Ссылки для упрощенного доступа

14 июля 2020, Бишкекское время 16:31

Рептилии в Бишкеке: предвестники катаклизма или последствия карантина?


Председатель экологического движения «Алейне плюс» Эрик Шукуров.

В последнее время жители Бишкека делятся в социальных медиа фотографиями рептилий, чье число возросло за время карантина. В случае встречи с пресмыкающимися мэрия Бишкека советует по номеру 161 поставить в известность МЧС.

Действительно необычное явление для миллионного города или это результат карантина, введенного в столице? За ответом на этот вопрос мы обратились председателю экологического движения «​Алейне плюс» Эрику Шукурову.

«​Азаттык»: Что это за феномен?

Эрик Шукуров: Это даже не феномен, это событие, которое вполне объяснимо с точки зрения функционирования экосистем и живых сообществ. Животных в городе, диких животных, можно увидеть очень редко, поскольку люди почти не позволяют им свободно передвигаться по городу – они хотят этих животных сразу поймать либо убить и так далее.

Какие-то экзотичные животные вряд ли могут просто так появиться в городе, так как он расположен в зоне предгорных степей и полупустынь, и, соответственно, многие животные, забредающие из-за черты города, принадлежат этим экосистемам. В том числе рептилии, которые, бывает, заползают в город, они тоже принадлежат к таким степным и полупустынным экосистемам.

Из-за того, что город был относительно свободен, людей на улицах было мало, мало машин, животные стали чаще появляться в городе, потому что кроме людей, есть животные, которые постоянно живут в городе – крысы, мыши и так далее. Хотя многие рептилии живут в городе постоянно и во многих уголках можно увидеть этих животных.

«​Азаттык»: Есть фотографии таких животных в социальных сетях, люди сообщают, что они их видели. Означает ли это, что в данное время мы и наблюдаем именно такое явление?

Эрик Шукуров: Такое происходит не только в этот период, когда была вынужденная изоляция. Это происходит постоянно, но, в основном, по окраинам, в окружающих город новостройках и т. д. Можно увидеть разных животных. Если говорить о млекопитающих, это могут быть суслики, зайцы. Ежи у нас в городе живут постоянно, они приспособились к жизни в городе. И в этом нет ничего из ряда вон выходящего, аномального.

Это просто совпало с тем, что полтора, почти два месяца город был почти пустой, и животные стали появляться в городе. Птицы, например, как были, так и есть, нельзя сказать, что они редкие, они здесь живут постоянно – те же самые дрозды, афганские скворцы, воробьи, горлицы и другие. Это птицы, которые приспособились к жизни в городских условиях. Бывает над городом можно увидеть хищников – например, черного коршуна, ястреба, мелких соколов, некоторые виды сов.

«​Азаттык»: Если сейчас, во время карантина, горожане увидят или встретят черепах, ящериц, змей... Как им себя вести? Атаковать первыми?

Эрик Шукуров: Нет, конечно! Не нужно бояться встреч со змеями, ящерицами, потому что для них встреча с человеком — это тоже большой стресс. Они вряд ли будут сами нападать, будут просто пытаться куда-то уползти, убежать. Это человек очень часто ведет себя неразумно, думая, что он царь природы. Нужно просто понимать, что те же самые змеи при виде человека стараются быстрее уползти. Даже если змеи кусают человека, то чаще всего по причине неосторожного движения, совершенного человеком. Но это вовсе не говорит о том, что у змеи есть цель - напасть на человека и его укусить.

«​Азаттык»: А если встречаются ядовитые змеи?

Эрик Шукуров: Ядовитые встречаются очень редко, так как за много лет освоения Чуйской долины таковых почти не осталось. Основные ядовитые змеи здесь – это гадюка степная и щитомордник, который обитает, в основном, в горах, так как предпочитает каменистые склоны. Редко бывает, что какая-нибудь ядовитая змея попадет сюда, в долину, в город, разве что убежит от какого-нибудь коллекционера-любителя.

Другие змеи – полозы, например, не ядовиты. Желтопузик – это вообще ящерица, только безногая, она тоже не ядовита. Так что любое дикое животное, которое можно встретить в городе, всегда будет стараться уйти, так что бояться его не нужно. Если страшно, можно позвонить в МЧС, мэрию или Агентство по охране окружающей среды. Они могут приехать, поймать это животное и выпустить где-нибудь подальше от города.

Восточный удавчик - змея, внесенная в Красную книгу Кыргызстана
Восточный удавчик - змея, внесенная в Красную книгу Кыргызстана

«​Азаттык»: Некоторые говорят, что это может быть знаком приближающегося землетрясения. Ваше мнение на этот счет?

Эрик Шукуров: Такие факты известны. Змеи покидают свои логова и выползают из своих укрытий перед большими землетрясениями. Достоверно описан случай, когда было большое землетрясение в Ташкенте в 1966 году. Тогда аксакалы пришли к руководителям города и сказали о том, что скоро будет землетрясение и что нужно эвакуировать население из города. А те посмеялись и ответили, что все это предрассудки.

