Ссылки для упрощенного доступа

25 февраля 2021, Бишкекское время 03:00

Огни большого города


Леонардо Ди Каприо в роли Джея Гэтсби

Реакция на фильм «Великий Гэтсби»

Пятая по счету экранизация романа любимого американцами писателя Фрэнсиса Скотта Фицджеральда «Великий Гэтсби» наделала в последнее время много шуму. Задолго до премьеры было объявлено о съемках этого фильма. И сразу же после такого объявления посыпались громкие имена. Одно за другим. Начать хотя бы с самого автора и его культового произведения, дальше был, конечно же, небезызвестный режиссер картины – австралиец Баз Лурман (известный такими фильмами, как «Мулен Руж», «Танцы без правил», «Ромео + Джульетта», «Австралия»), утвержденный на главную роль, всеми обожаемый Леонардо Ди Каприо, Тоби Магуайр, которому досталась роль повествователя истории – Ника Каррауэя и, конечно же, яблоко раздора – Дэзи Бьюкенен в исполнении Кэри Маллиган.

Когда, после громких объявлений, шумиха немного поутихла, возникла еще одна декларация – картина будет открывать кинофестиваль в Каннах. В общем, говоря о рекламе и позиционировании проекта в данном случае, слишком много сказать сложно, ибо «слишком» – это самое точно слово, которое можно подобрать, говоря о всей развернувшейся канители.

Проект заслуженно получил внимание в таких объемах, ведь в глаза тут же бросается интересная троица, которую возглавляет сам автор романа, продолжает режиссер экранизации и увенчивает, конечно же, главный герой поэтической истории – Джэй Гэтсби.

Интересно, что судьбы миллионера без роду и племени и знаменитого режиссера из Австралии до боли схожи – оба героя происходят из бедных, далеко не голубых кровей семей, оба с пеленок мечтают о грандиозной жизни, и оба становятся этакими Золушками – несколько счастливых случаев плюс титанические усилия и неординарное мышление – и имена уже красуются в газетных заголовках. Ничуть не лучше и сам Фицджеральд, любовная история которого напоминает историю Гэтсби и Дэзи. Казалось бы, такое стечение обстоятельств обязывает режиссера произвести на свет просто гениальную работу, однако, выйдя на экраны, фильм получает крайне смешанные отзывы, большинство из которых, можно охарактеризовать, как негативные.

Всеобщая критика здесь, конечно же, небезосновательна. Излишки во всей жизни Гэтсби, согласно автору, должны были работать лишь на одну цель – привлечение внимания и завоевание возлюбленной, однако, как считают критики, Лурман, в отличие от героя романа, гнался не за дамой сердца, а за молодой платежеспособной аудиторией, и явно перегнул палку. В итоге, дескать, получилась какая-то вульгарщина и безвкусица. Так то оно, может, и так, однако, в фильме есть несколько очевидных плюсов, заставивших меня отбросить всякий снобизм, и через голубые глаза Ди Каприо, взглянуть в лицо самого Лурмана, и даже – Фицджеральда.

Режиссеру картины, конечно же, прекрасно известна реакция киноведов на его работу, и тут он очень здорово спарировал: «Нападки критиков бывают практически одинаковыми по отношению к каждому из моих фильмов», — говорит Лурман в интервью для британского The Guardian. «И это не просто отстраненное разочарование. Такое ощущение, что я совершил жестокое и гнусное преступление по отношению к члену их семьи». И ведь действительно, здесь есть, к чему придраться. Во-первых, кричат буквоеды, чего было снимать фильм по такой знаменитой книге, оставили бы уже несчастный роман в покое. Дескать, американцы («тупые») написали одну известную книгу и ходят с ней, аки с иконой, делом бы лучше занялись. Да и период, вы посмотрите, какой благодатный попался – начало ХХ века, все эти прически, кутеж, джаз, яркие платья – просто грех такое не снимать! Понавтыкал саксофона и популярных личностей в кадр – и уже половина земного шара рванет в кинотеатры. И тут, конечно же, нападки будут особенно точечными: и музыка не та, и арт-деко переделали в какую-то новогоднюю мишуру, да и вообще все самое сокровенное, что есть у несчастного американского человека, сделали попсовым достоянием всей планеты. А все для чего? Правильно, чтобы самим поживиться (на нашем, понимаешь, горе).

Согласиться здесь можно со многим, однако, так же легко, все это можно оспорить. Ну поживились и поживились, а ведь, оставив чужие кошельки закрытыми, можно и признать многие очевидные достоинства картины. Давайте только разберемся.

Первое, что не может не броситься в глаза, — авторы фильма практически не отошли от текста. Моменты, созданные непосредственно сценаристом, можно сосчитать на пальцах, и потому простить режиссеру. Хотя, можно, согласитесь, и плюнуть ему за это в лицо, мол, струсил, скотина такая. Однако, некоторых недочетов тут все-таки не вычеркнуть. К примеру, то, как Лурман и Ко обыграли повествование истории Ником Каррауэем. Ну, согласитесь, ребята, психушка и алкоголизм – это уже слишком. Непривередливым нам вполне хватило бы простого закадрового голоса в качестве повествователя. А то, что руководитель съемочной группы осмелился послать героя в лечебницу (тогда как автор романа лишь вывез его из Нью-Йорка) и подписать сам роман именем Ника, стало уж слишком вычурной деталью, вполне оправдывающей выпады критиков.

