Ссылки для упрощенного доступа

26 июля 2024, Бишкекское время 01:29

«В школе внедряется милитаризация». Как российских учителей привлекают к пропаганде войны


В Новосибирске прокуратура возбудила дело против частного «Новоколледжа». Как рассказал его основатель Сергей Чернышов, в работе учебного заведения прокуратура нашла формальные нарушения, но реальной причиной проверки стало отсутствие в программе «Разговоров о важном». Сумма штрафов, которую, вероятно, придётся заплатить учреждению, примерно равна стоимости нового компьютерного класса.

О том, как власть заставляет учителей участвовать в пропаганде в школах, рассказал «Настоящему Времени» глава «Новоколледжа" Сергей Чернышов.

Настоящее Время: Расскажите вашу историю. Кто и когда пришёл с проверкой в ваш колледж и после чего?

Сергей Чернышов: К нам периодически приходят со всякими проверками, как и во все образовательные учреждения, в этом нет ничего особенного. Просто последняя проверка была масштабная: восемь человек из министерства образования. Мы до конца не знаем о причинах этой проверки — нам о них не сообщили. Нам сказали, что это постановление военного прокурора. Скорее всего, мы полагаем, это жалоба одного местного активиста, которому мы чем-то идеологически не угодили.

Настоящее Время: Как он о вас узнал?

Сергей Чернышов: У нас же публичная организация, я довольно публичный человек. В этом нет ничего сверхсекретного. Читает, возмущается, как и вся возмущённая общественность.

Настоящее Время: То есть, условно, речь шла о каких-то ваших антивоенных высказываниях?

Сергей Чернышов: Не условно, а совершенно точно она о них и шла.

Настоящее Время: Можете описать подробности? На вас три административных дела?

Сергей Чернышов: Да. Во-первых, административные дела не на меня, а на колледж.

Во-вторых, это административные дела, связанные с работой по адресу, не указанному в лицензии, с паспортом безопасности — есть такая штука в российских школах и колледжах.

В-третьих, уже вылетело из головы: там какая-то такая формальность, нарушение, которое всегда происходит в любой школе.

Справедливости ради надо сказать, что решение о штрафах принимает суд, а суда ещё не было. Поэтому, может быть, суд встанет на нашу сторону. Можно же такое представить?

Настоящее Время: Вы можете подробнее описать, что происходит в российской системе школьного образования? Эти «разговоры о важном» — это единственная история, которую власти сейчас навязывают школам?

Сергей Чернышов: В российской системе образования происходит отход от многообразия, которое декларирует наш российский закон об образовании, к единообразию. То есть всех закатывают под одну гребёнку, в один асфальт. Вводят единые программы по литературе, по истории. Вот эти все «разговоры о важном» — это же не просто факт, там же ещё есть единая программа. Они хотят, чтобы во всех школах страны в один день по понедельникам первым уроком, как в романе Замятина «Мы»: каждый день мы встаём и идём. В общем, идеальное видение российской школы — это такая антиутопия, в которой все от Калининграда до Владивостока занимаются по одним программам одинаково и одинаково любят партию и правительство. Это такая антиутопия, так не бывает.

Кроме того, в школе внедряется милитаризация — все эти российские движения школьников, все эти юные армейцы, все поднятия флагов, все «разговоры о важном». Разнос повесток, естественно, это массовое явление, по крайней мере в нашем регионе. Это вообще какая-то дичь, на мой взгляд.

Настоящее Время: Вот эти «разговоры о важном» должны вести все школьные учителя в каждом классе по всей стране?

Сергей Чернышов: Не все, а кого школа выделит. Но вообще — да, в каждом классе по всей стране каждую неделю по единым программам.

Настоящее Время: То есть это типа классного часа, но только про войну?

Сергей Чернышов: Это типа классного часа, только программа этого классного часа утверждена и посвящена понятно чему. Шаг вправо, шаг влево — расстрел. Кроме того, надо же отметить, что это формально необязательная процедура, это просто рекомендация. Поэтому то, что мы это не проводим, это не является противозаконным. Это необязательно — мы этого не делаем.

Настоящее Время: Как школам это раздавали — на уровне районных отделов образования?

Сергей Чернышов: Надо сказать, что всё, о чём мы говорим, формально является рекомендацией: и поднятие флага, и раздача повесток, и «разговоры о важном». Пишется письмо министерством просвещения Российской Федерации, а там говорится: «Рекомендуем вам такое проводить». Понятно, что для государственных школ это добровольно-принудительная рекомендация.

Настоящее Время: А то, что в том числе в учебниках истории убираются упоминания Украины, Киева как столицы Киевской Руси, вы можете подтвердить?

Сергей Чернышов: Да, действительно убираются. С другой стороны, я буквально недавно читал в учебнике по истории для старших классов — там уже присутствует раздел о так называемой специальной военной операции, где вполне в духе российской пропаганды в учебнике истории описывается, что мы боремся с мировым нацизмом, героически сражаемся, обороняем исторические корни нашей великой родины. Примерно так там это написано.

Настоящее Время: Насколько этот раздел масштабный?

Сергей Чернышов: Из того, что я читал, — семь-восемь страниц. Для учебника это очень много.

Настоящее Время: Тех, кто не согласен проводить уроки «Разговоры о важном», стараются увольнять?

Сергей Чернышов: Надо сказать, что несогласие бывает разное. Бывает открытое несогласие. И такого, кроме нашей позиции, в публичном поле я не встречал. А бывает тлеющее несогласие, когда директор или учитель говорят: «Конечно, мы это проведём, но только мы там будем изучать природу родного края или какого-нибудь местного героя Великой Отечественной войны». То есть фактически это такой тихий саботаж этой инициативы. Такое тоже есть. И такое, скорее всего, носит массовый характер. Я согласен с «Альянсом учителей», что, вполне вероятно, этим занимаются десятки тысяч, возможно, сотни тысяч учителей. Но, поскольку это саботаж и поскольку мы делаем вид, что ничего не происходит, все делают вид, что ничего не замечают, органам регулирования в образовании же в основном фиолетово, чем занимаются школы: им главное, чтобы шума не было. Как говорил один наш классик: «Грех не беда — молва не хороша». «Шума нет — и все нормально, а что они там делают, нам всё равно».

XS
SM
MD
LG