На вопрос, почему аксакалы так думают, они ответили, что выползли змеи, причем все змеи, а по времени было слишком рано для их массового пробуждения от спячки. Была середина апреля, слишком рано, но перед большим катаклизмом змеи все-таки пробудились и выползли. Это факт, что животные предупреждают о землетрясениях. Кроме змей хорошими предвестниками может быть поведение домашних животных – собак, кошек.

Где-то в Южной Америке (в Чили или в Колумбии) как-то случилось, что из города пропали все собаки и кошки, а домашняя скотина была беспокойны – коровы, например, очень громко и постоянно мычали. Так продолжалось дня два-три, и люди ничего не могли понять, пока не случилось страшное землетрясение. То есть, животные часто предупреждают, что очень скоро будут какие-то катаклизмы. В Японии, например, популярны золотые рыбки, которые начинают себя тревожно вести в случае приближающегося катаклизма.

То, что происходит сейчас у нас в городе, ни о чем таком говорить не может, потому что такое массовое поведение тех же змей происходит где-то за три-пять дней до начала беды, а у нас, насколько мне все известно, все это происходит уже больше двух недель. То, что животные стали так часто появляться в городе, говорит лишь о том, что они попали в город в период отсутствия людей.

«​Азаттык»: Скажите, насколько серьезно ученые, сейсмологи обращают внимание на такие явления как странное поведение змей, домашних животных и т. д.? Насколько это применяется в научном мире?

Эрик Шукуров: В массовом порядке, вряд ли, но в некоторых сейсмологических учреждениях, лабораториях бывает, что живут золотые рыбки или какие-то мелкие животные. Почему их не используют в науке в целях предупреждения катаклизмов? Зачастую из-за того, что руководство не хочет выделять средства на их содержание, так как нужен человек, который будет за ними смотреть, их кормить и т. д.

Биолог Эрик Шукуров
Биолог Эрик Шукуров

«​Азаттык»: Судя по реакции социальных сетей, когда появилось несколько фотографий со змеями, которые сделали обычные люди и разместили в Интернете, до паники не дошло, но люди испугались. Это произошло из-за того, что у нас нет общих знаний, мы очень мало знаем про змей, рептилий?

Эрик Шукуров: Этот вопрос нужно также адресовать нашим чиновникам от образования. Объяснение особенностей животных, животного мира зачастую не включено в программу, есть какие-то общие сведения в курсе природоведения, но они малоинформативны. Люди просто поддаются такому атавистическому страху, что это опасность.

Я много раз видел сам, как агрессивно люди вели себя по отношению к змеям. Собирались большой толпой, ловили змею, долго мучили ее, а потом зверски убивали, очень жестоко. Это все от низкого уровня образования, от недостаточного знания живой природы.

В период, когда кыргызы еще были кочевниками, они же очень хорошо знали повадки животных, они никогда не занимались тем, чтобы бесполезно убивать какое-либо животное, если это не было связано с выживанием. То есть живая природа, окружающий мир – это был дом для кочевника, и он делал все, чтобы в этом доме был порядок, всегда было чисто, аккуратно, и все существа имели равные права на жизнь.

«​Азаттык»: Раньше в Бишкеке был небольшой зоологический музей, там было немного экспонатов, а сейчас этот музей работает?

Эрик Шукуров: Музей есть, он находится в здании Академии наук. Раньше он был в помещении старого Исторического музея возле кинотеатра «Ала-Тоо», а потом его перенесли в Академию наук. Очень редко кто туда ходит, но, в общем, для людей эти чучела животных интереса, ценности не представляют.

«​Азаттык»: Насколько достоверна информация, что китайцы вывезли черепах, рептилий, и из-за этого их число резко сократилось?

Эрик Шукуров: Такие факты тоже есть. Известно, например, что какое-то время назад на Иссык-Куле вылавливали в большом количестве лягушек, которые занесены в Красную книгу. Китайским бизнесменам все равно - если животное представляет для них коммерческую ценность, они готовы дать любые деньги, чтобы получить желаемое. Местные жители на Иссык-Куле в больших количествах вылавливали этих лягушек и продавали их китайцам. Опять-таки ради наживы.

Другой пример: в некоторых трактатах по медицине какие-то органы снежного барса считаются целебными, поэтому барсов убивают. Такая стихийная торговля природными ресурсами происходит в Кыргызстане, торгуют не только животными, но также и растениями. Несмотря на существующий у нас мораторий на вырубку арчи, ее все равно вырубают, чтобы поставлять древесину зарубежным бизнесменам.

Для бизнесменов зачастую не существует такого понятия, как живая природа - если природа не приносит бизнесмену выгоду, то для него она не имеет права на существование. Это печально, но приходится это признать.

  • 16x9 Image

    Гулайым Ашакеева

    Журналист радио "Азаттык". С 2005 года сотрудничает с радио "Азаттык". Закончила Кыргызский национальный университет имени Жусупа Баласагына (Бишкек) и Университет Мира (Коста Рика).

Смотреть комментарии (3)

"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).
XS
SM
MD
LG