Весь антураж книги австралийский режиссер решил преподнести нам в виде нарисованных города, неба и зеленого огонька. В отличие от зеленого огонька на причале дома Бьюкененов, так пронзительно горящего надеждой главного героя, все остальное разрисовывать, пожалуй, не стоило. Слишком вычурный арт-деко, отвратительное музыкальное сопровождение, шумные вечеринки, сказочное небо, пластилиновый Нью-Йорк – все это сделало из и без того яркого фильма – неудачный каламбур. Видимо, создателям картины было дано техническое задание – слово “cheesy” висело на съемочной площадке, маня Лурмана, и тот подчинился.

Что касается музыки – тут уж (и да распнет меня половина нашего славного города) вышел полный провал. Казалось бы, самые-самые яркие звезды американского шоу-биза были выбраны для саундтрэка к фильму, который возглавил нынешний король эстрады – Jay Z. Но вот тут-то Лурман и дал маху – этот элемент оказался режущим глаза минусом, даже дешевизной (как бы парадоксально это ни звучало) проекта, так называемой, последней каплей. В этом смысле у меня оставалась надежда, что кино-бригада сделает хотя бы какой-то потуг перетянуть ленту на некую грань между явным-явным мейнстримом и каким-то наличием авторства. Но, увы и ах, и тут создатели погнались за кошельками аудитории, и саундтрэки оказались элементом, вешающим на фильм безапелляционный ярлык – «попса». И действительно, фильм бы привлек внимание миллионов и без уже изрядно опостылевшей королевы поп-музыки, ее супруга и целой свиты примелькавшихся голосов.

Еще один явный минус, который я отметила для себя, – это совершенно-таки комическое изображение двух наиболее важных в фильме сцен. Например разборка Тома Бьюкенена и Гэтсби может сподвигнуть некоторых умников даже захихикать, здесь сыграл явный эмоциональный перебор Ди Каприо в компании с оператором и звуком. Однако, в этой ключевой сцене, когда герои полностью меняют свои позиции, – Джэй из победителя становится проигравшим, и принимает вид побитой собаки, а Том торжествует, –наиболее важным элементом становится даже не главный герой, а Дэзи Бьюкенен. И здесь стоит отдать Лурману и Маллиган должное, не нашатырным спиртом плачут глаза Дэзи, лицо актрисы действительно меняется. Однако, факт остается фактом, напыщенность и вульгарность ленты достигает апогея именно в трех важных сценах – встреча Гэтсби и Дэзи в доме Каррауэя, финальная разборка в отеле и смерть Гэтсби (тут уж, конечно, Голливуд взял свое, и пока глаза Ди Каприо сужаются и закрываются, его рот прохрипывает имя возлюбленной). Я – человек, прослезившийся на первой из упомянутых выше сцен, все же считаю, что не стоило превращать в шутку очень трогательные, даже слишком личные моменты книги (сразу вспомнилась Райтовская Анна Каренина, полностью обращенная в третьесортную комедию).

Фильм, настолько пышущий неоднозначными элементами, в итоге, каким-то одному Лурману известным чудом, передает атмосферу книги практически на все сто. И об это разбиваются все вышеперечисленные минусы ленты. Глаза Ди Каприо еще блестят, хотя, конечно, до знаменитого описания великой улыбки малек не дотягивают, асексуальный Каррауэй из Тоби Магуайра вышел отличной безликой тенью, о присутствии которой иногда даже забываешь, а до боли напомнившая немного блеклую Акиньшину, Маллиган отлично изобразила миссис Бьюкенен. И усомниться здесь можно только в волшебном преобразовании еврейского бутлегера Мейера Вулфшима в звезду индийского кино Амитабха Баччана. В чем тут был великий смысл, непонятно. Видимо, режиссер решил сгладить любую шероховатость исходного сюжета, и не стал выставлять на всеобщее уличение и без того несчастных евреев (хотя, фамилию все же менять не посмел). Элемент с рекламой окулиста, словно оком божьим, удался, а историю с интрижкой Ника и Джордан вполне оправданно опустили. «Книга слишком сложна, тонка и нежна для экранизации» – в один голос кричат критики, а, по мне, (и да простит меня New-Yorker) так поэтически витиеватое повествование американского классика вполне достойно красивого лица Леонардо. Отлично раскрыта идея этакого сверхчеловека, все идеи и замыслы ясны, и гнушаться остается только на слишком яркую картинку для и без того яркой книги.

В итоге фильм стал очередным помощником для ленивых школьников; очередной монетой в копилку Ди Каприо, очередными метафорами, которые как и в далеком 1925 году, когда в свет вышел роман Фрэнсиса Скотта Фицджеральда, никто не понял, и очередной трогательной, пронзительной историей любви, как зеленый огонек мелькающей в тумане бессмысленных, пустых надежд, которые в итоге и делают из каждого из нас человека. Великого человека.

Дина Карабекова, креативный директор компании "September Media"

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG