Она должна оценить принципы know your customer. Она должна составить мнение о том, что это bone fide экспорт или в нем есть что-то подозрительное. С теми данными, которые у нас есть, на этот вопрос ответить сложно. Но в общих объемах, я думаю, к настоящему времени есть много информации, есть много данных по тому, что экспорт многих товаров в Центральную Азию и на Кавказ вырос настолько, что это очень сложно объяснить какими-либо другими факторами.

Bone fide означает, что если я экспортирую компьютеры, допустим в Кыргызстан, то я знаю что там есть фирма, которая торгует этими компьютерами или фирмы, которые используют эти компьютеры и у меня нет оснований думать, что эти компьютеры идут куда-либо еще.

«Азаттык»: Западные страны и средства массовой информации все чаще стали обращать внимание на рост товарооборота между странами Центральной Азии и Россией. Недавно Bloomberg написал, что Россия может покупать микрочипы в обход санкций через Турцию, Казахстан и ОАЭ. Насколько высок риск такой торговли? Не столкнутся ли страны Центральной Азии со вторичными санкциями?

Плеханов: Вопрос о вторичных санкциях сложный. Я думаю, что пока о вторичных санкциях речь не идет. Но, безусловно, хотелось бы отметить, что эта торговля, логистические и финансовые услуги, которые связаны с этой торговлей - это большая часть того экономического бума, который мы наблюдаем в странах Центральной Азии и Кавказа. Собственно, с этого наша работа началась. И вряд ли можно предполагать, что это долгосрочная модель развития. Мы думаем, что это будет относительно краткосрочное явление. Поток может уменьшиться или перестать расти. Для экономического роста важен рост этого потока.

«Азаттык»: Какие уроки должны страны Центральной Азии извлечь из этой ситуации?

Плеханов: Это опять же вопрос, на который с теми данными, которые у нас есть, сложно ответить. Но, безусловно, странам Центральной Азии и Кавказа, не стоит полагаться на эту логистическую нишу и эту посредническую торговлю как модель среднесрочного или долгосрочного развития. Экономическое развитие должно двигаться другими факторами.

«Азаттык»: Можно ли сказать, что страны Центральной Азии играют роль посредника между Россией и Китаем? Помогает ли регион китайским товарам дойти до России?

Плеханов: Мы, безусловно, это видим в данных. Экспорт Китая и Турции в эти страны тоже сильно вырос. И на самом деле объем посреднической торговли, которая идет из Китая и Турции, схож или даже превышает объем посреднической торговли, который идет с Запада. Но здесь опять же мы говорим, что Кыргызстан или Казахстан являются посредниками. Но реальными посредниками являются индивидуальные фирмы и индивидуальные предприниматели в Кыргызстане и Казахстане. Почему эта торговля имеет место? На это тоже могут быть отдельные объяснения. Это может быть связано, например, с трудностями проводить платежи напрямую между Россией и другими странами. Если эта торговля идет через посредника, то может быть легче проводить платежи между Россией и этим посредником, между посредником и странами-экспортерами.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG