Ссылки для упрощенного доступа

18 Август 2017, Бишкекское время 09:16
Четыре года, два месяца и двенадцать дней

Визит президента Алмазбека Атамбаева в Брюссель пришелся на промежуток между саммитом ШОС в Бишкеке и саммитом ОДКБ в Сочи, где активно обсуждалась тема “Афганистан-2014”. У Атамбаева сентябрь вообще стал месяцем важных встреч.

Президент и до этого совершал визит в Берлин, но все же это было первое серьезное знакомство с главами институтов Евросоюза с тех пор, как Атамбаева избрали главой государства. В отличие от экс-президента Розы Отунбаевой, нынешнего руководителя Кыргызстана часто укоряют, что он фактически игнорирует Запад.

После успешного бишкекского саммита ШОС Атамбаев пребывал в приподнятом настроении, был явно уверен в себе. Это задавало тон всем встречам. Как я узнала потом, визит в Брюссель был запланирован задолго до того, как была назначена дата саммита ШОС в Бишкеке. Так или иначе, Атамбаев комфортно чувствововал себя в бельгийской столице, переговорив до этого с президентами государств-членов ШОС.

Свое 57-летие Атамбаев встретил между встречами с председателем Европарламента Мартином Шульцем, председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу, председателем Евросовета Херманом ван Ромпеем.

Глава Кыргызстана успел вкусно пообедать с Верховным представителем по иностранным делам и политике безопасности Европейского союза баронессой Кэтрин Эштон и в заключении встретился с генеральным секретарем НАТО Андерсом Фог Расмуссеном. Встречи не укладывались в регламент, растягивались на час-полтора.

Немного искренности для Европы

Работа журналиста в пуле – самое скучное занятие в мире. Сначала ты ждешь рукопожатия лидеров. Они улыбаются на камеру, каждый возле флага своей страны. Потом уходят разговаривать в кабинет, куда тебя не пускают. Наконец, выходят, и говорят очевидные вещи, и чаще всего на вопросы журналистов не остается времени. Вот и вся работа.

Но важно другое – атмосфера и тональность всего, что происходит вокруг. В тот день Алмазбека Атамбаева встречали с обычным холодным дружелюбием, было заметно, что встреча с ним “забита” в программу дня, и все должны соблюсти формальности. У Атамбаева было торжественное настроение, он был сдержан, но и по нему было заметно, что встречи провести нужно, но и только. Вы бы здесь не увидели таких радостных объятий, как, например, с президентом России Владимиром Путиным.

Но настоящее преображение происходило уже после самих встреч: все их участники выходили с другими, неоловянными лицами. И Щульц, и Ромпей, а особенно Баррозу с Расмуссеном. Сдержанные европейцы чуть ли не обнимали Атамбаева, перемигивались с ним, в общем, давали понять кыргызскому президенту, что очень ему рады. Дескать, приезжайте еще. Может быть, такая метаморфоза случилась из-за того, что у президента был день рождения, и его нужно было поздравить. Но, скорее всего, Атамбаев покорил их своей искренностью и прямолинейностью.

- Я, честно говоря, не ожидал, что нам удастся сделать прорыв, - подтвердил потом Атамбаев мои наблюдения.

Его стиль “рубить правду-матку” проскальзывал даже на коротких выходах к прессе после официальных встреч.

Крепкое рукопожатие с Рамуссеном, но отдаление от НАТО

На встречу с Расмуссеном Атамбаев пришел сосредоточенным и даже немножко хмурым. Именно на этой встрече президент Кыргызстана еще раз подтвердил, что ничего “военного” в ЦТП “Манас” после 2014 года не будет. Обе стороны заявили о готовности к сотрудничеству, но было ясно, что масштабных совместных проектов с НАТО в ближайшем будущем не намечается.

Президент всегда делает заяление по ЦТП очень напряженно, резко, как будто не желая оставлять пространства для маневров. Это нехарактерное поведение для современного политика. И тут виден парадокс Атамбаева: отрезать себе пути к отступлению, но странным образом укреплять этим свой авторитет. Такая честность вызывает уважение.

В сухом остатке результаты визита таковы: ЕС выделит Кыргызстану макроэкономическую помощь в 30 млн. евро. По словам президента, деньги будут поступать частями до декабря 2013 года. Еще 13,5 млн. евро Кыргызстан получит в рамках соглашения по поддержке верховенства закона в Кыргызстане.

Как сообщает пресс-служба Министерства юстиции, средства будут направлены на усиление прозрачности и подотчетности деятельности государственных и негосударственных органов, на совершенствование судебной системы.

И, наконец, и это все время подчеркивалось президентом – ЕС окажет помощь Бишкеку в организации следующих парламентских выборов в Кыргызстане в 2016 году – конференции, семинары, помощь от экспертной группы.

Удивило то, что со стороны Евросоюза не прозвучало никаких заявлений о проблемах в соблюдении прав человека в Кыргызстане. Получается, что или таких проблем совершенно нет, или Кыргызстан им малоинтересен.

Вопрос об Азимжане Аскарове, правозащитнике, обвиненном в организации массовых беспорядков во время трагических событий в июне 2010 года и приговоренного к пожизненному заключению, был поднят лишь один раз. Это сделал Мартин Шульц, как мне показалось, ради галочки. И президент еще раз повторил свою позицию, что доказательств невиновности Аскарова нет, и что он – не суд. Формальность, связанная с “правами человека”, была соблюдена.

Позже, разговаривая с местным журналистом из Европарламента, я поинтересовалась:

- Вы вообще знаете о нас, о Кыргызстане?

- Нет. Мы знаем о Казахстане и Туркменистане. Вот они интересны Евросоюзу, несмотря на ужасное состояние прав человека в этих странах. Там – нефть.

Как я разозлила президента

Президент отвечал на вопросы журналистов, рассказывал об итогах поездки. Снова спросили, сколько денег мы попросили у Евросоюза и приехал ли он за ними. Снова спросили про «Манас». Снова спросят про Азимжана Аскарова. Мы, журналисты, задающие предсказуемые вопросы, получим такие же ожидаемые ответы.

В Кыргызстане, где с 2010 года работает парламентская система, формально все выглядит более или менее правильно, но, тем не менее, наметился крен в сторону сильного президента, и слабых спикера и премьер-министра.

Я озвучила главную критику со стороны нашей неокрепшей оппозиции, что президент снова сосредотачивает власть у себя в руках. По моему мнению, в Европарламент должен был приехать спикер страны.

- Но они пригласили меня, карындашым (сестренка), - начал он.

Тон был резким. Президент разозлился. Дескать, те, кто его критикует, делают это ради собственного самопиара. Мешают работать.

- Нужно прочистить глаза, чтобы видеть и хорошее, - сердито продолжал он. Я моргала, краснела, но так и не поняла, кому нужно прочистить глаза – лично мне или кому?

Ирония состоит в том, что президент, по сути, озвучивал мне мои же собственные мысли. Накануне я написала в Фейсбуке гневный пост о том, как надоели критиканы из интернета, которым все не то, все не так.

В общем, передо мной стоял не хладнокровный оратор, а эмоциональный уставший человек, который, похоже, искренне хочет сделать что-то для страны и верит, что сделает.

- Я решил просто работать. Осталось четыре года, два месяца и двенадцать дней. Потом я уйду, - заключил немного обиженно.

Я почему-то представила сразу, как каждое утро он отрывает листки календаря.

До президента пока можно достучаться. Его слабость и сила в том, что он не чиновник. Он упорствует, чтобы не стать тем драконом из его любимой притчи, но система и история неумолимо перемалывают его. И в итоге метаморфоза все-таки может случиться. Но пока еще есть масса времени - те самые четыре года, два месяца и несколько дней.

Атамбаев абсолютно “неразбираем” на цитаты. Но журналисты упорно цитируют - целиком и по частям - его длинные “притчи”. В результате у читателей создается странное впечатление от президента. Его цитаты, вырванные из контекста и не дополненные фактами, звучат, как минимум, непонятно.

Президент отвечал на другие вопросы, и мне показалось, что я осталась в комнате одна. В какой-то момент Атамбаев сделал шаг в мою сторону:

- Не обижайся, карындашым.

- И вы не обижайтесь, но я должна была задать этот вопрос.

Я говорила много и сумбурно, но он слушал и понимал. Старался понять. И даже хохотал над моими наблюдениями о визите. Пресс-секретарь Атамбаева просил выключить камеры.

- Ваша сила в вашей искренности, не теряйте ее, - зачем-то посоветовала я ему в конце.

Все неоднозначно в политике, все неоднозначно с положением президента в нашей парламентской стране. Но именно она, искренность, дарит тот маленький луч надежды. Именно это его качество все еще может спасти Кыргызстан. И, может быть, история Кыргызстана с двумя прошедшими революциями, с одной войной в Оше, повернется в другую сторону именно в эпоху Алмазбека Атамбаева.

Часть делегации уезжала в Кыргызстан, часть готовилась уехать в Сочи. Президент с первой леди уехали на один день в Брюгге. Один день передышки в его оставшихся четырех годах, двух месяцах и двенадцати днях.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG